Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Биография раввина/ Раби Хаим бар Нафтали-Цви-Йеуда Берлин

Раби Хаим бар Нафтали-Цви-Йеуда Берлин (5592—5673 /1832—1912/ гг.) — главный раввин Москвы и Йерушалаима, один из духовных лидеров поколения.

Правнук основателя Воложинской ешивы р. Хаима из Воложина.

Родился пятого швата 5592 /1832/ года в Воложине. Старший сын р. Нафтали-Цви-Йеуды Берлина (Нецива; см.), зятя главы ешивы р. Ицеле из Воложина (см.).

С девяти лет начал заниматься в ешиве, где слушал уроки своего знаменитого деда, р. Ицеле, на которого, по свидетельству современников, был очень похож лицом.

Благодаря своей исключительной усидчивости и редкостной памяти, Хаим к возрасту бар-мицвы овладел тремя сложнейшими разделами Талмуда — Моэд (Праздники), Нашим (Женщины) и Незикин (Ущербы). К шестнадцати годам он завершил первый цикл изучения всего Талмуда. В этом возрасте он уже писал свои хидушим (аналитические заметки к Талмуду) и респонсы, в которых выносил решения по сложнейшим алахическим вопросам (Гдолей адорот).

В 5608 /1848/ году он женился на дочери раввина из г. Шклова и, поселившись у тестя, продолжил углубленное изучение Торы.

В 5631 /1871/ году р. Хаим Берлин возглавил еврейскую общину г. Москвы.

К тому времени в Москве уже проживало более пяти тысяч «лиц иудейского вероисповедания». Большинство из них составляли купцы первой гильдии и ремесленники, получившие право на жительство вне черты оседлости, а также бывшие кантонисты, отслужившие свой срок в русской армии. Местом компактного проживания евреев было Зарядье — большой торговый район, расположенный на берегу Москва-реки, недалеко от Кремля («зарядье» — район за торговыми рядами). Здесь евреи составляли около половины населения и держали в своих руках всю торговлю — Глебовское и Мурашевское подворья в Зарядье имели репутацию крупнейших торговых центров Москвы.

В Зарядье также располагалась так называемая Аракчеевская молельня, устроенная для еврейских солдат. Еще одна синагога, которую посещали в основном, ремесленники и купцы, располагалась в районе Солянки, в угловом доме, выходящем на улицу Архипова. Позднее, в 5640-х /1880-х/ годах здесь был создан также и хедер — еврейская школа для начального обучения (А. Разгон, Евреи в Москве).

«Интересную картину, — писал современник, — представляло Зарядье в один из осенних еврейских праздников, когда они по закону должны были идти на реку и там читать положенные молитвы. С молитвенниками в руках, в длиннополых, чуть ли не до самых пят, сюртуках, в бархатных картузах, …из под которых выбивались длинные закрученные пейсы, евреи толпами шли посередине мостовой. …Набережная Москвы-реки …в этот день была сплошь унизана черными молящимися фигурами» (там же).

«Праздники евреями соблюдались очень строго, — свидетельствовал тот же бытописатель, — никакой торговли и работы в эти дни не было; с вечера пятницы шумное, суетливое Зарядье стихало — переулки были пустынны. …Днем в шабат сидели дома, с утра читали священные книги, а к вечеру шли гулять. Излюбленным местом прогулок был Александровский сад. В дни “кущей” …строили временные, из легкого теса, длинные сараи, покрытые вместо крыши ветвями елок, так что сквозь них было видно небо. …Богатые евреи имели в своих квартирах особые помещения, над которыми в праздник “кущей” раскрывалась крыша, и отверстие застилалось ветвями ельника» (там же).

В этой традиционной упорядоченности жизни угадывалась заботливая рука раввина.

В 5649 /1889/ году р. Хаим стал главой раввинского суда своего родного Воложина. В этот период он преподавал в Воложинской ешиве, которую, начиная с 5614 /1854/ года возглавлял его отец — Нецив. Семидесятилетний Нецив видел в старшем сыне своего продолжателя — однако в 5652 /1892/ году российские власти закрыли ешиву, а ее преподавателей и учащихся выслали из Воложина.

После высылки р. Хаим Берлин стал главой раввинского суда в г. Кобрине, расположенном в белорусском Полесье. В 5656 /1896/ году он был избран главным раввином крупной общины Елисаветграда (Кировограда), на юге Украины.

