Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Праправнук основателя хасидского «двора» в польском городке Гура (Гура-Кальварья) р. Ицхака-Меира Алтера (Хидушей Арим).

Раби Пинхас-Менахем бар Авраам-Мордехай Алтер из Гуры (Пней Менахем; 5686-5756 /1926-1996/ гг.) — выдающийся хасидский наставник.

Праправнук основателя хасидского «двора» в польском городке Гура (Гура-Кальварья) р. Ицхака-Меира Алтера (Хидушей Арим).

Родился двадцать первого тамуза 5686 /1926/ года в местечке Полонич, возле Варшавы. Пятый сын Гурского Ребе р. Авраама-Мордехая Алтера (Имрей Эмет).

Когда он появился на свет, отцу уже было более шестидесяти лет.

Изучал Тору и хасидскую традицию под руководством отца.

В начале второй мировой войны вместе с отцом и братьями совершил алию. Занимался в хасидских ешивах Йерушалаима.

По завершении периода ученичества стал одним из ведущих преподавателей, а затем и руководителем гурской ешивы Сфат Эмет.

Он подготовил тысячи учеников, многие из которых возглавили хасидские общины и ешивы по всему еврейскому миру. К 5730 /1970/ годам гурское движение стало самым крупным хасидским движением на Земле Израиля и одним из крупнейших в диаспоре.

Р. Пинхас-Менахем был ближайшим помощником своего старшего брата р. Симхи-Бунима Алтера (Лев Симха), ставшего во главе гурского «двора» в 5737 /1977/ году.

В 5752 /1992/ году, после смерти брата, р. Пинхас-Менахем заменил его на посту Адмора.

В дни, когда он был избран главой движения, готовилась к изданию книга его хидушим (аналитических заметок) на ряд трактатов Талмуда. Р. Пинхас-Менахем немедленно отменил публикацию. Он пояснил: «Когда человек выпускает в свет подобную книгу, ее покупают, как правило, только те, кто интересуется данной темой. Теперь же, после того, как я стал Ребе, все гурские хасиды мира почувствуют, что они обязаны приобрести “книгу Адмора”. Я бы не хотел навязывать людям свои заметки…» (S. Ben David, The Gerrer Rebbe, the Pnei Menachem, Hamodia Magazine 1.3.2002, p.6).

Десятки тысяч евреев со всего мира обращались к нему за советом и благословением.

Знаток Торы, не принадлежащий к гурским хасидом, пришел к р. Пинхасу-Менахему, чтобы посоветоваться относительно сложной медицинской проблемы. У его жены развилось острое внутреннее воспаление, причину которого, врачи, несмотря на многочисленные исследования, не сумели установить. Тем временем, инфекция быстро распространялась, и состояние женщины вызывало все более серьезные опасения. Посетитель еще не закончил свой взволнованный рассказ, когда Ребе уверенно произнес: «Вам нечего беспокоиться. Никакие исследования больше не нужны — они лишь причинят дополнительные страдания вашей жене. Она, с Б-жьей помощью, скоро поправится! У нее нет никаких реальных проблем. Как это пришло, так и уйдет». Персонал больницы был потрясен, зафиксировав настолько разительное улучшение здоровья пациентки, что на следующий день она уже смогла вернуться домой (там же p.7).

В другой раз к нему обратился хасид из Нью-Йорка, у которого в течение долгих лет супружества не было детей, — и усилия медиков не принесли никаких результатов. «Ну, так чем я могу помочь?!», — удивился Ребе. В конце концов, уступив настойчивым уговорам, он дал благословение. «Б-г поможет, — произнес он. — Все будет хорошо». Несколько месяцев спустя в секретариате Ребе раздался звонок из Нью-Йорка. «Благословение Ребе осуществилось!», — пресекающимся от волнения голосом сообщил хасид. Но когда Ребе доложили об этом, он поспешил перевести разговор на другую тему (там же).

Он всеми способами уклонялся от преследовавшей его славы провидца и чудотворца, молитвы которого оказывают определяющее воздействие на реальность. Когда до него доходили неуемные восхваления, произносимые в его адрес, он пожимал плечами и недоуменно восклицал: «Я не понимаю, чего они от меня хотят?! Я всего лишь простой иерусалимский еврей!» (там же).

Порой, когда ему приходилось наставлять своих посетителей, он упоминал такие подробности, связанные с их образом жизни, о которых, как они считали, не известно никому в мире. В беседах с близкими учениками Ребе раскрывал «технологию» этого феномена: на лице человека написано все, что в нем требует исправления. «Я просто смотрю на лица своих посетителей, — пояснял он, — и произношу наставления» (там же).

Особое внимание Ребе уделял студентам ешив и молодым хасидам, помогая им направить все духовные силы на достижение совершенства в изучении Торы и служении Творцу (R. Aharon Perlow The Pnei Menachem of Gur, Hamodia Magazine 5.3.2004, p.7).

Р. Пинхас-Менахем Алтер из Гуры умер шестнадцатого адара 5756 /1996/ года. Похоронен рядом с могилой отца, во дворе гурской ешивы Сфат Эмет.

Записи его хасидских бесед объединены в книгу, получившую название Пней Менахем («Лик Менахема»).


О жизни евреев в России написано так много, что даже слишком. И, тем не менее, даже среди евреев мало кто знает о трагической доле кантонистов. А ведь и погромы — как ни страшны и бесчеловечны они не были — бледнеют перед ней. Читать дальше

Кантонисты: «Архипелаг» для еврейских детей

Валерий Каджая

О жизни евреев в России написано так много, что даже слишком. И, тем не менее, мало кто знает даже среди евреев о трагической доле кантонистов. А ведь даже погромы, как ни страшны и бесчеловечны они ни были, бледнеют перед ней.

Хaфец Хаим и кантонист

Азриэль Казаков

Как делать людям замечания, если уж делать?

Непогасшие искры 4. Субботники в Каширском уезде Тульской губернии

Неизвестный автор,
из цикла «Непогасшие искры. Пленные евреи и русские субботники»

Секта быстро распространялась, несмотря на активное противодействие церкви и гражданских властей. Последователи ее появились в Коломенском и в Серпуховском уездах Московской губернии.

О «кантонистском проекте» и его последствиях

Рав Йосеф Менделевич,
из цикла «О «кантонистском проекте» и его последствиях»

В 1827 году царь Николай I издал указ о мобилизации еврейских детей, не достигших тринадцатилетнего возраста, в русскую армию