Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Всевышний приказал Аврааму принести в жертву своего сына Ицхака. Мудрецы считают, что Творец хотел наказать праотца за излишнее милосердие.

Два года спустя, когда Авраам уже возвратился в страну Кнаан, Всевышний повелел ему в пророческом откровении: «Возьми своего сына, своего единственного, которого любишь, — Ицхака, и пойди в землю Мория, и вознеси его там в жертву всесожжения на одной из гор, которую Я тебе укажу». И на следующее утро Авраам отправился в путь, взяв с собой Ицхака, Ишмаэля и своего ближайшего ученика Элиэзера (Берешит 22:2—3; Пиркей дераби Элиэзер 31; Сефер аяшар).

Сатан, представ перед Всевышним, пожаловался ему: «Люди просят у Тебя помощи, но как только Ты даешь им то, о чем они просят, — они Тебя забывают. Так и Авраам, сын Тераха, — когда у него не было детей, он строил жертвенники и приносил Тебе жертвы. Но с тех пор, как у него родился сын Ицхак, он не построил Тебе ни одного жертвенника и не принес ни одной жертвы. Он увидел, что Ты дал ему то, о чем он просил, и забыл Тебя». И ответил Всевышний: «Нет на земле человека, подобного Моему служителю Аврааму! Даже если бы Я повелел ему принести в жертву его сына Ицхака, он не возразил бы Мне — и уж тем более, если бы я приказал ему принести в жертву барана или быка». И тогда, чтобы испытать Авраама, Б-г повелел ему принести сына во всесожжение (Санхедрин 89б; Сефер аяшар).

Комментаторы Торы поясняют, что в этом испытании содержался и элемент наказания за то, что Авраам заключил союз с палестинским царем Авимелехом и его потомством — ведь земля палестинцев входила в состав страны, обещанной Аврааму и его потомкам от Ицхака, а в отношении всех народов, населявших эту землю в Торе повелевается: «Не оставляй в живых ни души» (Дварим 20:16). Всевышний показал Аврааму, что если он будет проявлять чрезмерное милосердие, то лишится своего потомства (Рашбам, Берешит 22:1; Михтав меЭлияу т.2, стр. 189—190).

Невероятная сложность этого испытания заключалась еще и в том, что приказ Всевышнего перечеркивал все Его прежние обещания, данные Аврааму: даровать ему многочисленное потомство именно через Ицхака и отдать этому потомству во владение Святую Землю. К тому же, выполнение этого приказа разрушило бы дело всей его жизни. В течение многих десятилетий Авраам приближал людей к Б-гу, учил их милосердию и добру, объяснял им преступность идолопоклонства, которое требует принесения человеческих жертв. А теперь, в глубокой старости, ему предстояло самому совершить действие, подобное этому, и его поступок мог бы стать в глазах его учеников величайшим осквернением Имени Б-га. Но хотя Авраам совершенно не понимал «расчета Небес», тем не менее, единственным его желанием было как можно быстрее и совершеннее выполнить волю Б-га, не требуя от Того дополнительных разъяснений. Авраам даже не просил Всевышнего отменить Его страшное повеление, которое могло бы привести к осквернению Его Имени, — как он просил отменить решение уничтожить Сдом. Ведь в данном случае он чувствовал, что к его молитве может примешаться его собственное желание спасти жизнь сына, которое бы противоречило ясно выраженному повелению Всевышнего (Берешит раба 56:10; Михтав меЭлияу т.2, стр. 190-191).

Всевышний приказал Аврааму принести жертву не сразу и не около Беэр-Шевы, а на далекой горе, чтобы он мог выполнить это повеление осознанно и обдуманно. Ведь если бы он должен был совершить всесожжение немедленно, то можно было бы подумать, что он действовал в спешке и в возбуждении, не ведая, что творит. Поэтому трехдневный путь от Беэр-Шевы до горы Мория тоже стал частью грозного испытания (Берешит раба 55:6; Рамбан, Берешит 22:2). По пути Авраам встретил глубокого старца, смиренного и благочестивого видом, который обратился к нему со следующими словами: «Ты идешь, чтобы без всякой вины убить своего единственного сына, которого Б-г даровал тебе на старости лет. Но ты и сам знаешь, что такое повеление не могло исходить об Б-га, ведь Б-г не причинит человеку такого зла на земле!». И тогда Авраам понял, что это Сатан, принявший облик старца, пытается отвратить его от выполнения воли Творца (Сефер аяшар; Танхума, Ваера 22; Берешит раба 56:4).

На третий день пути, десятого тишрея 2085 года /1676 г. до н.э./, в Йом кипур, Авраам увидел издали гору Мория, над которой он различил облако и огненный столп, поднимающийся от земли до небес. Дальше он продолжил путь вдвоем с Ицхаком. По пути сын спросил: «Мы несем с собой огонь и дрова. А где же агнец для всесожжения?» «Сынок, — отвечал ему Авраам, — Б-г избрал тебя в жертву» (Берешит 22:4—8; Пиркей дераби Элиэзер 31; Сефер аяшар; Ягель либейну).

