Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Есть люди, полные раскаяния, и тем не менее, наши благословенной памяти мудрецы называют их злодеями. За что? За то, что истина не служила им единственным ориентиром.»Рав Исраэль Салантер
Выдающийся исследователь Талмуда, один из духовных лидеров поколения. Родился в местечке Глубоком, входящем в Виленскую губернию.

Раби Йеошуа-Айзик бар Йехиэль Шапиро (р. Айзиль Хариф из Слонима; 5561-5633 /1801-1873/ гг.) — выдающийся исследователь Талмуда, один из духовных лидеров поколения.

Родился в местечке Глубоком, входящем в Виленскую губернию.

Когда мальчику исполнилось девять лет, отец, желая обучить его ремеслу, отвез в Минск, к своему другу-часовщику. Однако, оказавшись вдали от родителей, мальчик плакал целыми днями: он отказывался заниматься ремеслом, утверждая, что хотел бы целый день учить Тору. Часовщик отвел ребенка в минскую ешиву, чтобы там проверили серьезность его намерений. Каково же было удивление часовщика, когда после экзамена глава ешивы заявил ему, что мальчик уже является глубоким знатоком Талмуда и что у него «мозг гения» — поэтому его место не в ешиве, а в доме учения, среди взрослых.

Девятилетний Айзиль начал заниматься в знаменитом минском доме учения Блюмкес клойз и вскоре прославился под именем «илуй миГлубока» (вундеркинд из Глубокой).

Одаренного мальчика взяла в свой дом состоятельная женщина Ривка Блюмкес (происходившая из семьи основательницы Блюмкес клойза) и заботилась о нем, как о собственных детях (Сарей амеа 6:4).

В двенадцать лет р. Айзиль женился на дочери одного из почтенных членов минской общины р. Ицхака Фейна — поселившись у тестя, он продолжил углубленные занятия Торой.

После того, как материальное положение тестя ухудшилось, р. Айзиль в течение некоторого времени работал меламедом, а в 5592 /1832/ году возглавил одну из минских ешив.

В Минске р. Айзиль каждый месяц завершал очередной цикл изучения всего Талмуда — так что уже в молодые годы он углубленно проработал Вавилонский и Иерусалимский Талмуды более семидесяти раз. Его мозг дейтвовал с невероятной скоростью и надежностью — все, что он усваивал, хранилось в нем на протяжении всей жизни (Сарей амеа6:4). «Оба Талмуда, книги древних мудрецов и величайших мудрецов современности как будто лежали наготове в его карманах, — отмечал один из младших современников р. Айзиля. — Он излагал все источники по памяти, ни на йоту не отступая от оригинала и не упуская ни малейшей подробности, причем речь лилась из его уст плавно, ровно, без единой запинки» (Р. Меир Гальперин, «Гадоль» из Минска с. 72).

Еще в период пребывания в Минске он стал известен по всему литовскому краю под именем р. Айзиль Хариф (словом хариф обычно именовали знатоков Торы, обладающих особенно проницательным и острым умом).

Правда, сам р. Айзиль утверждал, что прозвище Хариф, на всю жизнь прилипшее к его имени, являлось всего лишь аббревиатурой слов Хатан раби Ицхак Фейн (Зять р. Ицхака Фейна).

В 5599 /1839/ году р. Айзиль стал главой раввинского суда галицейского городка Кальварии, расположенного южнее Кракова.

Рассказывают, что когда р. Айзиль прибыл в Кальварию, выяснилось, что он совершенно незнаком ни с законодательными кодексами, ни со сборниками респонсов — поскольку в предыдущие годы он изучал лишь Талмуд с многочисленными комментариями и выводил законы сам, прямо из этих первоисточников. Когда р. Айзиль услышал, что в городе о нем идет дурная молва, он решил освоить и эти книги — и в течение года выучил наизусть все четыре раздела кодекса Шульхан арух (Сарей амеа 6:4).

В Кальварии р. Айзиль написал свою первую книгу Эмек Йеошуа (Долина Йеошуа), в которой обобщил свои талмудические исследования этого периода. В 5602 /1842/ году он посетил Варшаву и организовал издание этой книги, вызвавшей оживленную реакцию в мире Торы.

В 5609 /1849/ году он стал раввином г. Тиктина — здесь он создал свою вторую книгу Нахалат Йеошуа (Наследие Йеошуа). Эта книга, вышедшая в типографии Варшавы в 5611 /1851/ году, имела шумный успех и принесла ему славу по всему еврейскому миру.

По свидетельству современника, «все мудрецы окружали его большим почетом и повсюду воскуряли фимиам его имени» (Р. Меир Гальперин, «Гадоль» миМинск с. 71).

В 5613 /1853/ году р. Айзиль стал главой раввинского суда г. Слонима и возглавлял эту крупную и влиятельную общину в течение двадцати лет. Он пользовался народной любовью и обладал высочайшим авторитетом судьи — люди из самых дальних мест приходили в Слоним, чтобы решать свои тяжбы именно у него.

Р. Айзиль болезненно переживал ощутимое падение духовного уровня раввинов: слово «раввин» на его глазах переставало быть синонимом выдающегося знатока Торы — в то время как Тора все еще оставалась воздухом и естественной средой обитания большей части евреев в черте оседлости. В окружении ограниченных посредственностей, рядящихся в раввинскую тогу, р. Айзиль чувствовал себя великаном среди лилипутов — отсюда и горькая ирония многих его высказываний.

