Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если нет правды (в словах) — нет милосердия, а значит, нет веры»Раби Нахман из Бреслава
Биография раввина. Раби Шмуэль бар Цви-Гирш Салант

Раби Шмуэль бар Цви-Гирш Салант (5576—5669 /1816—1909/ гг.) — глава раввинского суда Йерушалаима, один из духовных лидеров поколения.

Родился в Литве.

Изучал Тору у отца, занимавшего пост раввина в нескольких городках литовского края; учился также у знатоков Торы в городах Вильно (Вильнюсе) и Кейдане (Кедайняе). К десяти годам прославился под именем «Шмуэль, илуй (вундеркинд) из Кейдана».

Уже в этом возрасте ему предлагали самые выгодные партии — дочерей знаменитых богачей из Вильно и Ковно (Каунаса). Но выбор его семьи пал на дочь знатока Торы, и задолго до достижения возраста бар-мицвы Шмуэль женился на дочери р. Авраама-Шимона Тройба, главного раввина Кейдан (Сарей амеа 2:33; Гдолей адорот).

В возрасте тринадцати лет, сразу после своей бар-мицвы, р. Шмуэль получил звание раввина, дающее право судить и наставлять закону. В последующие годы он совершенствовал свои познания в Воложинской ешиве, возглавляемой р. Ицхаком Воложинером (р. Ицеле; см.).

Несколько лет спустя стало очевидным, что его первый брак не удался, и р. Шмуэль предоставил жене развод. Вновь посыпались заманчивые предложения от крупнейших богачей литовского края. Свою дочь посватал ему в невесты и один из духовных лидеров поколения р. Йосеф-Зундель Салант (см.). Он сказал отцу жениха: «Я не в состоянии конкурировать ни с богачами, ни с великими знатоками Торы. Но моя дочь действительно благочестивая девушка, и она сумеет стать ему хорошей помошницей» (Сарей амеа 2:33).

Породнившись с р. Йосефом-Зунделем, р. Шмуэль переехал к нему в Салант (Салантай) и стал его ближайшим учеником. В этот период он подружился с другим учеником тестя — р. Исраэлем Липкиным (р. Исраэлем Салантером; см.), ставшим впоследствии основателем этического движения Мусар.

Отвергнув предложенные ему раввинские «троны» в Бриске (Бресте) и Саланте, р. Шмуэль целиком сосредоточился на изучении Торы.

Непрерывные занятия, продолжавшиеся не только весь день, но и большую часть ночи, серьезно подорвали его здоровье. Врачи обнаружили у него смертельно опасную болезнь легких и рекомендовали срочно поменять климат на более солнечный и теплый — например, на климат Италии. Р. Шмуэль сказал родным: «Если уж Провидению угодно, чтобы я отправился на поиски целебного воздуха, то я выбираю нашу Святую Землю» (там же 2:34).

Летом 5600 /1840/ года он отправился в путь. Задержавшись на некоторое время в Стамбуле, в 5601 /1841/ он прибыл в Землю Израиля и поселился в Йерушалаиме, где двумя годами ранее обосновался его тесть, р. Йосеф-Зундель Салант.

Вскоре р. Йосеф-Зундель, возглавлявший раввинский суд ашкеназской общины святого города, передал этот почетный пост р. Шмуэлю, которому тогда едва исполнилось двадцать пять лет.

Р. Шмуэль поселился в небольшой квартирке в самом центре еврейского квартала Старого города. В квартире не было окон — и свет, и воздух проникали в нее через открытую дверь. Стол р. Шмуэля, за которым он изучал Тору, ел и принимал посетителей, располагался у самой двери — каждый мог в любое время обратиться к нему со своими вопросами и проблемами, не оговаривая заранее время визита. В этой квартире р. Шмуэль прожил пятьдесят два года (там же).

В 5608 /1848/ году р. Шмуэль Салант совершил длительную поездку по Литве и Польше, собирая в крупных еврейских центрах благотворительные средства на поддержку ашкеназской общины Йерушалаима.

Посетив в ходе этой поездки Вильно, р. Шмуэль получил там целевое денежное пожертвование, предназначенное для создания ешивы в Йерушалаиме. По возвращении из Европы, он сразу же отобрал наиболее способных юношей и приступил к занятиям с ними в помещении центральной ашкеназской синагоги Менахем Цион (Утешитель Сиона).

