Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Родился в городке Сморгонь, юго-западнее Вильно (Вильнюса). Его отец, р. Йосеф, был раввином городской общины и главой ешивы.

Раби Менаше бар Йосеф из Элеи (5527-5591 /1767-1831/ гг.) — выдающийся знаток Торы.

Родился в городке Сморгонь, юго-западнее Вильно (Вильнюса). Его отец, р. Йосеф, был раввином городской общины и главой ешивы.

Изучал Тору под руководством отца.

Менаше рано проявил исключительные способности. К четырем годам они уже помнил наизусть все молитвы — текст сидура как бы стоял у него перед глазами, и он мог называть слова даже в обратном порядке, от конца любой молитвы к ее началу.

К пяти годам он знал наизусть весь текст Пятикнижия с классическим комментарием Раши.

В восемь лет он уже был выдающимся специалистом в области законов кодекса Шульхан арух, связанных с имущественными и уголовными тяжбами. И если в раввинском суде Сморгони расходились мнения даянов, то в качестве эксперта приглашали юного Менаше (Сарей амеа 2:9).

Рано вступив в брак, р. Менаше переехал в городок Элея, где жили родители его жены, и посвятил себя усердным занятиям. Впоследствии, посетив Вильно, он вошел в круг учеников Виленского Гаона.

И хотя р. Менаше не был его постоянным учеником, тем не менее, он приезжал к Гаону из года в год: в течение нескольких недель занимался в его доме учения и слушал его уроки.

Позднее р. Менаше отмечал в одной из своих книг, что Гаон открыл для него новый путь в изучении Торы — «путь правды и простоты» (Алфей Менаше ч.1 с.73б). «В нашем поколении распространилось заблуждение, — пояснял р. Менаше, — следуя которому все увлекаются отвлеченными толкованиями, упуская из виду простой смысл слов Торы… А Гаон из Вильно вновь обратил внимание на самые простые вещи — большинство его исследований сводилось к тому, чтобы разъяснить все вопросы наиболее прямым и ясным путем» (там же с.28б). Р. Менаше видел в Гаоне провозвестника и предтечу царя-Машиаха. «Представляется, — писал он, — что подходит к концу эпоха длительного изгнания, и поэтому с приближением шагов Машиаха следует расчистить путь для него, подготовив мир к восприятию истины … С этой целью, мне кажется, и послал Всевышний к нам с Небес прославленного Гаона, нашего учителя и наставника р. Элияу из Вильно, который мало-помалу возвратил Торе ее царский венец» (там же с. 73б).

Следуя примеру Виленского Гаона, р. Менаше стремился разрешить каждую талмудическую проблемы самым простым и логичным способом — даже в тех случаях, когда его мнение противоречило точке зрения Раши и тосафистов, а порой и словам мудрецов Талмуда. Только покровительство и заступничество Виленского Гаона спасало р. Менаше от ожесточенных нападок многочисленных противников, которые не раз пытались подвергнуть его херему (отлучению от общины). Ярость у его оппонентов вызывало еще и то, что, являясь выдающимся эрудитом в области естественных наук и классической философии, р. Менаше не раз ссылался на труды Платона и Аристотеля, а также на факты естествознания, — многим такой подход к толкованию Торы казался кощунственным (Сарей амеа 2:9-10;6:3).

После смерти Виленского Гаона на защиту взглядов р. Менаше решительно встал и другой лидер литовского еврейства р. Йеошуа Цейтлин, заявивший, что противники р. Менаше «не доросли еще и до его щиколоток» (там же 2:10).

Тем не менее, р. Менаше сохранил полную духовную независимость: когда после смерти Виленского Гаона обострился конфликт между р. Йеошуа Цейтлиным и главою белорусских хасидов р. Шнеуром-Залманом из Ляд (Алтер Ребе), р. Менаше встал между двух враждующих лагерей.

Он заявил, что при любой тяжбе запрещено выносить решение, не выслушав обе стороны, — а ему известны из первых уст только доводы одной из сторон. Следуя такому подходу, р. Менаше, не мешкая, отправился в город Лиозно, являвшийся в те дни столицей Хабада, и, пробыв там несколько недель, близко познакомился с р. Шнеуром-Залманом. Возвратившись в Литву, он заявил, что глава Хабада «действительно, великий мудрец — и в законодательной части Торы, и в кабале», а «в своих делах и поступках он — совершенный праведник». Р. Менаше признал, что путем хасидов Хабада тоже «можно достигнуть врат мудрости» (Гдолей адорот).