Рассказывают, что один из почтенных глав слонимской общины привел к р. Айзилю своего юного сына, мечтавшего стать раввином. По просьбе отца, р. Айзиль проэкзаменовал юношу, обсудив с ним недельную главу Торы с комментарием Раши. «Вам следует знать, что ваш сын просто гаон!», — заявил р. Айзиль отцу мальчика на прощание. Но как только осчастливленные гости ушли, знатоки Торы, присутствовавшие при экзамене, попросили р. Айзиля объяснить его восторженную оценку — с их точки зрения, ответы юноши указывали на его полное невежество в Торе. «Все зависит от того, как посмотреть, — охотно пояснил р. Айзиль. — Ведь гаоны, главы вавилонских ешив, жили задолго до рождения Раши, и, следовательно, не были знакомы с его комментариями: с этой точки зрения, этот юноша настоящий гаон — в буквальном смысле этого слова. А поскольку он происходит из хорошей семьи и уже знает буквы, можно с уверенностью предсказать, что скоро станет раввином» (Сарей амеа 6:4).

Ярким признаком измельчания раввинов была, по мнению р. Айзиля, стремительная девальвация «титулов»: теперь чуть ли не каждого молодого авреха (молодого знатока Торы) называли хариф и баки (эрудит), а чуть ли не каждого раввина величали титулами гаон, цадик (праведник) и кадош (святой).

Однажды р. Айзиль отказался предоставить раввинское удостоверение авреху, проявившему весьма посредственное знание законов Торы. Тогда, чтобы склонить мнение р. Айзиля в свою пользу, аврех с апломбом продемонстрировал ему, какую высокую оценку он уже получил от предыдущего экзаменатора: тот оценил его аббревиатурой «хет-вав-бейт» — хариф уваки (проницательный эрудит). «А я думал, тут написано хая вебеэма (зверь и скотина; парафраз слов псалма “…Зверь и всякая скотина”. Теилим 148:10)!», — отпарировал р. Айзиль, решительно отклоняя навязчивые домогательства соискателя (там же).

В годы, когда р. Айзиль был раввином Слонима, в этом городе сложилась независимая община хасидов, которую возглавил р. Авраам Вайнберг, ставший основателем слонимского «двора».

Хасиды гордились достоинствами своего Ребе, который прославился как бааль мофет (чудотворец) — в то время как р. Айзиль — глава миснагдим (противников хасидизма) — никаких чудес не творил. Р. Айзиль ответил им: «Именно об этом и сказано в Торе: “…Венатан элейха от о мофет” (И представит тебе знак или чудо — Дварим 13:2)». Из этого стиха мы видим, что всегда “или-или”: тот, кто разбирается в “буквах” (основное значение слова от — “буква”), — не занимается “чудесами”, а тот, кто занимается “чудесами”, — не разбирается в “буквах” (Сарей амеа 3:2).

Р. Айзиль отличался неиссякаемым чувством юмора — и это являлось одним из источников народной любви к нему.

Рассказывают, что однажды р. Айзиль ехал в пролетке с известным богачом, — и пролетка перевернулась. В мгновение оба пассажира оказались рядом в придорожной грязи. Р. Айзиль, широко улыбаясь, сказал: «Вот и сбылись слова наших мудрецов — Тора угдола бемаком эхад (Познания в Торе и величие — в одном месте; так обычно говорится в Талмуде, когда мудрость и богатство сочетаются в одном человеке, однако здесь р. Айзиль имел в виду буквальный смысл слов “в одном месте”)».

В 5623 /1863/ — 5628 /1868/ годах р. Айзиль издал три части своего итогового талмудического исследования Ноам Йерушалаим (Прелесть Иерусалима), ставшего вершиной его духовного восхождения, — благодаря этой книге он приобрел бессмертную славу.

Р. Йеошуа-Айзик Хариф, р. Айзиль из Слонима, был призван в Небесную Ешиву четвертого тевета 5633 /1873/ года.

Его сын и ближайший ученик р. Моше Шапиро стал главным раввином г. Риги.

С разрешения издательства Швут Ами


Отсылание козла в пустыню и к дальней скале над пропастью — как это названо в Торе «к азазелю» — одна из центральных служб Дня Искупления в Иерусалиском Храме. Словосочетание «козел отпущения» стало нарицательным и используется сегодня как идиома Читать дальше

Избранные комментарии на главу Тазриа—Мецора

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Тот, кто входил в Святая Святых, должен был соответствовать высочайшему духовному статусу этого места. В противном случае такого человека ждало наказание.

Распад над бездной — духовный кризис европейского еврейства перед катастрофой

Рав Александр Красильщиков

Если действительно существует Творец, объявивший евреев избранным народом, назвавший Израиль первенцем, «сыном», и управляющий всем, что происходит в мире, как же могли безнаказанно происходить такие ужасные события в таком невероятном масштабе?

Избранные комментарии к недельной главе Ахарей мот

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Аарон войдет в Святилище с символами, назначение которых воздействовать на осознание им своих должностных функций: бык символизирует его роль «работника на поле Б-жьем, что является целью жизни еврея».

Уроки Знания 4. Ибо все, на Небесах и на земле…

Рав Маариль Блох,
из цикла «Уроки Знания»

Смысл мидраша не так просто. Кого любил Яаков?