Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

«И возлюбите пришельца, ибо пришельцами были вы» (10:19). 431-я заповедь — любовь к герам. Нам заповедано любить их, то есть проявлять осторожность, чтобы не причинять им никакого страдания, а делать им добро и оказывать милости, насколько сможем.

В Книге Воспитания говорится, что нужно «делать ему добро, поскольку он оставил свой народ и всю семью с отцом и матерью и пришел укрыться под крыльями другого народа». Сюда можно включить всякого, кто находится вдали от семьи, среди чужих, и кому не на кого опереться и получить помощь.

В этом отрывке мы хотим прояснить заповедь гостеприимства, возложенную на каждого из молящихся в синагоге, когда они встречают людей, приходящих молиться с ними и нуждающихся в помощи.

Доктор Ицхак Куперман считался одним из лучших кардиологов в Израиле. Он удостоился быть личным врачом нескольких знаменитых еврейских мудрецов. Несколько десятилетий назад он приехал в страну вместе с семьей и детьми и поселился в Бней-Браке.

Хотя сам он происходил не из Венгрии, он легко вписался в синагогу, все молящиеся в которой были выходцами оттуда. Все дела и обычаи той общины были основаны на принципах, введенных еврейскими мудрецами из Венгрии. Как же так получилось, что доктор Куперман присоединился к той общине?

Ответ лежит в истории, которую нам следовало бы выгравировать на скрижалях сердец своих, поскольку она содержит важный урок.

Какое первое действие совершает еврей, соблюдающий Тору и заповеди, когда приезжает в новую страну, особенно если это страна Израиля? Он ищет синагогу, где сможет занять постоянное место для молитвы. Доктор Куперман тоже так сделал. И поскольку его дети были в таком возрасте, что уже ходили с ним молиться, он искал синагогу, которая вместила бы их всех.

В первый шаббат после приезда в Бней-Брак доктор Куперман зашел в одну синагогу недалеко от своего места жительства. Он присел на одну из скамеек и начал молиться. Не прошло и минуты, и когда он произносил «Благословен тот, кто сказал», его похлопал по спине незнакомец, попросив освободить место.

«Это моя скамейка уже давным-давно», — сказал тот человек. Врач встал и перешел на другую. И вот, едва лишь дошел до слов «Счастливы сидящие в доме Твоем», он вновь почувствовал, как его трогают. Опять пришлось перемещаться на другое сиденье. Перед «Шмона-Эсре» он еще раз столкнулся с подобной просьбой со стороны другого прихожанина, утверждающего свое право на это место.

В конце этих долгих скитаний он нашел для себя скромный угол и расположился там со своими детьми. Но едва ли можно описать разочарование, которое его постигло. Молитва подошла к концу, но никто из присутствующих не поздоровался с ним, не поинтересовался, кто он такой. Все молча разошлись по домам.

«В такой синагоге я не могу найти себе постоянного места», — сказал врач. Как можно молиться в таком месте, где не знают, как вести себя с гостями, недавно приехавшими в страну? По своей наивности доктор решил, что это был единичный случай, и что в других синагогах такого не повторится. Впрочем, реальность оказалась совсем иной.

На следующий шаббат доктор Куперман зашел в другую синагогу. Как же он был разочарован, когда вновь столкнулся с подобным отношением! Его передвигали с места на место, и никто первым не поприветствовал и не улыбнулся. Поскольку кроме места для молитвы, он искал также общину, к которой сможет присоединиться, задача его оказалась в несколько раз труднее.

Случайно он узнал об общине «Агудат Реим» на улице раби Акивы 72, и друзья убедили его прийти на молитву туда. Эта синагога, как известно, была основана выходцами из Венгрии, а одним из первых основателей был раби Элиэзер Рубинштейн.

Хотя доктор приехал не из этой страны, он решил, что после всех переживаний, через которые он прошел в других синагогах, можно попытать счастья и в этой «Агудат Реим».

Он приходит вместе с детьми и садится на одну из скамеек, заняв несколько мест. Никто не стал просить его встать. Ни на словах «Благословен сказавший», ни на «Счастливы», ни до самого конца молитвы.

Более того, в конце молитвы почти все присутствующие подошли к нему и поздоровались с улыбками на лицах. Они сами попросили его, чтобы он выбрал в их синагоге постоянное место для себя. Эта ободряющая сцена повторилась и на следующий шаббат, а за тем и в третий раз.

На четвертый шаббат доктор Куперман пришел с опозданием, спустя несколько минут после начала молитвы. Неожиданно он увидел, что скамейка, на которой он сидел последние три шаббата, занята кем-то другим, тоже с детьми. Только теперь он понял, что это место принадлежало другому еврею, который решил уступить свое право, позволив гостю спокойно сидеть там.

«В этой синагоге я и останусь навсегда», — заявил доктор Куперман. И действительно, вот уже несколько десятилетий он числится среди постоянно молящихся в общине «Агудат Реим» (Мицвот бе-Симха)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Я рассталась с первой любовью. Встретила другого, но он мне приятен как лучшая версия первого...

18 сентября, отвечает Ципора Харитан

Покупать ли пиццу детям богатого, но патологически жадного друга?

16 сентября, отвечает Ита Минкина

Дочери скоро 18. Она должна спрашивать разрешения куда-то пойти или просто сообщать, что уходит?

15 сентября, отвечает Ципора Харитан