Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Решим сегодня и исполним в будущем
Копирование запрещено!

Мы прошли через святые дни, приподнятые дни, возвышенные дни, и в последний день прорывается безграничная радость танцев и песен. Симхат Тора. В чем ее смысл, почему в последний день, день перед длинной зимой, рутинной жизнью? Это можно понять из рассказа о раби Элазара из Белостока, благословенна память праведника, одного из мудрецов известной группы городка Коцк. Занят был раби Элазар хлопотами о пропитании, и однажды излил душу перед своими товарищами: вы знаете, что человек не живет вечно. И я думаю о том, что придет день и моя душа поднимется вверх дать отчет. Но ведь сказано: «Начало суда человека — о словах Торы» (Трактат Кидушин). Спросят меня: ты учился, Элазар? И что я отвечу… Скажу: не было у меня свободного времени. Только урок здесь, урок там.

Но почему, Элазар? И я отвечу: занят был заработком. Но разве это ответ, возвысит тут голос сатан-обвинитель: разве оставляют вечную жизнь и занимаются жизнью временной? Что я отвечу, он прав… И скажу: я хотел учиться, но жена закричала, что дом пуст, а дети голодны… И тогда послышится голос сатана: «Хи, хи, тоже мне ответ…» Тогда отругаю я его, сказав: «Вон, сатан, нет у тебя права говорить!» Воцарилась удивленная тишина. А он пояснил: «Мудрецы, благословенна память праведников, открыли нам (Тосафот, Рош ашана, 17), что когда трубят в шофар в Роша ашана, сатан думает: может быть это шофар Машиаха, и пришел конец мира. Пока он удивляется, слышится новое трубление, и второго трубления он опасается еще больше. Его обвинения прекращаются, а он совершенно запутывается.

И я спрашиваю: неужели у него настолько короткая память? Если он немного подумает, то вспомнит, что так же было в прошлом году, и два года назад. А ответ простой: да он действительно начинает вспоминать, однако, когда слышит трубление, то пугается и волнуется, а в таком состоянии не может подумать и вспомнить… Неужели ты не понимаешь что крики моей жены и плача голодных детей, запутывают меня, как трубление в шофар запутывает тебя?!»… Красивый рассказ, и есть в нем урок: наступают будние дни, жизненные заботы и поток мелочей. И можем мы увлечься ими и утонуть в них. А что будет с нами, с нашей духовностью, с учебой Торы. С чем придем к «грозным дням» в будущем году, неужели скажем: «как нищие, как бедные стучимся мы в Твою дверь» с чувством ужаса от упущенных возможностей? Потому дан нам этот возвышенный день, Симхат Тора, радость Торы, который устанавливает в нашем сознании важность ее изучения, и сейчас мы решим: добавим еще урок Торы, укрепимся в ней, и в свете этого решения войдем в следующий год, год подъема и света. (Мааян амоед) Выступление из трех предложений История из жизни. Впечатления юности. Факт, что они оставили во мне глубокий след. Десятки лет прошли, а они как живые, стоят передо мной.

Был я подростком, и на танцы в Симхат Тора пошел в ешиву «Хеврон», которая тогда находилась в Иерушалаимском районе «Геула». Пол дрожал от топота ног. Уши ликовали от воспламеняющих песен.

Сотни пламенных юношей, рука в руку, плечо к плечу.

Рубашки прилипли к телам, пот катится градом, лица раскраснелись. Ученики Торы радуются этому празднику.

С каким воодушевлением, с какой энергией.

Вдруг — переполох. Толкание, крики «освободите дорогу». Старый глава ешивы, гаон, раби Иехезкель Сарна, благословенна память праведника, на склоне лет, немощный, пришел в ешиву. Освободили ему дорогу.

Хотели танцевать вокруг него, танцевать перед ним. Он, опираясь на руку своего внука, прошел к Арон акодеш. Он хочет что-то сказать.

Танцы прекратились. Все столпились вокруг.

Глава ешивы произнес три предложения.

Для них он пришел, несмотря на страдания, болезнь, слабость, старость. Я еще помню его, обхватившего перила костлявыми пальцами, наклонившегося вперед, с белой, как снег, развевающейся бородой: «Что такое Симхат Тора, почему Симхат Тора» — было первое предложение.

В Торе заповедано праздновать только «Шмини ацерет».

Это мудрецы постановили заканчивать в тот же день цикл чтения Торы, начинать его заново и радоваться Торе. Но ведь сказано: «не смешивают радость с радостью», почему же празднуют вместе Симхат Тора и Шмини ацерет.

«Но сказано: нет у нас ничего, только Тора эта»! – было второе предложение. Так мы говорим в «слихот» (молитвах о прощении): «Святой город и его окрестности преданы поруганию и грабежу» — когда был разрушен Храм, жертвы были отменены, а мы изгнаны из своей земли — «и все драгоценности его погружены в землю и спрятаны» — «и нет у нас ничего, только Тора эта». Она одна осталась и сопровождает нас постоянно.

