Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения

Раби Йосеф-Зундель бар Биньямин Салант (5546-5626 /1786-1866/ гг.) — выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения.

Родился в Литве.

Учился в Воложинской ешиве под руководством ее основателя р. Хаима из Воложина.

Был ближайшим и любимым учеником р. Хаима. Современники называли р. Йосефа-Зунделя «пе шлиши леГаон» (третьи уста от Гаона) — имелось в виду, что все учение, которое Виленский Гаон передал из уст в уста р. Хаиму из Воложина, р. Хаим передал своему любимому ученику р. Йосефу-Зунделю (Сарей амеа 2:29-30; Гдолей адорот).

После смерти р. Хаима, последовавшей в 5581 /1821/ году, тридцатипятилетний р. Йосеф-Зундель покинул пределы Российской империи и отправился в польский город Познань, находившейся на территории, присоединенной к Пруссии — здесь он стал учеником выдающегося законоучителя и праведника р. Акивы Эйгера.

В кругу учеников р. Акивы Эйгера он сблизился с двумя друзьями, р. Цви-Гиршем Калишером и р. Элияу Готмахером, впоследствии ставшими родоначальниками поселенческого движения Хибат Цион («Любовь к Сиону»).

Возвратившись в Литву, р. Йосеф-Зундель поселился в г. Саланте (Салантае), недалеко от прусской границы, и целиком посвятил себя изучению Торы.

Его жена держала магазин тканей и зарабатывала на пропитание семьи, чтобы р. Йосеф-Зундель мог всецело отдаваться учению. Лишь несколько раз в год он по просьбе жены совершал поездки на ярмарку, чтобы закупить большие партии тканей. И во время деловых поездок он не прерывал своих занятий, потому что знал Талмуд и ряд других основополагающих книг наизусть.

На ярмарках особенно ярко проявлялся стержень его натуры — стремление помочь другим. Он помогал торговцам разгружать их телеги, а затем загружать их купленными товарами. Он поил коней, долгими часами дожидавшихся своих хозяев, и специально для этого носил воду ведрами из колодца (Сарей амеа 2:29).

Р. Йосеф-Зундель никогда не облачался в одежды, характерные для законоучителей и знатоков Торы, — он носил одежду простолюдина, и его часто принимали за извозчика или бедного ремесленника.

Рассказывают, что однажды он путешествовал на подводе с компанией еврейских купцов из города Мемеля (Клайпеды). По одежде они приняли р. Йосефа-Зунделя за нищего, переходящего из города в город, — и чтобы скоротать время, они всю дорогу подшучивали над ним. Ночью на постоялом дворе разгоряченные вином купцы разыскали «нищего», уснувшего на лавке в углу, и, желая поразвлечься, стали дергать его за длинные пейсы и бороду. Р. Йосеф-Зундель проснулся, но не открывал глаз, сказав себе: «Пусть евреи немного повеселятся — от меня не убудет!».

Спустя некоторое время р. Йосеф-Зундель посетил Мемель, чтобы навестить там одного известного раввина, — и все евреи города устроили ему торжественную встречу. Мемельские купцы узнали его и поспешили с извинениями. «Простите нас, наш наставник, мы не знали, что это Вы…». «В моем сердце нет, Б-же упаси, никакой обиды на вас, — сказал он. — Я тогда и я сам был рад доставить вам несколько приятных минут. Но на будущее, пожалуйста, относитесь бережнее к достоинству бедного человека» (Сарей амеа 2:30).

Несмотря на бедность, р. Йосеф-Зундель изыскивал средства для приобретения книг, необходимых ему для занятий. Однажды, в разгар зимы, он продал свое единственное пальто, чтобы купить две новые книги, принесенные книгоношей в Салант. «Эти книги будут согревать меня сильнее, чем пальто», — объяснил он своим домашним (там же 2:32).

В этот период его ближайшим учеником стал юный Исраэль Липкин (р. Исраэль Салантер), который, женившись в возрасте двенадцати лет, также поселился в Саланте.

Рассказывают, что изо дня в день юноша тайно следовал за р. Йосефом-Зунделем, который имел обыкновение уходить из города в ближайшую рощу и там изучать этический трактат Месилат йешарим («Путь праведных»), посвященный работе человека над своим характером. Юноша с трепетным обожанием следил за каждым движением мудреца, у которого он бы очень хотел учиться. Однажды р. Йосеф-Зундель заметил, что кто-то наблюдает за ним, и раскрыв тайное убежище юноши, предложил ему заниматься вместе (Сарей амеа 2:35).

Спустя много лет р. Исраэль Салантер писал, что его наставник, р. Йосеф-Зундель, «был подобен лестнице, установленной на земле, а вершиной достигающей неба» — для посторонних глаз он казался человеком из толпы, озабоченным своими мелкими делами и поиском пропитания, но при более близком знакомстве под обличием простолюдина открывался выдающийся мыслитель, праведник и знаток Торы (там же 2:37).