В 5615 /1855/ году вместе с р. Йешаей Бардки (см.) он основал начальную ешиву Эц хаим (Древо жизни), в которой обучались дети до тринадцати лет.

Теперь каждое утро, после молитвы, р. Шмуэль посещал младшие классы школы — он знал каждого из малышей по имени, обнимал и целовал их, радовался их достижениям (Сарей амеа 2:34).

После бар-мицвы выпускники Эц хаим начинали осваивать различные ремесла, а по вечерам изучали Талмуд, — и лишь те, которые проявили исключительные способности, продолжали заниматься целый день в ешиве р. Шмуэля, которую он перенес в новую синагогу Шаарей Цион (Врата Сиона), возведенную недалеко от его дома. Эти учебные заведения стали единым комплексом, готовящим не только выдающихся знатоков Торы, но и благочестивых «балабосов» — ремесленников и торговцев, знающих и строго соблюдающих законы Б-га (Везэ шаар ашамаим с. 257).

В 5620 /1860/ году р. Шмуэль вновь посетил Европу для сбора средств. Вместо себя он оставил во главе раввинского суда р. Меира Ойербаха (см.), а по возвращении из Европы уговорил его продолжить занимать этот пост. После смерти р. Ойербаха, последовавшей в 5638 /1878/ году, р. Шмуэль вновь возглавил раввинский суд.

Р. Шмуэль Салант стал одним из самых авторитетных законоучителей своего поколения — к нему обращались со сложными алахическими вопросами и ведущие раввины Европы, и хахам баши (главный раввин Османской империи).

В то же время сам р. Шмуэль постоянно подчеркивал, что он не раввин Йерушалаима, а всего лишь море ораа (законоучитель). Он предпочитал, чтобы к нему обращались просто «реб Шмульке», а свои законодательные решения подписывал краткой аббревиатурой «ШаС» (Шмуэль Салант). В своей маленькой квартирке без окон он принимал знаменитых еврейских филантропов сэра Мозеса Монтефиоре и барона де Ротшильда, иностранных министров и дипломатов, ученых и путешественников, прибывающих в Йерушалаим со всего мира.

С наступлением вечера, между минхой и мааривом, р. Шмуэль обычно выносил свой стул из квартиры, чтобы подышать свежим воздухом. В эти минуты его окружали учителя и ученики ешивы Эц хаим, использующие возможность обсудить с ним различные талмудические и жизненные проблемы (Сарей амеа 2:34; Гдолей адорот; Везэ шаар ашамаим с. 393, 401).

В своей деятельности законоучителя он с равным вниманием относился ко всем вопросам — и к самым сложным, и к пустяковым, и даже к ошибочным.

Однажды женщина спросила у него: «Раби, мой кот стащил с кухонного стола и съел кусок мяса, который еще не был откашерован, — я хочу понять, стал ли кот от этого некашерным?». Ученики ешивы, сидевшие вокруг р. Шмуэля, прыснули от смеха — но под его серьезным взглядом затихли. Р. Шмуэль, на лице которого не показалось даже легкой улыбки, раскрыл одну из книг, лежащих перед ним на столе, и погрузился в изучение вопроса. Спустя минуту он сказал женщине: «Твой кот — “треф”. С этого дня тебе следует поостеречься и не оставлять на столе мясо до кашировки, чтобы не вводить кота в грех».

Когда женщина ушла, р. Шмуэль объяснил ешиботникам: «Если мы позволим себе смеяться над такими вопросами, то в другой раз человек постесняется придти с серьезной проблемой — и из-за нашей несдержанности нарушит закон Торы» (Сарей амеа 2:34).

В 5648 /1888/ году, в возрасте семидесяти двух лет, р. Шмуэль потерял зрение — но он продолжал выполнять обязанности главы раввинского суда, поскольку мог обходиться без книг: его уникальная память хранила в себе основные талмудические источники.

Р. Шмуэль Салант умер в Йерушалаиме двадцать восьмого ава 5669 /1909/ года, на девяноста четвертом году жизни.

В своем завещании он просил не писать на могильном камне восхвалений и титулов — лишь слова «Рав Шмуэль бар Цви» (Гдолей адорот).

с разрешения издательства Швут Ами


Как раз из-за того что интимная близость обладает столь высокой степенью святости и чистоты, нарушение законов, регулирующих эти отношения, приводит к максимальному «загрязнению» с очень тяжелыми последствиями. Читать дальше