Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Родился в городке Сморгонь, юго-западнее Вильно (Вильнюса). Его отец, р. Йосеф, был раввином городской общины и главой ешивы.

Раби Менаше бар Йосеф из Элеи (5527-5591 /1767-1831/ гг.) — выдающийся знаток Торы.

Родился в городке Сморгонь, юго-западнее Вильно (Вильнюса). Его отец, р. Йосеф, был раввином городской общины и главой ешивы.

Изучал Тору под руководством отца.

Менаше рано проявил исключительные способности. К четырем годам они уже помнил наизусть все молитвы — текст сидура как бы стоял у него перед глазами, и он мог называть слова даже в обратном порядке, от конца любой молитвы к ее началу.

К пяти годам он знал наизусть весь текст Пятикнижия с классическим комментарием Раши.

В восемь лет он уже был выдающимся специалистом в области законов кодекса Шульхан арух, связанных с имущественными и уголовными тяжбами. И если в раввинском суде Сморгони расходились мнения даянов, то в качестве эксперта приглашали юного Менаше (Сарей амеа 2:9).

Рано вступив в брак, р. Менаше переехал в городок Элея, где жили родители его жены, и посвятил себя усердным занятиям. Впоследствии, посетив Вильно, он вошел в круг учеников Виленского Гаона.

И хотя р. Менаше не был его постоянным учеником, тем не менее, он приезжал к Гаону из года в год: в течение нескольких недель занимался в его доме учения и слушал его уроки.

Позднее р. Менаше отмечал в одной из своих книг, что Гаон открыл для него новый путь в изучении Торы — «путь правды и простоты» (Алфей Менаше ч.1 с.73б). «В нашем поколении распространилось заблуждение, — пояснял р. Менаше, — следуя которому все увлекаются отвлеченными толкованиями, упуская из виду простой смысл слов Торы… А Гаон из Вильно вновь обратил внимание на самые простые вещи — большинство его исследований сводилось к тому, чтобы разъяснить все вопросы наиболее прямым и ясным путем» (там же с.28б). Р. Менаше видел в Гаоне провозвестника и предтечу царя-Машиаха. «Представляется, — писал он, — что подходит к концу эпоха длительного изгнания, и поэтому с приближением шагов Машиаха следует расчистить путь для него, подготовив мир к восприятию истины … С этой целью, мне кажется, и послал Всевышний к нам с Небес прославленного Гаона, нашего учителя и наставника р. Элияу из Вильно, который мало-помалу возвратил Торе ее царский венец» (там же с. 73б).

Следуя примеру Виленского Гаона, р. Менаше стремился разрешить каждую талмудическую проблемы самым простым и логичным способом — даже в тех случаях, когда его мнение противоречило точке зрения Раши и тосафистов, а порой и словам мудрецов Талмуда. Только покровительство и заступничество Виленского Гаона спасало р. Менаше от ожесточенных нападок многочисленных противников, которые не раз пытались подвергнуть его херему (отлучению от общины). Ярость у его оппонентов вызывало еще и то, что, являясь выдающимся эрудитом в области естественных наук и классической философии, р. Менаше не раз ссылался на труды Платона и Аристотеля, а также на факты естествознания, — многим такой подход к толкованию Торы казался кощунственным (Сарей амеа 2:9-10;6:3).

После смерти Виленского Гаона на защиту взглядов р. Менаше решительно встал и другой лидер литовского еврейства р. Йеошуа Цейтлин, заявивший, что противники р. Менаше «не доросли еще и до его щиколоток» (там же 2:10).

Тем не менее, р. Менаше сохранил полную духовную независимость: когда после смерти Виленского Гаона обострился конфликт между р. Йеошуа Цейтлиным и главою белорусских хасидов р. Шнеуром-Залманом из Ляд (Алтер Ребе), р. Менаше встал между двух враждующих лагерей.

Он заявил, что при любой тяжбе запрещено выносить решение, не выслушав обе стороны, — а ему известны из первых уст только доводы одной из сторон. Следуя такому подходу, р. Менаше, не мешкая, отправился в город Лиозно, являвшийся в те дни столицей Хабада, и, пробыв там несколько недель, близко познакомился с р. Шнеуром-Залманом. Возвратившись в Литву, он заявил, что глава Хабада «действительно, великий мудрец — и в законодательной части Торы, и в кабале», а «в своих делах и поступках он — совершенный праведник». Р. Менаше признал, что путем хасидов Хабада тоже «можно достигнуть врат мудрости» (Гдолей адорот).

Вместе с тем, р. Менаше прозорливо указал на опасность, подстерегающую хасидов. «Они пытаются, — отмечал он, — достигнуть высших ступеней и служить Творцу из любви к Нему, …и на этом пути удаляются от простого страха перед Творцом. В результате, не достигнув своих великих высот, многие из них остаются с пустыми руками — и без страха и без любви» (Алфей Менаше с. 58б).

Р. Менаше утверждал, что и хасиды, и их противники (миснагдим) несут ответственность перед Б-гом: миснагдим за то, что говорят: «Достаточно того, что у нас есть книги, зачем нам ребе?!», а хасиды за то, что говорят: «Достаточно того, что у нас есть ребе, зачем нам книги?!» (Сарей амеа 2:10).

