Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Шимшон многократно вступал в схватки с филистимлянами. Но когда он взял в жены филистимлянку, началось его духовное падение.

Шимшон бен Маноах (שמשון; умер в 2831 г. /929 г. до н.э./) — верховный судья.

Его отец Маноах происходил из колена Дана (Шофтим 13:2, Радак), а мать Цлельпонит — из колена Йеуды (Бава батра 91а; Бемидбар раба 10:5). В их поколении многие из сынов Израиля отступили от служения Творцу, и страна была завоевана филистимлянами (Шофтим 13:1). Но богобоязненная Цлельпонит серьезно занималась изучением Торы и обучала других (Батей мидрашот 2, 149).

В течение многих лет Маноах и Цлельпонит оставались бездетными. Но однажды жене открылся ангел в облике праведного пророка и предсказал, что у нее родится сын, который должен был стать назиром от чрева матери, и поэтому ангел запретил ей пить вино и есть любую пищу, недозволенную назиру. Этого ребенка не разрешалось стричь. Ангел также предсказал, что, когда ее сын вырастет, «он начнет спасать Израиль от руки филистимлян» (Шофтим 13:2—7, Мецудат Давид).

Шимшон родился в Цоре, в пределах колена Дана (Шофтим 13:24—25; Бемидбар раба 10:5).

По свидетельству кабалистов, он был новым воплощением души Шема (см.), а также Надава, старшего сына первосвященника Аарона (см.). Вместе с тем в нем была «искра души» Эсава, брата праотца Яакова (см.) (Седер адорот).

С юности обладал огромной физической силой: голыми руками он разорвал напавшего на него льва (Шофтим 14:6).

Шимшон многократно вступал в схватки с филистимлянами, в одиночку убивая десятки и сотни врагов (Шофтим 14:19, 15:15—16; Оцар Ишей аТанах, Шимшон). Его появление наводило на филистимлян такой ужас, что он не нуждался в помощи и поддержке других воинов (Берешит раба 98:13, 99:11). Шимшон защищал всё свое поколение, и в час битвы на нем пребывал дух святости (руах акодеш) (Сота 10а; ИТ, Сота 1:8).

В 2811 году /949 г. до н.э./ стал верховным судьей Израиля (Шофтим 15:20; Седер адорот) — после десяти лет судейства Эйлона из колена Звулуна и восьми лет судейства Авдона, сына Гилеля, из колена Эфраима (Шофтим 12:11—15; Седер адорот).

По свидетельству Талмуда, он судил народ столь же справедливо, «как их Небесный Отец» (Сота 10а, Раши).

Но когда он взял в жены филистимлянку, привлекшую его своей красотой, началось его духовное падение (Шофтим 14:1—3; Бемидбар раба 9:24). Исходное намерение Шимшона было во имя Небес: он стремился присоединить народы к сынам Израиля, а также установить верную иерархию между филистимлянами и евреями — ведь муж властвует над женой и присоединяет ее к своему народу. Но его замысел не удался (Шивтей нахалатэха с. 282—283). И хотя его невеста приняла еврейство (Рамбам, Исурей бия 13:14; Мецудат Давид, Шофтим 14:2), это не было полноценным гиюром, поскольку она совершила это не ради любви к Творцу, а лишь ради замужества (Шивтей нахалатэха с. 283). Этот брак быстро распался (Шофтим 14:19—15:2), и Шимшон взял себе филистимлянку-наложницу из Газы (там же 16:1) — и не в силах преодолеть своего природного вожделения, он много времени проводил с женщинами (Берешит раба 98:14). В конце концов филистимлянка по имени Делила предала его своим соплеменникам, которым удалось схватить его, потому что из-за связи с чужеземкой его покинула Шехина — Б-жественное Присутствие. Филистимляне сковали его цепями и, выколов ему оба глаза, держали его в заточении в Газе (Шофтим 16:5—21; Сота 9б).

В Талмуде и мидрашах отмечается, что, поскольку его духовное падение началось в Газе, он и был наказан в Газе. И поскольку он последовал за своими глазами (т.е. за своим вожделением), ему выкололи глаза — мера за меру (Сота 9б; Бемидбар раба 9:24).

И пока Шимшон находился в темнице, многие филистимляне приводили к нему своих жен, чтобы те зачали от него и родили подобного ему богатыря (Сота 10а; Бемидбар раба 9:24).

Однажды Шимшона привели в наполненный людьми дворец, где пировали все филистимские князья: его поставили посередине зала, чтобы потешаться над ним. Тогда Шимшон обратился с молитвой к Б-гу: «Прошу, вспомни и укрепи меня, …и я отомщу филистимлянам хоть за один из моих глаз!» (Шофтим 16:23—28). «Вспомни, как я двадцать лет бескорыстно судил сыновей Израиля, — добавил он, — и никого ни разу не попросил даже перенести мой посох с места на место!» (Сота 10а; Бемидбар раба 9:24).

Шимшон уперся руками в два центральных столба, на которых держалась крыша дворца и, проговорив: «Да умру я вместе с филистимлянами!», обрушил крышу — под обломками погибло больше врагов, чем он убил за всю свою жизнь (Шофтим 16:29—30; Берешит раба 98:14).

Шимшон, сын Маноаха, погиб в 2831 году /929 г. до н.э./ (Седер адорот). Его похоронили в семейном склепе, рядом с его отцом (Шофтим 16:31; Берешит раба 98:14).

В течение еще двадцати лет после его гибели его имя наводило ужас на филистимлян так же, как и при его жизни (ИТ, Сота 1:8; Ялкут Шимони, Шофтим 71).

В мидраше рассказывается, что праотец Яаков (см.) увидел в пророческом откровении, посетившем его в канун смерти, что конечное избавление придет к его потомкам в поколении судьи Шимшона, а возможно, он-то и станет Царем-Машиахом. А когда Яаков различил своим пророческим зрением, как Шимшон погиб, не принеся избавления, он все же с надеждой произнес (Берешит 49:18): «На спасение Твое полагаюсь, Б­-г!» (Берешит раба 98:14, Эц Йосеф).

с разрешения издательства Швут Ами


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше