Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Запрещено говорить любые слова, унижающие других, если унижающее заявление правдиво, оно считается лашон ара — злословием. Если оно лживо, то перед нами клевета»Раби Исроэль Меир а-Коэн, из книги «Хафец Хаим»
Основатель ешивы Поневеж в Бней-Браке, один из духовных лидеров поколения

Раби Йосеф-Шломо Каханман (Поневежер Рав; 5646-5729 /1886-1969/ гг.) — основатель ешивы Поневеж в Бней-Браке, один из духовных лидеров поколения.

Родился в литовском крае.

Прославился как илуй (вундеркинд).

С четырнадцатилетнего возраста занимался в ешиве г. Телза (Тельшая) под руководством р. Элиэзера Гордона и р. Шимона Шкопа.

Семь лет спустя он перешел в ешиву г. Новардока (Новогрудка), возглавляемую р. Йосефом-Юзлом Горовицем (Сабой из Новардока). В этот период он изучал практическую алаху под руководством главного раввина Новардока р. Йехиэля-Михла Эпштейна, автора кодекса Арух аШульхан («Приготовления к столу»).

В один из праздничных дней он отправился в г. Радин, чтобы получить благословение от р. Исраэля-Меира Акоэна (Хафец Хаим). Встреча с праведником произвела на молодого знатока Торы такое сильное впечатление, что он решил остаться в Радине, рядом с ним (R. Dovid Silber Noble lives 2, p.78).

В течение трех лет он занимался в знаменитом колеле Хафец Хаима, в котором изучались законы, связанные со служением коэнов в Храме. Его хаврутой (партнером по совместным занятиям) в Радине был один из ближайших учеников Хафец Хаима, р. Эльханан Вассерман.

В 5679 /1919/ году, в тридцать три года, р. Каханман стал раввином г. Поневежа (Паневежиса), заняв один из самых почетных раввинских тронов в литовском крае.

Он принимал активное участие в деятельности всемирной конфедерации харедимных общин Агудат Исраэль (Единство Израиля) — в 5680-х /1920-х/ годах он был депутатом литовского сейма от этой организации.

За двадцать лет, в течение которых р. Каханман стоял во главе поневежской общины, он сумел создать в этом городе крупный учебный центр, обеспечивающий законченный цикл еврейского воспитания. Наряду с ешивой и семинаром для подготовки раввинов, он основал начальную школу и мехину (подготовительные курсы при ешиве). Несколько позднее он открыл и школу для девочек — Бейт Яаков («Дом Яакова»).

Проявив выдающиеся организаторские способности, он создал в городе образцовую систему благотворительной помощи неимущим, а также еврейскую больницу и Дом престарелых.

В годы Катастрофы р. Каханман потерял жену и детей (за исключением одного сына), однако ему самому удалось остаться в живых и совершить алию на Землю Израиля.

В 5702 /1942/ году, когда войска германского фельдмаршала Ромеля еще угрожали Святой Земле, р. Каханман основал в небольшом приморском поселении Бней-Браке ешиву, которую назвал «Поневеж» — в память об евреях, погибших в литовском крае.

По свидетельству одного из его ближайших учеников р. Шмуэля Розовского, и после окончания войны р. Канахман «не мог найти покоя своей душе»: он признавался, что «видит себя сожженным среди сожженных». Он говорил о себе, как капитан погибшего корабля: «Себя я спас, а свой корабль не спас». Эта мысль «постоянно мучила его и доводила до исступления», но, вместе с тем, она же «придавала ему могучую творческую энергию созидания» — он видел свою задачу в том, чтобы «заново отстроить разрушенный мир Торы и возродить его былое величие», и ради осуществления этой цели он «самоотверженно работал на протяжении многих лет, днями и ночами, не ведая усталости и не зная отдыха» (Бесетер раам с.190).