Р. Хаим вспоминал, что все эти годы он мечтал избавиться от раввинства, чтобы вновь, как в юности, целиком посвятить себя изучению Торы. «Изо дня в день, — писал он, — я молил своего Создателя, чтобы он освободил меня от этой работы, …и Всевышний услышал шепот моего сердца» (Гдолей адорот).

В 5666 /1906/ году, в возрасте семидесяти четырех лет, р. Хаим Берлин осуществил свое давнее желание: он переселился в Землю Израиля и обосновался в Йерушалаиме.

«Теперь, — удовлетворенно отмечал он, — я могу каждый день благословлять Всевышнего словами “…шело асани авед” (“…что Ты не создал меня рабом”)» — в иронической интерпретации р. Берлина слово авед (раб) расшифровалось как аббревиатура словосочетания ав бейт-дин (глава раввинского суда).

«Всевышний привел меня в Свои святые покои, — писал он, — и я здесь просто частное лицо, свободное от всякого ярма, наброшенного людьми из плоти и крови, — здесь на моей шее только “ярмо Небес”, …и я могу, выполняя волю Создателя, целиком отдаться изучению Торы и сосредоточенному служению» (там же).

Однако очень скоро к нему обратились с просьбой помочь в руководстве ашкеназской общиной р. Шмуэлю Саланту (см.), которому уже исполнилось к тому времени девяносто лет. Р. Хаим был вынужден согласиться, так как другого, подобного ему, алахического авторитета в Йерушалаиме тогда не было.

В этот период он близко сошелся с одним из зачинателей этического движения Мусар р. Ицхаком Блазером (р. Ицеле Петербургером; см.), который также участвовал в работе раввинского суда города.

В 5667 /1907/ году р. Хаим и р. Ицхак заключили уникальное соглашение: они договорились, что тот, кто первым покинет этот мир, откроется во сне другому и расскажет о происходящем в высших мирах. Тем же летом, в месяце ав, умер р. Ицхак Блазер. В течение последующей недели р. Хаим каждое утро пытался вспомнить, что ему снилось ночью, но безуспешно. Наконец, р. Ицхак предстал перед ним во сне. Он рассказал, что «Небесный Суд вникает в каждую деталь прожитой жизни, и особенно строго судит за грех злоречия». «Однако не отчаивайся, мой дорогой друг, — сказал он. — Те, кто были скромными и смиренными, снисходительными и терпимыми, удостаиваются на Небесах особого понимания» (Везэ шаар ашамаим с. 437).

Ближайшим учеником р. Хаима в эти годы стал р. Арье Левин (см.), один из духовных лидеров следующего поколения евреев Святой Земли.

«Небу было угодно, чтобы я нашел благосклонность в его глазах, и он взял меня под свою постоянную опеку, как родного сына, — вспоминал р. Арье Левин. — …Я был настолько близок к нему, что он, проявив безграничную доброту и непритязательность, находил время заниматься со мной поздно вечером и даже иногда по утрам. …По его указанию я выучил один из разделов Шульхан арухаЙорэ деа, описывающий, в частности, законы, связанные с кашрутом. После этого он, пользуясь своим непререкаемым авторитетом, посвятил меня в сан раввина» (С. Раз, Праведник нашего времени с. 46).

В 5669 /1909/ году, после смерти р. Шмуэля Саланта, р. Хаим Берлин стал фактическим руководителем ашкеназской общины Йерушалаима.

Семидесятисемилетний мудрец писал: «С того дня, как р. Шмуэль Салант приобщился к вечности, руководители общины стали обращаться со всеми делами ко мне, и по природной слабости характера я не смог отправить их с пустыми руками. Так, против своей воли, под давлением обстоятельств, я был вынужден подставить свою шею под это ярмо и с головой погрузиться в дела общины» (Гдолей адорот).

Р. Хаим Берлин умер в канун праздника Суккот 5673 /1912/ года.

Свою огромную библиотеку, включающую тысячи экземпляров книг, он завещал иерусалимской ешиве Эц хаим.

Его многочисленные рукописи, содержащие толкования Торы, были утеряны.

В его честь назван один из самых крупных еврейских учебных центров — ешива «Рав Хаим Берлин», расположенная в Бруклине, Нью-Йорк.

с разрешения издательства Швут Ами


9 Ава — одна из самых трагичных дат для еврейского народа. В этот день мы скорбим и постимся в память о разрушении Храма в Иерусалиме. Читать дальше