По признанию р. Исраэля Салантера, основавшего этическое движение Мусар, подлинным родоначальником этого движения был именно р. Йосеф-Зундель — ведь большинство методов духовной работы, которые р. Исраэль Салантер впоследствии сделал достоянием всего еврейского мира, он воспринял от своего наставника. В свою очередь, р. Йосеф-Зундель развивал тот подход к воспитанию и обучению, который был разработан в ешивах его учителей — р. Хаима из Воложина и р. Акивы Эйгера, а еще раньше — в доме учения Виленского Гаона (Гдолей адорот; Р. Дов Элиах, Агаон с. 238).

По свидетельству р. Исраэля Салантера, основой изучения Торы для р. Йосефа-Зунделя «являлся вдумчивый поиск практических выводов». Он углубленно изучал Талмуд, кодексы Арбаа Турим и Шульхан Арух, книги всех законоучителей последующих поколений — но особенно углубленно он исследовал книгу Биур Агра, содержащую законодательные выводы Виленского Гаона. «Когда р. Йосеф-Зундель изучал какой-либо параграф кодекса Шульхан Арух, — писал р. Исраэль Салантер, — он подходил к делу так, будто столкнулся с подобным вопросом на суде: он тщательно взвешивал все аргументы и контраргументы, а затем выносил окончательное алахическое решение. Вслед за этим он повторял все изученное множество раз, чтобы всецело овладеть материалом. Все его исследования — и в Писании, и в Талмуде, и в мидрашах, и в кабалистической книге Зоар — в конечном итоге сводились к поиску ясного ответа на вопрос: как практически поступить в той или иной жизненной ситуации. Но еще большее внимание он уделял исправлению качеств своего характера и “обязанностям сердца” (т.е. внутренней духовной работе)» (Сарей амеа 2:37).

В 5598 /1838/ году, в возрасте пятидесяти двух лет, р. Йосеф-Зундель, наконец, осуществил мечту своей молодости — он переехал вместе с семьей в Землю Израиля и поселился в Йерушалаиме.

К моменту его прибытия в ашкеназской общине возобладало решение покинуть святой город из-за нестерпимых притеснений со стороны арабов — р. Йосеф-Зундель убедил евреев остаться; он сумел реорганизовать и укрепить общину, увидевшую в нем своего нового духовного лидера. Он был признан высшим алахическим авторитетом Земли Израиля — к нему обращались со спорными вопросами не только представители ашкеназской общины, но и сефардской.

Р. Йосеф-Зундель согласился выполнять функции главного законоучителя лишь на том условии, что не будет получать вознаграждения за свою деятельность, — на протяжении всей жизни он избегал извлекать материальную выгоду из своих познаний Торы (Везэ шаар ашамаим с. 212).

В 5601 /1841/ году, когда в Йерушалаиме поселился его зять — р. Шмуэль Салант, р. Йосеф-Зундель сразу же переложил обязанности главного законоучителя на него, а сам целиком погрузился в изучение Торы, занимаясь в первой ашкеназской синагоге Менахем Цион, возведенной за год до его прибытия в святой город.

А когда знатоки Торы обращались с самыми сложными вопросами по-прежнему к нему, р. Йосеф-Зундель не отвечал им прямо, но начинал углубленно изучать вместе с ними Шульхан Арух и другие книги — до тех пор, пока они сами не находили ответ на волнующий их вопрос (там же с. 230).

Р. Йосеф-Зундель использовал для изучения Торы не только весь день, но и значительную часть ночи.

Однажды у него спросили, как он может так мало спать. «У каждого человека свой темп жизни, — улыбаясь, ответил он. — Есть люди, привыкшие ходить быстро: за час такой человек может преодолеть расстояние, на которое другому потребуется три часа. Есть люди, которые привыкли есть быстро, а есть привыкшие кушать медленно… Так вот, я привык быстро спать» (Сарей амеа 2:29).

И в Йерушалаиме, так же, как и в Литве, р. Йосеф-Зундель одевался крайне скромно и просто, всячески затушевывая свой статус духовного вождя поколения.

Однажды, когда он проходил мимо колодца, пожилая женщина приняла его за бедняка, ищущего работу, — она попросила его начерпать воды, обещав соответствующую, грошовую, плату. Р. Йосеф-Зундель охотно согласился и проворно выполнил всю работу. Однако у женщины не оказалось мелкой монеты, и она обещала заплатить ему в другой раз. Через несколько дней женщина узнала, что ее «работником» был глава всех мудрецов Йерушалаима, — и пришла извиняться. «Ну, за что тут можно просить прощения?! — возразил ей р. Йосеф-Зундель. — Наоборот, я должен поблагодарить тебя за то, что мне представилась возможность выполнить такую важную заповедь — помочь другому еврею» (там же).

Р. Йосеф-Зундель отличался удивительной силой веры и упования на Творца мира.

Он говорил: «Тому, кто отдает все свои силы изучению Торы, не следует беспокоиться о пропитании, — он может быть уверен, что Всевышний обеспечит его всем необходимым; и возможно даже, с потолка в его доме станут падать золотые динары».