По окончании второй мировой войны р. Каханман несколько раз возвращался в Европу для поиска еврейских сирот. Однажды ему сообщили, что в одном из польских монастырей находятся около двухсот еврейских сирот, чьи родители успели перед самым истреблением передать их своим нееврейским соседям. Р. Каханман обратился к руководителю монастыря, но тот вовсе не горел желанием возвращать евреям лишь недавно «спасенных» детей. «Подумайте, — сказал он раву, — в нашем монастыре — 800 сирот. Все они попали к нам в таком возрасте, когда ребенок ничего не помнит о своих погибших родителях. Все были крещены и получили одинаковое воспитание. Решительно нет сегодня никакого способа определить их происхождение». Монах встал, давая понять, что беседа окончена. «Прошу Вас, дайте мне одну минуту, и Вы увидите, что со всей определенностью я смогу указать, кто из них из еврейской семьи». По указанию настоятеля всех монастырских детей собрали в общей зале. Рав Каханман поднялся на возвышение и увидел восемьсот одинаковых серых ряс, восемьсот стриженных затылков и восемьсот пар глаз, взирающих на него с одним и тем же безучастием. Все эти минуты он не переставал молить Всевышнего, чтобы Тот послал ему идею и удачу. Рав прикрыл глаза правой рукой и громко провозгласил: «Шма, Исраэль! Г-сподь наш Б-г, Г-сподь Един!» И в ту же секунду со всех сторон огромной залы к нему с криком «Мама, мама!!» рванулись десятки рыдающих «монашков». Их подсознание хранило образ родного дома и мамы, учившей их произносить перед сном Шма, Исраэль! «Забирайте их, — сказал ошеломленный настоятель, — они ваши».

Вокруг своей ешивы в Бней-Браке Р. Каханман создал целый «городок Торы», включающий в себя многочисленные образовательные и благотворительные учреждения — в том числе, просторный студенческий городок, колель для семейных знатоков Торы, интернат для сирот, выживших в огне Катастрофы, и т.п.

Рав сумел привлечь в ешиву ведущих преподавателей, прибывших из Литвы и Польши: например, машгиахами ешивы стали такие духовные лидеры движения Мусар, как р. Элияу Деслер (Михтав миЭлияу) и р. Йехезкель Левинштейн (Ор Йехезкель).

К началу 5720 /1960/ годов ешива Поневеж стала одной из самых крупных и авторитетных в еврейском мире.

В 5727 /1967/ году р. Каханман создал филиал своей ешивы в г. Ашдоде — это отделение ешивы он назвал «Гродно», желая увековечить память о своем наставнике р. Шимоне Шкопе, возглавлявшем перед войной знаменитую ешиву в белорусском городе Гродно.

Р. Йосеф-Шломо Каханман умер двадцатого элуля 5729 /1969/ года в Бней-Браке — ему было восемьдесят три года.

 

Заповедь вешать мезузы дана в Торе дважды: «Напишешь их (слова Торы, входящие в текст свитка мезузы) на дверных косяках твоего дома и на твоих воротах». Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 11. Законы мезузы

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Искусство святого письма

Журнал «Мир Торы»

Арье Зильберштейн родился в 1973 году в Днепропетровске. В 1990 году, окончив среднюю школу, приехал в Израиль, поступил учиться в ешиву «Швут Ами». Искусству софрута учился на специальных курсах у рава М. Ханина, организованных при ешиве «Швут Ами». Отслужил в израильской армии в качестве софера. (Арье Зильберштейн был единственным софером срочной службы в истории израильской армии). В 1997 году женился. С 1999 по 2001 преподавал в Минском отделении еврейской религиозной организации «Эш а-Тора». После этого работал в преподавателем в Московском колеле «Тора миЦион». В 2006 году по его инициативе в Москве открылся «Сойфер Центр», который он возглавил. Сейчас Арье Зильберштейн продолжает руководить работой этого центра, а также является координатором религиозных программ в Конгрессе еврейских религиозных организаций и объединений в России.

Мезуза на косяках сердца

Арье Лев,
из цикла «Еврейские притчи»

Каждый день, произнося молитву «Шма, Исраэль…», мы читаем в первой ее части о заповеди установления мезузы на косяках дверей дома

Это Б-г мой 19. Одежда и жилище

Герман Вук,
из цикла «Это Б-г мой»

В разные эпохи и в разных странах у евреев были приняты — и сейчас приняты — различные типы головных уборов.