Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Согрешил ли Моше, когда ударил посохом по скале, вместо того, чтобы приказать ей дать воду?

В течение девятнадцати последующих лет сыны Израиля оставались в Кадеш-Барнеа, а начиная с 2467 года /1293 г. до н.э./ странствовали по пустыне, в районе горы Сеир (Бемидбар 33:19—36; Дварим 1:46; Раши, Дварим 1:46; Хизкуни, Бемидбар 21:4; Ягель либейну).[1] Каждый год, в канун девятого ава — дня, когда вернулись разведчики, — Моше напоминал: «Идите копать!» Евреи выкапывали себе могилы и ложились в них спать, а наутро недосчитывалось в живых до пятнадцати тысяч человек, а то и более (ИТ, Таанит 4:7; Рашбам, Бава батра 121а). Но умирали лишь те, кому уже исполнилось шестидесят лет (Раши, Бемидбар 14:33).

На сороковой год скитаний по пустыне, в первый день месяца нисан 2487 года /1273 г. до н.э./, сыны Израиля разбили стан в Кадеше, в пустыне Цин, недалеко от границ Эдома. А на десятый день этого месяца умерла сестра Моше — пророчица Мирьям, и ее погребли недалеко от стана (Бемидбар 20:1, Таргум Йонатан; Седер олам раба 9—10; Шулхан арух, Орах хаим 580:2; Ягель либейну). Моше и Аарон горько оплакивали сестру, и их долго не могли утешить (Оцар ишей аТанах, Моше 12).

В один из дней траура по Мирьям люди, изнывающие в пустыне от жажды, окружили Моше и Аарона, упрекая их: «Зачем вы завлекли общину Б-га в эту пустыню?! Чтобы умереть тут нам и нашему скоту? И зачем вы нас вывели из Египта? Чтобы завести в это гиблое место, лишенное злаков и смоковниц, винограда и гранатов? Да и воды нет для питья!» Увидев ярость в глазах людей, Моше и Аарон вбежали во двор Шатра Откровения, надеясь спасти там свои жизни. Они пали ниц, умоляя Всевышнего о помощи и защите (Бемидбар 20:2—6, Ибн Эзра; Ялкут Шимони, Хукат 763, 20; Кли якар, Бемидбар 20:6). Но Всевышний горько упрекнул их: «Эх, вы, слуги народа! Ну-ка быстро выходите отсюда! Мои сыновья умирают от жажды, а вы скорбите о смерти старой женщины, завершившей свое земное предназначение» (Ялкут Шимони, Хукат 763). Б-г повелел Моше взять из Шатра посох, лежавший перед Ковчегом Завета, и обратиться к скале, чтобы словом извлечь из нее воду для сынов Израиля. Моше и Аарон вновь вышли к народу, и Моше произнес: «Слушайте-ка вы, бунтари! Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» — и он дважды ударил посохом по скале, из которой обильно хлынули потоки воды (Бемидбар 20:7—11, Рашбам и Хизкуни).

И тогда Всевышний сказал Моше и Аарону: «За то, что вы не поверили Мне и не освятили Меня на глазах сынов Израиля, вы не введете эту общину в землю, которую Я даю им» (Бемидбар 20:12). В мидраше объяснено, что они были сурово наказаны за то, что Моше не ограничился только словом, а ударил по скале. Ведь, если бы они обратились к скале, и полилась вода, то Имя Всевышнего было бы освящено на глазах у всего народа, и люди стали бы говорить: «Если уж скала, лишенная слуха и речи, выполняет повеление Б-га, так и нам тем более следует выполнять!» (Мидраш-Агада 67; Раши, Бемидбар 20:11—12). А посох следовало взять не для того, чтобы бить им по скале, но чтобы напомнить сынам Израиля о прошлых мятежах, а также о чудесах, которые были для них совершены (Рашбам, Бемидбар 20:8). Согласно другому объяснению, Моше и Аарон были наказаны за слова «Не из этой ли скалы мы извлечем для вас воду?!» — но следовало сказать: «…Б-г извлечет для вас воду». Ведь из-за этих слов народ мог ошибочно заключить, будто чудо было совершено силой их магического искусства, а не Всевышним (р. Хананель, см. Рамбан, Бемидбар 20:8—13; Шалмей Нахум).