Когда р. Йосеф-Зундель не сумел найти в маленькой общине Йерушалаима жениха для своей младшей дочери, он сказал: «Я отдам ее в жены первому же юноше, который приедет из Литвы». И вот, с первым кораблем прибыл небрежно одетый молодой человек с лицом простака. Р. Йосеф-Зундель спросил его, из какой он семьи, но юноша уклонился от прямого ответа. Так же неопределенно он ответил на вопрос, в какой ешиве он учился в Литве. Тогда р. Йосеф-Зундель спросил: согласен ли вновь прибывший взять в жены его дочь. «Да!» — ответил молодой человек. За несколько дней до свадьбы открылось, что жених, р. Натан-Нотэ Ноткин, не только происходил из семьи прославленного мудреца р. Арье-Лейба Гинцбурга, автора книги Шаагат Арье («Рычание льва»), но и сам был выдающимся знатоком Торы, скрывающим свой высочайший духовный уровень под обличием простолюдина — как всю жизнь поступал и р. Йосеф-Зундель (Маасей авотейну, Шофтим).

Перед свадьбой р. Йосеф-Зундель обещал жениху, что на первый год он возьмет на себя всю заботу о пропитании молодой семьи, чтобы р. Натан-Нотэ мог спокойно изучать Тору. Узнав об этом, жена р. Йосефа-Зунделя, Ривка, недоуменно спросила: как он мог обещать пропитание другим, если сам живет в такой нищете. «Я ведь сделал это, чтобы юноша мог учиться, — пояснил р. Йосеф-Зундель. — Посмотри, вот у нас большой глиняный кувшин из-под винного уксуса. Наливай в него каждый день воды — и Тот, Кто повелел вину превращаться в уксус, и воде прикажет стать уксусом. Продавай этот уксус, и на вырученные деньги будем содержать молодых». И в заслугу чистой веры р. Йосефа-Зунделя такое превращение происходило в его доме изо дня в день — в течение года (Сарей амеа2:35; Гдолей адорот).

Р. Йосеф-Зундель Салант умер третьего хешвана 5626 /1866/ года — во время эпидемии холеры, вспыхнувшей в Йерушалаиме.

Перед смертью он завещал, чтобы над его телом совершили все четыре казни, установленные Торой: побиение камнями, удушение, отсечение головы и сожжение, а затем проволокли останки до кладбища по земле — он хотел, чтобы эти казни и унижение искупили его прижизненные грехи. Р. Йосеф-Зундель также потребовал, чтобы на надгробном камне не писали никаких восхвалений и титулов — только имя.

Служащие Хевры кадиши со слезами выполнили его последнюю волю (Гдолей адорот).

С разрешения издательства Швут Ами


Что такое вера? И если Иудаизм — это вера, то надо просто верить — сказать себе, что я верю и всё, или — это что-то сверхъестественное, чего нам не понять? Читать дальше

Верю, потому что разумно!

Рав Моше Пантелят

Если вера — это чувство, можно ли приказать чувству? Разве можно человеку приказать любить?

Иудаизм о вере

Рав Эльхонон-Буним Вассерман

Рав Эльхонон Вассерман об отношении иудаизма к вере и безверию

Мир верующего

Рав Шломо Вольбе

События Шестидневной войны заставили многих светских евреев задуматься и начать интересоваться своими корнями, искать ответы на сложные вопросы в еврейской традиции. В государстве Израиль впервые началось массовое движение тшувы. Предлагаемая вашему вниманию книга представляет собой собрание газетных статей и лекций рава Шломо Вольбе, благословенна память о праведнике, адресованных офицерам, жителям кибуцев и ученикам первых ешив для «баалей тшува»1. Сборник был опубликован анонимно, как и все остальные труды рава Вольбе, кроме «Алей Шур». Первоначально книга называлась «Бейн шешет ла-асор» — «Между шестью и десятью». Это первый перевод книги на русский язык, сделанный специально для журнала «Мир Торы»

Первая заповедь

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

Что на самом деле произошло у горы Синай?

Основные принципы еврейской веры

Рав Цви Вассерман

Лекция, прочитанная на подпольном семинаре в Ленинграде в 1980 г.

Израиль и человечество 3. Цикличность: зависимость от Всевышнего и собственная значимость

Рав Рафаэль Айзенберг,
из цикла «Выживание. Израиль и человечество»

Точно так же, как ребенок стремится освободиться от взрослых, но возвращается к зависимости, терпя провал, цивилизованный человек пытается освободиться от Б-га до тех пор, пока неудачами неминуемо не будет возвращен к исходной точке. Подобно тому, как чередование зависимости и независимости ведет к более высокому уровню понимания и зрелости отдельной личности, поднимающаяся спираль человеческого развития ведет к более высокому уровню Б-госознания. Эти три этапа познания формируют основу чередующейся схемы зависимости и независимости, которая характеризует историю человечества в целом.

Средство достижения успеха

Рав Александр Кац,
из цикла «Взываю к тебе»

Что скрыто под маской?

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Если все исходит от Б-га, если весь мир отражает Его волю, то имеет ли смысл деятельность человека, все, что он совершает в этом мире?