Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Почему Яакову было так важно объяснить Эйсаву, что он не брал пример с Лавана? Разве Эйсав заботился о духовном состоянии брата так, что требовалось его успокоить и разъяснить: их дядя не оказал на Яакова дурного влияния?

«У Лавана жил я и задержался доныне…» (32:5). Раши комментирует: «Гематрия (числовое значение букв, составляющих) слова “жил я” (גרתי) — 613, и это означает: у Лавана жил я, соблюдал 613 заповедей и не учился его дурным поступкам».

На первый взгляд может показаться странным: почему Яакову было так важно объяснить Эйсаву, что он не брал пример с Лавана? Разве Эйсав заботился о духовном состоянии брата так, что требовалось его успокоить и разъяснить: их дядя не оказал на Яакова дурного влияния? Если предположим, что Яаков так «намекал» Эйсаву, что он, Яаков, достоин благословений отца, поскольку не подвержен дурному влиянию, это тоже вызывает вопросы. Ведь, желая смягчить зависть и ненависть брата, Яаков как раз собирался подчеркнуть, что НЕ заслужил этих благословений.

Найти ответ на эти вопросы нам помогут следующие истории.

В один прекрасный день в город Красна, где жил знаменитый раби Хаим из Красны (ученик и сподвижник Бааль Шем Това), приехал некий акробат. Он утверждал, что способен перейти реку, протекавшую рядом с городом, с одного берега на другой по веревке, натянутой над водой. Жители города, желающие собственными глазами увидеть это чудо, уговаривали его выступить, но акробат заявил: «Я сделаю это, только если мне заплатят сто рублей!»

Горожане, желавшие развеять скуку повседневности, начали собирать деньги. Тем временем слух об акробате и его трюках распространился, и толпа народа собралась на берегу реки. Среди собравшихся был и раби Хаим, до которого также дошел слух о готовящемся выступлении. Он тоже хотел своими глазами увидеть мастерство акробата.

Действительно, как только необходимая сумма была собрана, акробат принялся за выполнение обещанного. Он натянул прочную веревку от одного берега до другого и начал потихоньку передвигаться по ней, прижимая пятку одной ступни к носку другой. Вскоре он завершил номер, благополучно добравшись до дальнего берега. Зрители перевели дыхание и разразились восторженными криками.

Затем они стали расходиться по домам, а раби Хаим продолжил стоять на берегу, погруженный в раздумья. В итоге на берегу остались только он и горстка его приближенных, которые осмелились спросить: «О чем думает раби?» Раби Хаим ответил: «Думаю о том, что этот акробат, видевший под ногами реку, буквально рисковал жизнью ради ста рублей. И всё же для меня очевидно, что, ступая на веревку, он совершенно не думал о деньгах. Если бы он отвлекся от своей задачи и начал думать о награде, он тотчас потерял бы равновесие и упал в воду! А значит, человек может находиться в большой опасности и всё же оставаться полностью сосредоточенным на стоящей перед ним задаче — так, что даже сто рублей не смогут его отвлечь. Отсюда я извлек для себя урок: если этот акробат смог изгнать из головы все посторонние мысли, разве простой еврей не может сделать то же самое, чтобы служить Творцу без посторонних мыслей, которые испортили бы служение?»

Такова первая история, а теперь перейдем ко второй.

Однажды ночью гений Мусара — раби Исраэль Салантер[i] — шел по городской улице. В окне одного из домов он заметил свет. Заглянув, увидел пожилого сапожника, склонившегося над своей работой — тот чинил обувь при свете свечи.

— Уже так поздно, а ты ведь не молод! Почему бы тебе не лечь в постель и не дать немного отдыха своим глазам? — спросил раби Исраэль у сапожника.

Ответ сапожника стал крылатой фразой:

— Раби, пока свеча горит, всё еще можно исправить!

Эти слова проникли в сердце раби Исраэля, и он ответил:

— Всё верно. Эти слова мы должны помнить всегда: пока свеча горит, можно исправить! Пока душа не покинула тело, пока жизнь не покинула человека, мы можем исправить себя и должны использовать эту возможность, не упуская ни мгновения.

Эти истории, как и многие другие, показывают, что праведники учатся на каждом событии, которое происходит с ними или рядом с ними, и делают выводы из всего, что видят. Это помогает им продвигаться в служении.

Это и имел в виду Яаков, когда сказал Эйсаву, что не брал примера с Лавана, хотя долго жил у него.

Яаков хотел пояснить Эйсаву, что он мог бы извлечь положительные уроки из дурных дел Лавана и так еще больше продвинуться в служении Творцу. И тогда Эйсаву стоило бы беспокоиться о том, что благословения их отца, полученные Яаковом, сбудутся. Тогда Эйсав стал бы еще сильнее ненавидеть Яакова. Но поскольку Яаков не учился на примере Лавана, как подобало, и не стал более праведным, Эйсаву не о чем тревожиться, а значит, нет места и для ненависти…

Так сказал Яаков Эйсаву: «Хотя жил я у Лавана и исполнял 613 заповедей, более праведным не стал — хотя мог бы, если бы делал выводы из дурных поступков Лавана. Значит, я не особенно праведен. Поэтому не беспокойся, что благословения нашего отца сбудутся со мной» (Лэламедха).


[i] Раби Исраэль бар Зеев-Вольф Липкин (р. Исраэль Салантер, Агрис, 5571-5463/1810-1883) — один их духовных лидеров своего поколения, основатель этического движения Мусар.


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Можете объективно сказать, кто главный в семье с точки зрения Торы?

Сегодня, отвечает Рика Гдалевич

Муж хочет от меня разврата

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Собираюсь замуж. Хотела бы узнать более детально о законах чистоты семейной жизни…

29 ноября, отвечает Гитель Итахов