А есть объясняющие, что извлечение воды из скалы было испытанием для всего народа Израиля перед предстоящим вступлением в Святую Землю. Повеление Всевышнего содержало в себе следующее условие: если сыны Израиля достойны открытого чуда и готовы выполнять волю Б-га без принуждения, то скала извлечет воду в ответ на слова Моше, но если они смогут подчиняться Б-гу только под принуждением, то вода польется лишь после того, как Моше ударит по скале. И Моше опасался, что, если он ограничится только словами, то вода не польется — ведь на самом деле сыны Израиля были не готовы подчиняться Б-гу без принуждения, — и тогда произойдет осквернение Имени Б-га в глазах народа. И поэтому он ударил! (р. Й. Геллер, Оэль Йеошуа 2; Мишулхан гавоа, Бемидбар 20:1).

Знатоки сокровенного учения указывают: если бы Моше сам ввел народ в Землю Израиля, то он построил бы Храм, который уже никогда не был бы разрушен, — но для этого весь народ Израиля должен был пребывать на уровне высочайшей праведности. А поскольку то поколение сынов Израиля не было готово к воцарению Машиаха, оно продолжило бы нарушать волю Б-га в Святой Земле точно так же, как и в пустыне. И тогда вся сила гнева Всевышнего обрушилась бы не на Храм, который не подлежал разрушению, а на согрешивший народ — до его полного истребления, не дай Б-г. И поэтому Всевышний сказал Моше: «Вы не введете эту общину в землю, которую Я даю им» — «не введете», ибо духовный уровень поколения не соответствует высочайшей святости этой земли (Ор ахаим,Бемидбар 20:8, Дварим 1:37; Михтав меЭлияу 2, с. 279—280).

И хотя такой исход был предуготовлен для Моше еще до его рождения, — ведь астрологи фараона предсказывали, что он «погибнет от воды», и, на самом деле, подразумевалась вода, хлынувшая из скалы после его удара (см. Раши, Бемидбар 20:13), — тем не менее, окончательное решение было вынесено только после этого испытания. Вместе с тем своими ударами по скале Моше избавил сынов Израиля от грозящего им в будущем полного истребления — ведь теперь история сложилась совершенно иначе: народ вошел в Святую Землю под предводительством Йеошуа бин Нуна, Храм построил царь Шломо, а когда чаша грехов сынов Израиля переполнилась, Б-г «уничтожил в Своем гневе бревна и камни, (из которых был возведен Храм)» (Шохер тов 79), — а народ был отправлен в спасительное изгнание.

Однако оставалась открытой и другая возможность: Моше мог бы действовать без всяких объективных расчетов, уповая лишь на милосердие Всевышнего. И если бы он, принимая во внимание только заслуги сынов Израиля, а не их пороки и недостатки, ограничился словами, обращенными к скале, — без ударов, то, возможно, и Всевышний подошел к грехам народа Израиля только со Своей Мерой Милосердия, а не с Мерой Суда, и народ Израиля удостоился бы вступить в Святую Землю под предводительством Моше и поселиться там навсегда (Оэль Йеошуа 2; Михтав меЭлияу 2, с. 280).


[1] Однако в некоторых источниках указывается, что после греха разведчиков сыны Израиля в течение 19 лет странствовали по пустыне, а затем уже возвратились в Кадеш-Барнеа и оставались там в течение еще 19 лет (Седер олам раба 8; Седер адорот).

с разрешения издательства Швут Ами


Суккот — праздник «кущей» — называют праздником радости и веселья. О смысле праздника Суккот, его законах и обычаях, а также о тех заповедях, которые исполняют во время Суккот — читайте в этом материале. Читать дальше