Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Каждый знает, что качество молитвы складывается из поведения всех молящихся. Все, кто воздерживаются от посторонних разговоров, приносят заслуги другим и публично освящают Имя Небес.

«Шаббаты Мои соблюдайте и перед святилищем Моим трепещите» (26:2). Наши мудрецы говорят в Торат Коаним, что в этой фразе Писание предупреждает нас обо всех заповедях. Но как? Ведь фактически здесь упомянуты лишь две из них — шаббат и трепет перед святилищем. Наш учитель Рамбан написал об этом следующее: «Здесь кроется намек на то, что все заповеди включены в шаббат и святилище, и разумный поймет это».

Рамбан дал лишь намек, а рабейну Бехайе разъяснил его: «Смысл его слов в том, что шаббат и святилище — это помни и храни». Идея в том, что для заповеди шаббата характерен запрет работы, и это относится к задаче уберегать себя от греха. Тогда как заповедь, связанная с Храмом, в основном, выполняется активным действием: это принесение жертв, воскурения и зажигание свечей (меноры). Здесь заповеди совершаются действием, и нужно помнить об их выполнении. Таким образом, мы видим два типа заповедей, включающих в себя всю Тору!

Наши комментаторы обсуждали, почему две части этой фразы стоят рядом: «Шаббаты Мои соблюдайте и перед святилищем Моим трепещите». Заповедь «трепета перед Храмом» велит нам также выказывать почтение и уважение к синагогам и домам учения, которые относятся к категории «малых святилищ». Об этом написал рав Овадия Сфорно: «Перед святилищем Моим трепещите — это освященные места после разрушения Храма, то есть синагоги и дома учения, несмотря на то, что Храм разрушен. Как сказано: “И буду для них малым святилищем” (Ихезкель 11:16), а наши учителя сказали: “Это синагоги и дома учения” (Мегила 29 а)».

В связи с этим мы можем понять двойное повеление: «Шаббаты Мои соблюдайте» — приходите в синагоги на многолюдные молитвы шаббата. Но при этом вам нужно будет с большим усердием проявить трепет перед святилищем, выказывая почтение к синагогам, не прерываясь на посторонние слова во время молитв и воздерживаясь от разговоров при чтении Торы. Нужно украшать и прославлять «малое святилище», как положено и как подобает ему.

Каждый знает, что качество молитвы складывается из поведения всех молящихся. Все, кто воздерживаются от посторонних разговоров, приносят заслуги другим и публично освящают Имя Небес. Заслуги многих вменяются такому человеку, и награда его неизмерима. Уже в заслугу одного этого подобает, чтобы все его молитвы возносились с благоволением, и все его пожелания исполнялись во благо.

В этот шаббат, когда мы читаем в Торе о повелении трепетать перед святилищем, надлежит с удвоенным вниманием следить за почтением к святилищу, во врата которого мы входим ради служения Б-гу Торой и молитвой.

Раби Йеуда а-Коэн Сакли был коэном с известной родословной, из семьи потомков Цадока, о которых сказано (Ихезкель 44:15): «Коэны-левиты, сыны Цадока, которые несли стражу святилища Моего, когда отступили сыны Израиля от Меня, — они приблизятся ко Мне, чтобы служить Мне, и стоять будут предо Мной, принося Мне жертвы… Народу Моему указывать будут, где святое, а где профанное; где оскверненное, а где чистое сообщат им».

В наше время, когда Храм разрушен из-за наших грехов, коэны больше не исполняют священное служение. Но указывать людям, помогая им отличить чистое от оскверненного, они могут, как написано: «Научат законам Твоим Яакова, учению Твоему Израиля» (Дварим 33:10). И действительно, раби Йеуда стоял во главе большой ешивы в Марокко и давал свои глубокие уроки в зале синагоги.

Однажды посредине урока он увидел, как мышь набралась смелости и пробежала через весь зал. Он тотчас быстро вскочил и погнался за ней, пока не поймал. Он взял ее краем своего плаща и выбросил из святого места, к удивлению учеников ешивы.

Рав вернулся на место и прежде, чем продолжить излагать учебный материал, дал объяснение: «Мы выучили в Мишне (Мегила 29 а), что если в Храме появился гад, коэн выносит его своим опоясывающим ремнем. Но ведь синагога — это малый храм, а я — из потомков Аарона-коэна. Вот я и вынес гада своей одеждой».

Затем он продолжил урок.

Ученики были удивлены. Они точно знали, что их великому учителю известно: закон, гласящий о гаде, которого заметили в храме, относится только к мертвому гаду. Ведь живой гад не оскверняет своим присутствием. А в данной ситуации их учитель побежал вслед за живой мышью. Зачем же он так поступил?

Однако вскоре они поняли: учитель хотел преподать им урок о принципах почтения к синагоге. Он стремился укоренить в их сердцах закон, который прямым текстом постановлен в Шульхан Арухе (Орах Хаим 151:1): «В синагогах и домах учения не ведут себя легкомысленно, недопустимы смех, развлечения и посторонние беседы». Ведь это «малые святилища», и в них следует вести себя с почтением и трепетом, подобными тем, которые мы должны проявлять по отношению к Храму (Майян а-Шавуа).


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Боюсь, что сбудется предсказание гадалки...

Сегодня, отвечает Ципора Харитан

Думаю привезти жену из СНГ. Какая культурная специфика русскоговорящих евреек?

Вчера, отвечает Хана Лернер

У жены ПМС. Хочется уйти в лес и жить с медведями…

18 июля, отвечает Рав Ашер Кушнир