Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Жизнеописание автора книги "Хесед леАвраам"

Раби Авраам бар Мордехай Азулай (5330-5404 /1570-1644/ гг.) — выдающийся знаток кабалы.

Родился в марокканском городе Фесе, в семье потомков изгнанников из Испании — выходцев из королевства Кастилия.

Изучал Талмуд под руководством мудрецов Феса. Под влиянием книги Пардес римоним (Гранатовый сад), в которой содержалось учение выдающегося цфатского кабалиста р. Моше Кордоверо (Рамака), целиком посвятил себя изучению сокровенных разделов Устной Торы.

В 5370 /1610/ году сорокалетний р. Азулай решил переселиться в Землю Израиля.

В открытом море корабль, на котором он находился, перенес сильнейший шторм, грозивший разрушить и потопить судно. И когда чудом спасшиеся мореплаватели все же сошли на ближайший берег, временно оставив все свое имуществу на борту, ураганный ветер внезапно налетел с новой силой и, сорвав якорные канаты, унес корабль. Вместе с кораблем море поглотило рукописи р. Азулая — он утратил все свои сочинения, над которыми столько лет трудился в Марокко (Праким бетолдот Исраэль ч.2).

После длительных странствий, в 5373 /1613/ году, р. Азулай достиг обетованной Земли. Он поселился в Хевроне, так как именно в этом городе обосновалась группа кабалистов из Цфата, в распоряжении которых находились рукописи р. Моше Кордоверо. Кроме того, в Хевроне находился и р. Шломо Адани, один из ближайших учеников р. Хаима Виталя — хранителя сокровенного учения Аризаля.

Предание сообщает, что через несколько лет после смерти р. Хаима Виталя, завещавшего похоронить свои самые сокровенные рукописи в своей гробнице, р. Авраам Азулай вступил с ним в астральный контакт и, получив разрешение, извлек эти бесценные записи. Находка, сделанная р. Азулаем, послужила началом широкого распространения учения Аризаля среди кабалистов диаспоры.

В Хевроне р. Азулай создал комментарий на книгу Зоар, в котором отразил кабалистические концепции мудрецов Цфата. Комментарий получил название Кирьят-Арба (Город четырех) — эти слова были взяты из стиха Торы: «И умерла Сара в Кирьят Арбе, он же Хеврон» (Берешит 23:2). Название книги указывало не только на место, где она была создана, но и на ее структуру: комментарий состоял из четырех независимых частей.

Значительные фрагменты первых трех частей — Зоарей хама (Сияние солнца), Ор ахама (Свет солнца) и Ор алевана (Свет луны) — были впервые напечатаны уже после смерти автора: в Венеции в 5415 /1655/ году, а затем в польском городе Пшемысле в 5659 /1899/ году. Четвертая же часть книги — Ор агануз (Сокрытый свет) — была помещена в специальное хранилище и так и осталась в рукописи, поскольку содержащиеся в ней сокровенные тайны Торы не подлежали огласке.

В 5379 /1619/ году, спасаясь от эпидемии, скосившей сотни жителей Хеврона, р. Азулай перебрался в Йерушалаим, — а когда мор начался и там, укрылся в Газе. Оставаясь в этом убежище до тех пор, пока эпидемия не завершилась, он написал книгу толкований на весь Танах, озаглавив ее Баалей брит Аврам.

Название книги можно перевести двояко. Первый вариант: «союзники Аврама» — так Тора именует тех, кто помогал нашему праотцу в войне с четырьмя царями из Междуречья (Берешит 14:13, 14:24). Второй вариант: словом брит (союз) называется в Торе заповедь обрезания (Берешит 17:10-11), ставшая на все века знаком союза, заключенного между Б-гом и Авраамом (именно в связи с вступлением в этот союз, Всевышний изменил имя Аврама на Авраам. См. Берешит 17:5). И, согласно установленному мудрецами закону, каждый еврейский отец, совершивший обрезание своему сыну, благословляет Всевышнего за то, что «Он повелел ввести его (новорожденного) в союз праотца Авраама» — в этом смысле «союзниками Авраама» называются все евреи, совершившие обрезание.

Существуют свидетельства, что р. Азулай имел в виду оба этих значения. Укороченное имя «Аврам» он использовал в названии своей книги лишь временно. Ведь, хотя ко времени пребывания в Газе у пятидесятилетнего мудреца все еще не было детей, он по-прежнему уповал на то, что Всевышний дарует ему сына, — и тогда, сумев выполнить заповедь обрезания, он изменит имя в названии книги на «Авраам». И действительно: когда по завершении эпидемии р. Азулай вернулся в Хеврон, у него родились там две дочери и сын — р. Ицхак Азулай, ставший впоследствии знатоком сокровенных разделов Торы (р. Авраам Азулай назвал сына, дарованного ему в старости, Ицхаком так же, как и праотец Авраам).

