Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Выдающийся исследователь Талмуда, один из духовных лидеров поколения. Родился в местечке Глубоком, входящем в Виленскую губернию.

Раби Йеошуа-Айзик бар Йехиэль Шапиро (р. Айзиль Хариф из Слонима; 5561-5633 /1801-1873/ гг.) — выдающийся исследователь Талмуда, один из духовных лидеров поколения.

Родился в местечке Глубоком, входящем в Виленскую губернию.

Когда мальчику исполнилось девять лет, отец, желая обучить его ремеслу, отвез в Минск, к своему другу-часовщику. Однако, оказавшись вдали от родителей, мальчик плакал целыми днями: он отказывался заниматься ремеслом, утверждая, что хотел бы целый день учить Тору. Часовщик отвел ребенка в минскую ешиву, чтобы там проверили серьезность его намерений. Каково же было удивление часовщика, когда после экзамена глава ешивы заявил ему, что мальчик уже является глубоким знатоком Талмуда и что у него «мозг гения» — поэтому его место не в ешиве, а в доме учения, среди взрослых.

Девятилетний Айзиль начал заниматься в знаменитом минском доме учения Блюмкес клойз и вскоре прославился под именем «илуй миГлубока» (вундеркинд из Глубокой).

Одаренного мальчика взяла в свой дом состоятельная женщина Ривка Блюмкес (происходившая из семьи основательницы Блюмкес клойза) и заботилась о нем, как о собственных детях (Сарей амеа 6:4).

В двенадцать лет р. Айзиль женился на дочери одного из почтенных членов минской общины р. Ицхака Фейна — поселившись у тестя, он продолжил углубленные занятия Торой.

После того, как материальное положение тестя ухудшилось, р. Айзиль в течение некоторого времени работал меламедом, а в 5592 /1832/ году возглавил одну из минских ешив.

В Минске р. Айзиль каждый месяц завершал очередной цикл изучения всего Талмуда — так что уже в молодые годы он углубленно проработал Вавилонский и Иерусалимский Талмуды более семидесяти раз. Его мозг дейтвовал с невероятной скоростью и надежностью — все, что он усваивал, хранилось в нем на протяжении всей жизни (Сарей амеа6:4). «Оба Талмуда, книги древних мудрецов и величайших мудрецов современности как будто лежали наготове в его карманах, — отмечал один из младших современников р. Айзиля. — Он излагал все источники по памяти, ни на йоту не отступая от оригинала и не упуская ни малейшей подробности, причем речь лилась из его уст плавно, ровно, без единой запинки» (Р. Меир Гальперин, «Гадоль» из Минска с. 72).

Еще в период пребывания в Минске он стал известен по всему литовскому краю под именем р. Айзиль Хариф (словом хариф обычно именовали знатоков Торы, обладающих особенно проницательным и острым умом).

Правда, сам р. Айзиль утверждал, что прозвище Хариф, на всю жизнь прилипшее к его имени, являлось всего лишь аббревиатурой слов Хатан раби Ицхак Фейн (Зять р. Ицхака Фейна).

В 5599 /1839/ году р. Айзиль стал главой раввинского суда галицейского городка Кальварии, расположенного южнее Кракова.

Рассказывают, что когда р. Айзиль прибыл в Кальварию, выяснилось, что он совершенно незнаком ни с законодательными кодексами, ни со сборниками респонсов — поскольку в предыдущие годы он изучал лишь Талмуд с многочисленными комментариями и выводил законы сам, прямо из этих первоисточников. Когда р. Айзиль услышал, что в городе о нем идет дурная молва, он решил освоить и эти книги — и в течение года выучил наизусть все четыре раздела кодекса Шульхан арух (Сарей амеа 6:4).

В Кальварии р. Айзиль написал свою первую книгу Эмек Йеошуа (Долина Йеошуа), в которой обобщил свои талмудические исследования этого периода. В 5602 /1842/ году он посетил Варшаву и организовал издание этой книги, вызвавшей оживленную реакцию в мире Торы.

В 5609 /1849/ году он стал раввином г. Тиктина — здесь он создал свою вторую книгу Нахалат Йеошуа (Наследие Йеошуа). Эта книга, вышедшая в типографии Варшавы в 5611 /1851/ году, имела шумный успех и принесла ему славу по всему еврейскому миру.

По свидетельству современника, «все мудрецы окружали его большим почетом и повсюду воскуряли фимиам его имени» (Р. Меир Гальперин, «Гадоль» миМинск с. 71).

В 5613 /1853/ году р. Айзиль стал главой раввинского суда г. Слонима и возглавлял эту крупную и влиятельную общину в течение двадцати лет. Он пользовался народной любовью и обладал высочайшим авторитетом судьи — люди из самых дальних мест приходили в Слоним, чтобы решать свои тяжбы именно у него.