«Поэтому — Симхат Тора», — было третье предложение.

Каждый праздник мы знаем, для чего он, и отмечаем в нем какое-то событие: день выхода из Египта, рассечение моря Суф, Дарование Торы, День суда, Йом акипурим. Но когда нечего отметить, когда «нет у нас ничего» — тогда — «только Тора эта»! И танцы возобновились с новой силой.

«Пусть всегда представляет человек, будто автор произнесенных слов стоит перед ним (Иерушалаимский Талмуд, Трактат Шабат, 1:2). И когда говорят произнесенное им от его имени, губы его шепчут в высшем мире (Трактат Йевамот, 97), как будто стоит он возле Арон акодеш, обхватив руками перила, и смотрит любящими глазами на воодушевленных танцующих, повторяя снова и снова: “Нет у нас ничего, только Тора эта”. (Мааян мтоед) Песня Торы Рав ешивы “Поневеж”, гаон. Раби Шломо Каанеман, благословенна память праведника, рассказал историю, приведенную в Гмаре. Когда проводил Иеошуа осаду Иерихо, обошел он лагерь, и вот, ангел Б-га навстречу ему с обнаженным мечом в руке, чтобы указать на претензии суда. Сказал ему: “Позавчера ты отменил постоянную послеполуденную жертву, а сейчас отменил изучение Торы”. Спросил Иеошуа: “За какой грех из них ты пришел?”. Ответил ему: “Я военачальник армии Ашема, сейчас пришел” (Пророки, Иеошуа, 5:13), сейчас пришел за грех отмены учебы Торы.

И написано в Тосафот, что есть намек в ответе ангела: “сейчас пришел”, по вопросу Торы, как сказано в ней “А сейчас запишите себе песню эту и обучите ей сыновей Исраэля” (Дварим, 31:19). И задал вопрос рав из “Поневеж”: «Ведь многие пасуки указывают на обязанность изучения Торы: “И произноси их”, “и научите им”, и другие. Почему же выбрал ангел именно этот пасук? И ответил, что со стороны заповеди Торы возможна отмена и облегчение обязанности.

Когда находятся в лагере, ночью, во время осады, возможно, нет большой претензии к этому. Ангел не появился бы с мечом в руке.

Но есть в Торе аспект песни, которая является жизненностью человека и радостью его жизни. С этой точки зрения, невозможна отмена, невозможно оправдание заботами, с этой точки зрения человек желает учебы Торы во всех условиях и при любом положении, бежит к ней каждую свободную минуту, чтобы утолить свою жажду. И это была претензия ангела: почему нет Торы и изучения ее с точки зрения песни? Рав Шах, благословенна память праведника, говорил обычно от имени гаона раби Исраэля из Салант, благословенна память праведника, что не может представить себе удовольствия большего в Ган Эдене, чем стендер, а на нем — трактат “Недарим”.

И если таково понятие о Ган Эдене, то какое же понятие о Геиноме? Рассказывал он от имени гаона, раби Довида из Карлина, благословенна память праведника: «Однажды, в субботнюю ночь я сидел и учился. Свет погас, и я стал учиться по памяти. Я разбирал сугию и бился над словами Тосафот. Вдруг пришло мне в голову чудесное объяснение, но я должен был посмотреть в Тосафот, чтобы убедиться, что оно точно. Однако было темно, и я не мог убедиться в истинности объяснения. Сказал я себе: а ведь это “мучение в могиле”, хочет человек выйти из могилы, но он прикован к месту, хочу я посмотреть в Тосафот, но это невозможно.

В Гмаре есть рассказ (Трактат Недарим, 49): знатная римлянка увидела раби Иеуду, сидящего в суде с раскрасневшимся и сияющим лицом. Удивилась она: “Пьяница — судья?” Сказал он ей: “Я пью вино только в пасхальный седер, в кидуш и авдалу, но “мудрость человека освещает его лицо” (Коэлет, 8:1).

Святой гаон, автор книги “Иесод вэ шореш аавода”, благословенна память праведника, однажды увидел перед собой нееврея, гордого и довольного. И никак не мог понять: «Отчего он так счастлив, разве он понял слова Рашба, разве осветились его глаза сугией Гмары?!” Такова учеба с точки зрения песни. И когда ты сумел сказать что-то новое, это — песня и танцы в Симхат Тора. (Мааян ашавуа)


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Не люблю, когда на меня сердятся, всегда стараюсь извиниться, даже если не считаю себя виноватой...

Вчера, отвечает Ита Минкин

Почему, когда смотрю на себя в зеркало, вижу немолодую, но красивую женщину, а на снимках — старую?

11 декабря, отвечает Хана Лернер

Восьмилетняя дочь гиперактивна, у нее проблемы в общении, а сейчас, кажется, начала воровать...

10 декабря, отвечает Ципора Харитан