Вместе с тем, р. Менаше прозорливо указал на опасность, подстерегающую хасидов. «Они пытаются, — отмечал он, — достигнуть высших ступеней и служить Творцу из любви к Нему, …и на этом пути удаляются от простого страха перед Творцом. В результате, не достигнув своих великих высот, многие из них остаются с пустыми руками — и без страха и без любви» (Алфей Менаше с. 58б).

Р. Менаше утверждал, что и хасиды, и их противники (миснагдим) несут ответственность перед Б-гом: миснагдим за то, что говорят: «Достаточно того, что у нас есть книги, зачем нам ребе?!», а хасиды за то, что говорят: «Достаточно того, что у нас есть ребе, зачем нам книги?!» (Сарей амеа 2:10).

Не желая извлекать материальной прибыли из занятий Торой, р. Менаше отказывался от всех предложенных ему раввинских постов и старался зарабатывать на хлеб ремеслом.

Приобретенные им обширные познания в механике позволили ему сделать целый ряд технических изобретений. Когда р. Менаше удавалось встретить какой-либо новый прибор или механизм, он не отрывал от него глаз до тех пор, пока не понимал в точности, как он действует и из каких частей состоит. Наблюдая на поле соседнего помещика за работой механической сеялки и молотилки, р. Менаше решил создать по аналогичному принципу машину для вспашки земли. Сконструированный им механизированный плуг мог вспахать за день больше, чем десять пар быков, тянущих обычные плуги, — однако реализация проекта требовала крупных капиталовложений. Р. Менаше обратился к нескольким еврейским богачам, но они встретили его проект смехом, заявив: «Для чего еврею механизм для вспашки земли?! Иди к крестьянам в деревню, может быть им понадобятся подобные игрушки?!». Р. Менаше обратился к некоторым помещикам, но и они отказались вкладывать деньги в проект еврея, не имевшего специального образования в механике.

Несколько позднее р. Менаше изобрел машину, измельчающую табак, и с ее помощью, хотя и очень скромно, обеспечивал свою семью (там же).

В 5578 /1818/ году вышли в свет две его первые книги: Бинат микра (Понимание Писания) и Сама дехаей (Элексир жизни) — в них он кратко охарактеризовал методы постижения Торы, воспринятые им от Виленского Гаона. В 5582 /1822/ году в виленской типографии р. Менаше издал свой итоговый труд — Алфей Менаше (Тысячи Менаше).

Эти книги возбудили новый виток полемики: после ряда конфликтов со своими оппонентами р. Менаше оставил Элею и стал домашним учителем в семье главного раввина г. Бриска (Бреста). Его приняли на условии, что в своих уроках он ни словом не отступит от толкований мудрецов древности. Однако вскоре выяснилось, что, руководствуясь своим чувством истины, р. Менаше давал детям объяснения, противоречащие общепринятому толкованию Талмуда, — и ему вновь пришлось взять в руки дорожный посох (Сарей амеа 2:10).

Около 5585 /1825/ года р. Менаше откликнулся на призыв общины своего родного городка Сморгони и стал в нем главным раввином.

Каждый день он давал уроки по Талмуду и алахе — как для взрослых знатоков Торы, так и для одаренных юношей, приходящих слушать его из многих окрестных мест. Он заботился о бедняках и не раз обивал пороги состоятельных горожан, собирая пожертвования для попавших в беду (там же 6:3).

Два года спустя в результате столкновения с руководством общины по поводу кантонистов р. Менаше отрекся от своего раввинского «трона».

Летом 5587 /1827/ года новый российский император Николай I подписал указ, в соответствии с которым евреи обязывались «отбывать рекрутскую повинность в натуре». В отличие от других, евреев стали призывать в армию не с восемнадцати, а с двенадцати лет — до бар-мицвы. С маленьких кантонистов сразу же состригали пейсы, заставляли их нарушать Шабат и законы кашрута. Годы, проведенные детьми в «школах кантонистов», не засчитывались в двадцатипятилетний срок службы. Старейшины Сморгони, как и главы многих других общин, организовали дело так, что в рекруты попадали, в первую очередь, дети простолюдинов, бедняков и вдов, — и когда р. Менаше потребовал справедливости, ему заявили, что «раввину не следует вмешиваться в эти вопросы» (там же 2:10).

Последние годы жизни р. Менаше вновь зарабатывал на хлеб, изготавливая табачный порошок с помощью сконструированного им механизма.

Р. Менаше из Элеи был призван в Небесную Ешиву четвертого ава 5591 /1831/ года.

Его рукописи, в том числе и его основополагающее сочинение, озаглавленное Дерех апшат (Путь простого понимания), еще ждут своего издателя.

С разрешения издательства Швут Ами


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше