Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Пусть духовность будет главным
Копирование запрещено!

«Многочисленному увеличь его наследие, а малочисленному уменьши его наследие» (Пинхас, 26:54)

Рассказал рабейну «Бен Иш Хай», благословенна память праведника, историю об одном богаче, ехавшем на своей лошади к себе в город. На главной дороге увидел он безногого нищего, просящего подаяние. Бросил ему богач серебряную монету. Благословил его нищий громким голосом и попросил подвезти на лошади в город, ибо далек путь, а ноги у него нет. Пожалел его богач, дал ему вожжи и поднял на лошадь. Сел богач позади безногого, чтобы поддерживать его. Когда приехали они в город, сказал нищий богатому: «Приехали, а теперь слезай с лошади и иди себе домой»…

Удивился богач его наглости и сказал: «Эта лошадь моя или твоя?»

Тут закричал нищий во весь голос: «Спасите, люди добрые! Смотрите-ка, я оказал ему милость, а он собирается отнять у меня лошадь! А я безногий и хромой, бессилен перед ним. Мало того, что я довез его на своей лошади, а он не поблагодарил меня, он еще хочет отплатить мне злом за добро»

Заволновались люди и хотели рассудить их. Сказал богач: «Пойдем к судье, и он рассудит нас».

Пришли к судье, и тот выслушал обоих. В конце концов, сказал: «Правду сразу видно, лошадь принадлежит богачу. Но что я могу сделать, если ты своими руками отдал свое право управлять. Почему посадил хромого перед собой и отдал ему вожжи»…

Мораль: человек сотворен, чтобы выполнять заповеди и умножить добрые дела. Изучать Тору и усилиться в вере. Но он, конечно же, обязан есть, пить, спать, работать. «Усадить» на «лошадь» дела этого мира. Но при одном условии: вожжи должны остаться в его руках! Многие люди теряют вожжи, и их злое начало управляет ими. Они служат своей работе, служат суете, и изгоняются из двух миров.

Обязан человек держать вожжи в своих руках: «многочисленному» — это духовные дела — «увеличь его наследие», «а малочисленному» — это затягивающие дела этого мира «уменьши его наследие! Каждому согласно исчисленным у него дай ему наследие».

Рав Яаков Скили, благословенна память праведника, ученик рабейну Рашба, благословенна память праведника, привел притчу. Два человека очутились в густом лесу, и их внимание привлекли два вида дерева. Один потянулся к дереву, плоды которого сладки для рта и услада для глаз. Съевший плод или два насладится и насытится, но если поест еще, заболеет, и чем больше съест, тем тяжелее будет его болезнь, и не сможет он вылечиться. Второй человек, хотя тоже заметил это дерево и обрадовался его плодам, больше внимания уделил редкому дереву, плоды которого были черны и сморщены, неприятны для глаз и горьки на вкус. Но он знал их тайну, знал, что получают из них дорогое лекарство, которое ценится на вес золота и даже более. Тотчас благословил он и съел два плода с первого дерева, насладился и насытился, и тут же стал срывать плоды второго дерева, взяв их столько, сколько мог унести. А другой насмехался над ним и ел плоды первого дерева в полный рот, не обращая внимания на предостережения друга.

И вот, они еще не вышли из леса, он схватился руками за живот и начал громко стонать, спотыкаться и плакать. А второй милосердно помог ему и вышел из леса с поющим сердцем, радуясь своей доле, ибо огромное богатство нес он с собой.

Мораль: удовольствия этого мира в малых количествах хороши, а в больших — вредны. Мудрый наслаждается в подобающей мере, а главное для него — духовное богатство, и, уходя из этого мира, он радуется, и на сердце у него хорошо, «умер, смеясь — хороший знак это для него» (Трактат Ктубот, 103), «И будет смеяться в последний день». А глупый нагружает себя наслаждениями так, что становятся они ему омерзительны и все время вредят ему, оглупляя его. (Трактат Киним, 3:3). И сожалеет он об этом в конце своих дней. (Авотейну сипру лану, Торат аменуха)

«Стерегущий смоковницу будет есть ее плоды »

«Юноша не отходил от шатра» (Ки тиса, 33:11)

Припомнился мне рассказ, и воспоминание о снежных бурях и замораживающем польском холоде освежило меня в разгар жаркого лета. Раби из Островиц, благословенна память праведника, шел по улице в сопровождении своего шамеса для исполнения заповеди сандака. С угла улицы послышался грустный голос продавщицы баранок. Съежившись от холода в легкой одежде, она держала посиневшими от мороза пальцами палку с нанизанными на ней коричневыми баранками. Дрожащим голосом она звала покупателей: «Баранка за копейку, горячая, вкусная баранка за копейку. Горячая, вкусная баранка за копейку». Малочисленные прохожие прятали головы в поднятые воротники, а руки — глубоко в карманы. Кто обращал внимание на бедную продавщицу баранок…

Раби исполнил заповедь сандака, вкусил от заповеданной трапезы, благословил собравшихся и пошел обратно. И вот, снова послышался грустный и дрожащий голос: «Баранка за копейку, горячая, вкусная баранка за копейку. Горячая, вкусная баранка за копейку».

