Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Все — дети Б-жьи, даже если они не вели себя по отношению к Б-гу, как дети»Раби Меир, Талмуд Кидушин 36а
Внук Раши; сын и ученик р. Меира бар Шмуэля

Раби Ицхак бар Меир (Ривам) — один из первых авторов Тосафот.

Внук Раши; сын и ученик р. Меира бар Шмуэля. Следуя примеру отца, писал Тосафот (дополнения) к комментариям Раши: многие из его толкований включены в классическую редакцию Тосафот, издаваемую вместе с основным текстом Талмуда.

Ривам умер еще при жизни своего отца. Его младший брат и ученик рабейну Там, величайший из баалей Тосафот, писал в те дни: «Впору возопить от переполняющей душу горечи — месяц тому назад мой брат р. Ицхак был призван в небесную ешиву и оставил семерых сирот… И я, Яаков, младший из братьев, со слезами вспоминаю, что, когда р. Ицхак был еще жив и изучал Тору с нами, его слова радовали сердце так, будто звучали с горы Синай» (Сефер аяшар 41).

У Ривама учился его племянник (сын сестры) р. Ицхак бар Шмуэль (Ри Азакен; см.), глава следующего поколения мудрецов Торы.

С разрешения издательства Швут Ами


Письменная Тора — тексты священных писаний. Разберемся, что входит в Письменную Тору, кроме Пятикнижия Моисея (Хумаша). Читать дальше

Танах

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

История еврейского народа 55. Караимский раскол

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Караимы, как и их предшественники цадуким (садукеи), открыто выступили против Устной Торы и традиции, передаваемой мудрецами.

От Синая до наших дней. История передачи устной Торы

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

Откуда мы знаем о Синайском Откровении?

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.