Не желая извлекать материальной прибыли из занятий Торой, р. Менаше отказывался от всех предложенных ему раввинских постов и старался зарабатывать на хлеб ремеслом.

Приобретенные им обширные познания в механике позволили ему сделать целый ряд технических изобретений. Когда р. Менаше удавалось встретить какой-либо новый прибор или механизм, он не отрывал от него глаз до тех пор, пока не понимал в точности, как он действует и из каких частей состоит. Наблюдая на поле соседнего помещика за работой механической сеялки и молотилки, р. Менаше решил создать по аналогичному принципу машину для вспашки земли. Сконструированный им механизированный плуг мог вспахать за день больше, чем десять пар быков, тянущих обычные плуги, — однако реализация проекта требовала крупных капиталовложений. Р. Менаше обратился к нескольким еврейским богачам, но они встретили его проект смехом, заявив: «Для чего еврею механизм для вспашки земли?! Иди к крестьянам в деревню, может быть им понадобятся подобные игрушки?!». Р. Менаше обратился к некоторым помещикам, но и они отказались вкладывать деньги в проект еврея, не имевшего специального образования в механике.

Несколько позднее р. Менаше изобрел машину, измельчающую табак, и с ее помощью, хотя и очень скромно, обеспечивал свою семью (там же).

В 5578 /1818/ году вышли в свет две его первые книги: Бинат микра (Понимание Писания) и Сама дехаей (Элексир жизни) — в них он кратко охарактеризовал методы постижения Торы, воспринятые им от Виленского Гаона. В 5582 /1822/ году в виленской типографии р. Менаше издал свой итоговый труд — Алфей Менаше (Тысячи Менаше).

Эти книги возбудили новый виток полемики: после ряда конфликтов со своими оппонентами р. Менаше оставил Элею и стал домашним учителем в семье главного раввина г. Бриска (Бреста). Его приняли на условии, что в своих уроках он ни словом не отступит от толкований мудрецов древности. Однако вскоре выяснилось, что, руководствуясь своим чувством истины, р. Менаше давал детям объяснения, противоречащие общепринятому толкованию Талмуда, — и ему вновь пришлось взять в руки дорожный посох (Сарей амеа 2:10).

Около 5585 /1825/ года р. Менаше откликнулся на призыв общины своего родного городка Сморгони и стал в нем главным раввином.

Каждый день он давал уроки по Талмуду и алахе — как для взрослых знатоков Торы, так и для одаренных юношей, приходящих слушать его из многих окрестных мест. Он заботился о бедняках и не раз обивал пороги состоятельных горожан, собирая пожертвования для попавших в беду (там же 6:3).

Два года спустя в результате столкновения с руководством общины по поводу кантонистов р. Менаше отрекся от своего раввинского «трона».

Летом 5587 /1827/ года новый российский император Николай I подписал указ, в соответствии с которым евреи обязывались «отбывать рекрутскую повинность в натуре». В отличие от других, евреев стали призывать в армию не с восемнадцати, а с двенадцати лет — до бар-мицвы. С маленьких кантонистов сразу же состригали пейсы, заставляли их нарушать Шабат и законы кашрута. Годы, проведенные детьми в «школах кантонистов», не засчитывались в двадцатипятилетний срок службы. Старейшины Сморгони, как и главы многих других общин, организовали дело так, что в рекруты попадали, в первую очередь, дети простолюдинов, бедняков и вдов, — и когда р. Менаше потребовал справедливости, ему заявили, что «раввину не следует вмешиваться в эти вопросы» (там же 2:10).

Последние годы жизни р. Менаше вновь зарабатывал на хлеб, изготавливая табачный порошок с помощью сконструированного им механизма.

Р. Менаше из Элеи был призван в Небесную Ешиву четвертого ава 5591 /1831/ года.

Его рукописи, в том числе и его основополагающее сочинение, озаглавленное Дерех апшат (Путь простого понимания), еще ждут своего издателя.

С разрешения издательства Швут Ами


Хотя Йом Кипур — это тяжелый пост, он считается одним из самых важных, торжественных и светлых праздников в Иудаизме. Ведь Йом Кипур — день раскаяния, молитв, очищения и отпущения грехов. Читать дальше

Йом Кипур

Рав Исроэль-Меир Лау

Законы и обычаи святого дня.

Здоровье по Торе. Правила поведения перед Йом Кипуром

Рав Йехезкель Асхаек,
из цикла «Здоровая жизнь по Торе»

Пост не должен оборачиваться телесными страданиями. Несколько простых советов помогут вам заранее подготовиться к Йом-Кипуру и провести его с максимальным комфортом и погружением в молитву.

Законы и традиции поста Йом Кипур

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Каждый из нас должен раскаяться в своих грехах и выполнить в эти дня как можно больше заповедей, чтобы предстать очищенным перед Вс-вышним в этот святой день, как сказано: «Очистите себя перед Г-сподом».

От Йом Кипура к Суккот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

После дней Суда, Раскаяния и Искупления приходит пора веселья, время прославления Вс-вышнего – праздник Сукот.