Удивился шамес: «Как ей не надоело все время повторять одно и тоже»…

Поднял раби глаза, бросил беглый взгляд и сказал: «По дороге на брит у ее было девятнадцать баранок, а сейчас — шестнадцать».

«Три копейки в час, — пробормотал шамес с жалостью. — Но я не об этом спрашивал. Я удивляюсь, как ей не надоело повторять одно и тоже».

«На это я тебе и ответил, — сказал раби. — Она не повторяет одно и то же. Сейчас она говорит о другой баранке. Каждый раз она говорит о баранке, для которой подошла очередь».

Поучительный рассказ, и он связан с нашей главой. Из всего народа Исраэля после Моше был избран не кто иной, как Иеошуа бин Нун. Почему именно он? Потому что был охвачен восторгом юности: «юноша не отходил от шатра». В чем была тайна его постоянства и преданности своему раву? Наши мудрецы, благословенна память праведников, отнесли к нему пасук: «Стерегущий смоковницу, будет есть плоды ее, а оберегающий господина своего станет почитаемым» (Мишлей, 27:18), «подобает Иеошуа взять плату за обслуживание, ведь он не отходил от шатра». И чудесная глубина спрятана в образе охранника смоковницы.

Как известно, плоды смоковницы не созревают все разом, как у большинства деревьев, но каждый день ее хозяин находит новые созревшие плоды. И так же Тора — все время, что человек размышляет о ней, находит он новый вкус. И достаточно этого знания, этого чувства, чтобы не отходить от шатра!

И если такое говорится о великом человеке в Исраэле, тем более это верно для каждого из нас. Нет понятия «конец времени», нет места для расслабления. Тора так велика, так глубока, что сколько бы мы не добавляли и не размышляли над ней, откроются в ней новые и новые вкусы, глубокие и высокие. «Счастлив человек, слушающий меня, спешащий к моим дверям изо дня в день, стерегущий косяки входов моих» (Мишлей, 8:34). Изо дня в день, все просто. Вначале учебы и в середине, и даже в отпуске.

Раби Меир постоянно говорил (Трактат Брахот, 17): «Приложи все сердце твое, всю душу твою, чтобы знать пути Мои и усердно трудиться над дверями Торы Моей. Храни Тору Мою в сердце твоем, и перед глазами твоими будет страх Мой, и Я буду с тобой везде!»

Чудо с женщиной, которая была похоронена во второй раз

«И стали они чудом» (Пинхас, 26:10)

Никто из нас не нуждается в подтверждении слов наших мудрецов, благословенна память праведников, однако когда случается увидеть исполнение их слов своими глазами, нет сомнения, что вера при этом усиливается.

История, произошедшая в поселении Беер Яаков, вызвала огромное удивление у всех, кто участвовал в ней. Речь идет о женщине, умершей на Украине, и поскольку у нее не было родственников, ее по ошибке похоронили на христианском кладбище одного из городов.

Через пять лет после ее смерти об этом стало известно одному из местных равов, и он сразу же позаботился о том, чтобы ее забрали с христианского кладбища. Он также связался с людьми из Исраэля, которые выделили ей место на кладбище в Беер Яаков. И когда тело было привезено в Исраэль, были проведены похороны в этом поселении.

Когда члены «Хевра кадиша» получили носилки, их дыхание замерло. Тело женщины было целым, будто она умерла только сейчас. Напоминаем, что женщина умерла пять лет назад.

Тотчас после похорон начали выяснять ее происхождение и ее дела при жизни. Выяснилось, что в 17 лет она потеряла сознание, и оно не возвращалось к ней до последнего дня жизни, когда ей было девяносто с лишним лет. В течение 73 лет эта женщина была без сознания. Когда с этим рассказом пришли к раву Хаиму Каневскому, он сказал: царь Шломо писал (Мишлей, 14:30) — «а гниение — зависть», то есть зависть приводит к гниению костей в могиле, а поскольку женщина почти всю жизнь была без сознания, то никому не успела позавидовать, и потому ее тело осталось целым. (Алейну лешабеах)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Мне за тридцать. Отец просит родить ему внука: замужество, говорит, твой личный выбор, а дети нужны...

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Ребенок к школе не готов, нас отправляют к психологу — корректировать проблемное воспитание...

10 декабря, отвечает Ита Минкин

Я беременна, и муж боится моего живота...

9 декабря, отвечает Ципора Харитан