Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Прямой потомок р. Хаима Воложинера, ближайшего ученика Виленского Гаона.

Раби Ицхак-Зеев бар Хаим Алеви Соловейчик (Реб Велвел; Брискер Рав; Агриз из Бриска; 5646-5720 /1886-1959/ гг.) — выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения.

Прямой потомок р. Хаима Воложинера, ближайшего ученика Виленского Гаона.

Младший сын р. Хаима Соловейчика (р. Хаима Брискера) и внук р. Йосефа-Дова Соловейчика (Бейт алеви).

По материнской линии он был правнуком главы Воложинской ешивы р. Нафтали-Цви-Йеуды Берлина (Нецива) и внуком р. Рефаэля Шапиро (Торат Рефаэль), возродившего Воложинскую ешиву после ее закрытия российскими властями.

В 5652 /1892/ году, когда Велвелу (на идиш — ласкательный вариант имени Зеев) едва исполнилось шесть лет, жандармы опечатали здание Воложинской ешивы, в которой преподавал его отец. Семья переехала в г. Бриск (Брест-Литовск), где р. Хаим Соловейчик возглавил общину города.

Изучал Тору под руководством отца, посвящавшего занятиям с ним значительную часть своего дня. Он стал ближайшим учеником и духовным наследником отца, развивавшим и совершенствовавшим его методы исследования Талмуда.

В 5678 /1918/ году, после смерти р. Хаима Соловейчика, тридцатидвухлетний р. Велвел сменил его во главе общины Бриска, заняв один из самых почетных в еврейском мире раввинских «тронов».

С годами вокруг него сложилась группа особо одаренных учеников, однако он не создавал формальной ешивы или колеля.

В 5690-е /1930-е/ годы Брискер Рав (Раввин из Бриска) стал одним из общепризнанных духовных лидеров евреев Польши.

Начало второй мировой войны застало его в курортном городке Отвоцке, возле Варшавы, и он оказался среди десятков тысяч людей, хлынувших в поисках убежища в столицу страны. В течение четырех недель город сотрясался от взрывов бомб и снарядов — задняя часть дома, в котором скрывался р. Велвел была разрушена. В конце концов, польские защитники Варшавы прекратили безнадежное сопротивление, и четырнадцатого тишрея (27 сентября) 5700 /1939/ года, в канун праздника Суккот, войска вермахта вошли в город. Р. Велвел вспоминал, что как только прекратились бомбежки, варшавские евреи и беженцы, выбравшись из укрытий, «принялись собирать обломки дверей, оконных рам и строить из них сукки (шалаши)» (Е. Ляйтнер, Спасение Торы из огня Катастрофы с.15).

В первый вечер немецкой оккупации в городе объявили комендантский час, однако посреди ночи р. Велвел был разбужен гулом еврейских голосов. Выглянув из своего убежища, он «с удивлением увидел длинную очередь евреев, растянувшуюся на несколько кварталов». Сосед по убежищу объяснил ему, что в Варшаве, где собралось около полумиллиона евреев, оказалось всего четыре этрога — плода, необходимого для выполнения важнейшей праздничной заповеди. Узнав, что владельцем одного из этих плодов является Брискер Рав, варшавяне, невзирая на комендантский час, с ночи собрались у его убежища. Незадолго до рассвета под вой сирены появились грузовики с немецкими солдатами — спрыгнув на землю, они набросились на толпу. Послышались вопли избиваемых и стоны раненных. Орудуя прикладами, солдаты разогнали толпу и уехали, но уже через пять минут очередь к убежищу р. Велвела стояла на прежнем месте — уже рассвело, можно было приступать к выполнению заповеди (там же с.17-19).

Воспользовавшись военной неразберихой, Брискер Рав сумел покинуть захваченную Варшаву и добраться до Вильно (Вильнюса).

В этом полном опасностей путешествии р. Велвел воспользовался сегулой (защитным средством), полученной им по цепи семейной традиции, идущей от р. Хаима из Воложина. Весь путь до Вильно он проделал в состоянии глубокой молитвенной медитации, целиком сосредоточившись на осознании того, что все события в мире направляются Б-жественным Провидением и являются осуществлением воли Творца, любящего народ Израиля. Лишь однажды р. Велвел утерял необходимую концентрацию и сразу же заметил немецкий патруль, приближающийся к нему. В последнее мгновение ему все же удалось вернуться в медитативное состояние — и солдаты, не дойдя нескольких шагов до него, внезапно повернули в другую сторону.

Летом 5700 /1940/ года он получил сертификаты, дающие право легального въезда в подмандатную Палестину.

Еще несколько месяцев р. Велвел дожидался приезда жена и троих детей — но, в конце концов, им не удалось пробраться из Бриска в Литву и они погибли от рук нацистов (Зерах Вархафтиг, Уцелевшие в годы Катастрофы с.63).

Зимой 5701 /1941/ года Брискер Рав совершил алию на Землю Израиля и поселился в Йерушалаиме.

Как и в Бриске, вокруг него сложилась группа выдающихся учеников — р. Велвел занимался с ними у себя дома, не желая создавать формального учебного заведения.

После смерти р. Авраама-Йешаи Карелица (Хазон Иш), последовавшей в 5714 /1953/ году, харедимные общины Земли Израиля признали Рава из Бриска своим духовным главой и высшим авторитетом при вынесении алахических решений.

Р. Ицхак-Зеев Соловейчик, Брискер Рав, умер девятого тишрея 5720 /1959/ года.

Во главе группы ближайших учеников его сменил сын р. Йосеф-Дов Соловейчик, создавший первую на Святой Земле ешиву «брискского» направления.

Из духовного наследия Рава из Бриска были опубликованы его толкования Танаха, записанные на уроках учениками, а также алхические заметки к талмудическому разделу Кодашим (Святыни) и к алахическому кодексу Рамбама Мишнэ Тора (Повторение Торы).

С разрешения издательства Швут Ами


Луну уподобляют еврейскому народу: как луна видна в отраженном солнечном свете, так и евреи проявляются в мире исключительно как народ Торы. Как луна меняет свою форму, проходя через ряд изменчивых фаз, — так и евреи проходят в своем историческом пути через периоды страданий и возрождения, фазы падения и подъема. Читать дальше