На горе Авраам начал восстанавливать жертвенник, на котором приносили жертвы Адам, Ноах и Шем (Пиркей дераби Элиэзер 31; Таргум Йонатан, Берешит 22:9). Сын подавал ему камни, а Авраам укладывал их. Затем Авраам связал сыну руки и ноги, возложив его на жертвенник, поверх дров. Его сердце переполняла радость оттого, что он выполняет волю Б-га, — и, вместе с тем, он плакал от жалости и любви к своему сыну (Берешит 22:9; Сефер аяшар; Берешит раба 56:8).

И лишь когда Авраам коснулся острием ножа шеи сына, он услышал голос ангела, повелевающий: «Не протягивай своей руки к отроку…» (Берешит 22:12; Пиркей дераби Элиэзер 31). Авраам, охваченный желанием выполнить волю Б-га и довершить жертвоприношение, возразил ангелу: «Если так, то я напрасно пришел сюда! Дай я хотя бы сделаю надрез, чтобы вышло немного крови!» (Берешит раба 56:7; Раши, Берешит 22:12). На это Всевышний сказал: «Не делай ему ничего!» (Берешит 22:12). И тогда Авраам выразил свое недоумение: «Я не в силах понять то, что произошло. Сначала Ты сказал мне, что мой род продолжится именно через Ицхака, затем Ты повелел мне принести его в жертву, а теперь говоришь: Не делай ему ничего!». И Творец сказал: «Я не изменяю Своих речений — ведь Я не повелевал тебе зарезать Ицхака, но сказал: вознеси его во всесожжение. Ты выполнил Мою волю, а теперь сними его с жертвенника. Теперь Я знаю, что ты боишься Б-га и своего единственного сына не пощадил ради Меня» (Берешит 22:12; Берешит раба 56:8, Раши). «Но я не могу уйти отсюда, не принеся Тебе жертвы!» — настаивал Авраам. И тут он увидел невдалеке барана, запутавшегося рогами в кустарнике, и принес его в жертву всесожжения вместо своего сына (Берешит 22:12—13; Бемидбар раба 17:2). Авраам обрызгал жертвенник кровью жертвенного животного и сказал: «Владыка Вселенной! Этого барана я приношу во всесожжение вместо моего сына, и пусть его кровь будет воспринята как кровь моего сына. И да будет мне засчитано, будто я принес Тебе в жертву своего сына Ицхака» (Берешит раба 56:9; Сефер аяшар).

Это вознесение сына на жертвенник стало последним из десяти испытаний праотца Авраама (Пиркей дераби Элиэзер 31; Берешит раба 56:11; Раши, Авот 5:3). Комментаторы отмечают, что в большинстве случаев испытанию подвергалось основное качестве Авраама — абсолютное милосердие (хесед). Так, следуя повелению Всевышнего, он должен был оставить в Харане престарелого отца, чтобы навсегда переселиться в землю Кнаан. В войне против четырех царей он вынужден был убить множество людей. Позднее он изгоняет из дома сына Ишмаэля и его мать Агарь, и, наконец, возносит на жертвенник своего любимого сына — Ицхака (Михтав меЭлияу т.2, стр. 162). Выполняя волю Всевышнего, он готов пожертвовать всеми своими духовными достижениями: ведь обрезание, выполненное им в возрасте 99 лет, могло оттолкнуть большинство учеников, которых он приближал к Б-гу, так как в глазах окружающих эта заповедь выглядела просто членовредительством (Берешит раба 46:3, Эц Йосеф). И уж тем более, могло оттолкнуть учеников изгнание Ишмаэля и принесение младшего сына Ицхака в жертву! Однако Авраам достиг высочайшего уровня смирения перед Всевышним (итбатлут) и, не вдаваясь в расчеты, выполнял Его заповеди — с верой, что в дальнейшем все кажущиеся противоречия разъяснятся (Михтав меЭлияу т.2, стр. 190-191).

Выстояв во всех десяти испытаниях, Авраам достиг такой внутренней гармонии и совершенства, что и свое дурное влечение (йецер ара) — например, жесткость и даже жестокость, доходящую до готовности принести в жертву сына, — обратил на службу Творцу (Йерушалми, Сота 5:5). После того как Авраам проявил абсолютное подчинение воле Всевышнего, Творец открыл ему, что дал это испытание лишь из любви к нему, желая увеличить его заслуги, — чтобы он смог реализовать свои потенциальные возможности в реальном поступке и получить вознаграждение не только за добрые порывы сердца, но и за реальное действие (Берешит раба 56:8, Эшед анехалим; Рамбан, Берешит 22:1). И, тем не менее, завершив свою жертву всесожжения, Авраам потребовал от Всевышнего: «Я не сдвинусь с этого места, пока Ты мне не поклянешься, что больше никогда не будешь испытывать ни меня, ни моего сына Ицхака», — и Всевышний поклялся в этом (Берешит 22:16; Берешит раба 56:11; Бемидбар раба 17:2). «Ты можешь идти и в радости есть свой хлеб, — повелел Он, — ибо твои поступки угодны Б-гу». А все остальные испытания и связанные с ними страдания, которые должен был претерпеть Авраам, достались несколько веков спустя другому праведному человеку по имени Йов из земли Уц (см. Йов 1:13—22, 2:1—10), — ведь после того, как предопределение вынесено, оно должно, так или иначе, реализоваться в истории (Бемидбар раба 17:2, Эц Йосеф).

с разрешения издательства Швут Ами


Философия («любовь к мудрости») — форма рационального познания мира, ведущего к определённому мировоззрению. Читать дальше