Книга Баалей брит Авраам была впервые напечатана в типографии г. Вильно (Вильнюса) в 5632 /1872 / году — более чем два века спустя после смерти автора, намного опередившего свое время.

Р. Азулай создал еще целый ряд кабалистических сочинений — некоторые до сих пор остаются в рукописях, а другие были изданы после его смерти, в том числе, и в самое последнее время. Среди его вышедших из печати книг наибольшей известностью пользуется сборник Хесед леАвраам (Милосердие Аврааму), содержащий толкования на книгу Зоар.

Р. Азулай с нетерпением ждал наступления 5408 /1648/ года, когда по предсказаниям многих выдающихся кабалистов, должно было наступить конечное избавление. Комментируя одно из высказываний книги Зоар, он убежденно предрекал: «Несмотря на то, что из-за наших грехов мы уже пропустили многие сроки, предназначенные для конечного избавления, — но уж 5408 год не пройдет даром» (Ор ахама, Шмот).

Предсказанный срок и в правду «не прошел даром»: в 5408 /1648/ году началось восстание Богдана Хмельницкого, а в главной синагоге Измира (Смирны) самозваный «Машиах» Шабтай Цви произнес четырехбуквенное Имя Всевышнего, объявив тем самым, что «срок настал»…

Но самому р. Азулаю не суждено было дожить до этих бурных событий. Предание сообщает, что за день до своей смерти он молился в пещере Махпела, где похоронены праотцы. Затем, не испытывая никаких признаков болезни или недомогания, он сообщил друзьям, что ему открыли с Небес: он вскоре должен покинуть мир. Всю ночь друзья провели с ним, и он толковал для них отрывки из книги Зоар и мидрашей, раскрывая сокровенные тайны Торы. На рассвете он окунулся в воды миквы, прочел «Слушай, Израиль…» — и душа оставила его тело (Праким бетолдот Исраэль ч.2).

Он умер в Хевроне двадцать четвертого хешвана 5404 /1644/ году. Погребен в одной из пещер старинного хевронского кладбища.

Его внуком был р. Авраам Ицхаки, ставший главным раввином Йерушалаима. Прямым потомком р. Авраама Азулая был также выдающийся кабалист р. Хаим-Йосеф-Давид Азулай (Рабейну Хида).

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


Разрушение единства, раздоры и споры приводят к страшным бедствиям. Единство еврейского народа — это сила и необходимое условие нашего существования Читать дальше

Пост Эстер

р. Ури Калюжный

О чём горевать в пост Эстер? Вроде бы, всё закончилось хорошо...

Израильский теннисист оставляет игру перед наступлением Йом-Кипура

Переводчик Мирьям Нирман

На общенациональном уровне самое страшное — изгнание из Земли Израиля, а на индивидуальном — «карет» — отсечение от общей, «коллективной» души еврейского народа

Права и обязанности еврея

Журнал «Мир Торы»

Законы и обычаи еврейской традиции… Насколько они обязательны? Разве они подобны Уголовному Кодексу, и за их нарушение можно угодить в тюрьму? А за исполнение этих законов полагается награда? Кто следит, соблюдаются они или нет? И почему так много людей столь ревностно выполняют предписания еврейской традиции?

Дарование Торы 2. Взаимное поручительство

Рав Йегуда Лейб Ашлаг,
из цикла «Дарование Торы»

Статья величайшего каббалиста прошлого столетия, автора комментария «Сулам» на книгу «Зогар»

На тему недельной главы. Шмот 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Дарование Торы 1. Возлюби ближнего, как самого себя

Рав Йегуда Лейб Ашлаг,
из цикла «Дарование Торы»

Статья, посвященная сути Торы, раскрывает ее через заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Осквернение имени Всевышнего и Освящение имени Всевышнего

Раби Йосеф Герц

Недельная глава «Эмор». Комментарий главного раввина Британской империи р. Й. Герца

Жизнь как служение. Специфические черты еврейского мировоззре­ния

Рав Цви Вассерман

Понимание жизни как служения, пол­ное подчинение ему всего человеческого существа, при том, что источником и одновременно целью служения является сам Б-г — придает облику еврея уникальней­шие черты, делает его совершенной загадкой для ума, мыслящего рационально.