Р. Айзиль болезненно переживал ощутимое падение духовного уровня раввинов: слово «раввин» на его глазах переставало быть синонимом выдающегося знатока Торы — в то время как Тора все еще оставалась воздухом и естественной средой обитания большей части евреев в черте оседлости. В окружении ограниченных посредственностей, рядящихся в раввинскую тогу, р. Айзиль чувствовал себя великаном среди лилипутов — отсюда и горькая ирония многих его высказываний.

Рассказывают, что один из почтенных глав слонимской общины привел к р. Айзилю своего юного сына, мечтавшего стать раввином. По просьбе отца, р. Айзиль проэкзаменовал юношу, обсудив с ним недельную главу Торы с комментарием Раши. «Вам следует знать, что ваш сын просто гаон!», — заявил р. Айзиль отцу мальчика на прощание. Но как только осчастливленные гости ушли, знатоки Торы, присутствовавшие при экзамене, попросили р. Айзиля объяснить его восторженную оценку — с их точки зрения, ответы юноши указывали на его полное невежество в Торе. «Все зависит от того, как посмотреть, — охотно пояснил р. Айзиль. — Ведь гаоны, главы вавилонских ешив, жили задолго до рождения Раши, и, следовательно, не были знакомы с его комментариями: с этой точки зрения, этот юноша настоящий гаон — в буквальном смысле этого слова. А поскольку он происходит из хорошей семьи и уже знает буквы, можно с уверенностью предсказать, что скоро станет раввином» (Сарей амеа 6:4).

Ярким признаком измельчания раввинов была, по мнению р. Айзиля, стремительная девальвация «титулов»: теперь чуть ли не каждого молодого авреха (молодого знатока Торы) называли хариф и баки (эрудит), а чуть ли не каждого раввина величали титулами гаон, цадик (праведник) и кадош (святой).

Однажды р. Айзиль отказался предоставить раввинское удостоверение авреху, проявившему весьма посредственное знание законов Торы. Тогда, чтобы склонить мнение р. Айзиля в свою пользу, аврех с апломбом продемонстрировал ему, какую высокую оценку он уже получил от предыдущего экзаменатора: тот оценил его аббревиатурой «хет-вав-бейт» — хариф уваки (проницательный эрудит). «А я думал, тут написано хая вебеэма (зверь и скотина; парафраз слов псалма “…Зверь и всякая скотина”. Теилим 148:10)!», — отпарировал р. Айзиль, решительно отклоняя навязчивые домогательства соискателя (там же).

В годы, когда р. Айзиль был раввином Слонима, в этом городе сложилась независимая община хасидов, которую возглавил р. Авраам Вайнберг, ставший основателем слонимского «двора».

Хасиды гордились достоинствами своего Ребе, который прославился как бааль мофет (чудотворец) — в то время как р. Айзиль — глава миснагдим (противников хасидизма) — никаких чудес не творил. Р. Айзиль ответил им: «Именно об этом и сказано в Торе: “…Венатан элейха от о мофет” (И представит тебе знак или чудо — Дварим 13:2)». Из этого стиха мы видим, что всегда “или-или”: тот, кто разбирается в “буквах” (основное значение слова от — “буква”), — не занимается “чудесами”, а тот, кто занимается “чудесами”, — не разбирается в “буквах” (Сарей амеа 3:2).

Р. Айзиль отличался неиссякаемым чувством юмора — и это являлось одним из источников народной любви к нему.

Рассказывают, что однажды р. Айзиль ехал в пролетке с известным богачом, — и пролетка перевернулась. В мгновение оба пассажира оказались рядом в придорожной грязи. Р. Айзиль, широко улыбаясь, сказал: «Вот и сбылись слова наших мудрецов — Тора угдола бемаком эхад (Познания в Торе и величие — в одном месте; так обычно говорится в Талмуде, когда мудрость и богатство сочетаются в одном человеке, однако здесь р. Айзиль имел в виду буквальный смысл слов “в одном месте”)».

В 5623 /1863/ — 5628 /1868/ годах р. Айзиль издал три части своего итогового талмудического исследования Ноам Йерушалаим (Прелесть Иерусалима), ставшего вершиной его духовного восхождения, — благодаря этой книге он приобрел бессмертную славу.

Р. Йеошуа-Айзик Хариф, р. Айзиль из Слонима, был призван в Небесную Ешиву четвертого тевета 5633 /1873/ года.

Его сын и ближайший ученик р. Моше Шапиро стал главным раввином г. Риги.

С разрешения издательства Швут Ами


На заре своей истории еврейский народ состоял из 12-ти колен, прародителями которых считаются 12 сыновей Яакова. Каждое колено обладало своей уникальной особенностью. Читать дальше