Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Каждому радостному для народа Израиля событию предшествуют скорбь и трудности

«…зачем вы сделали мне зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат?» (Берешит 43, 6). Говорит Мидраш Рабба (91, 10): «В жизни не говорил праотец Яаков пустых слов, кроме этого случая. Сказал Всевышний, благословен Он: “Я работаю над тем, чтобы сделать его сына властителем Египта, а он говорит: зачем вы сделали мне зло!” И об этом написано: “Для чего говоришь ты, Яаков, и изрекаешь, Исраэль: сокрыт путь мой от Господа…” (Йешая 40, 27)».

Рамхаль пишет в своей книге «Даат Твунот»: «Это не просто единичное восприятие Яакова, а пример того, как Всевышний управляет миром. И это общий принцип, что любое возвышение человека или мира, которое собирается произвести Всевышний, или улучшение, происходит из глубоко сокрытого замысла, и поэтому сначала произойдет ухудшение. Как сказали наши мудрецы (Талмуд, Брахот 5а): “Три драгоценных дара — Тору, Эрец-Исраэль и Грядущий мир — дал Всевышний Израилю, и все их дал только через страдания”».

Т. е. каждому радостному для народа Израиля событию предшествуют скорбь и трудности.

Известно высказывание Хафец Хаима на эту тему: «Еврей может сказать: “Я испытываю горечь”, но не может сказать: “Мне причинено зло”. Человек может признать, что он в тяжелом положении, но не в плохом, т. к. от нашего Отца на Небесах, Любящего нас бесконечно, ни в коем случае не может исходить зло. В глазах человека происходящее может выглядеть в данный момент злом, но без сомнения каждое событие — для его блага и для блага его души».

Эту удивительную историю рассказал еврей-таксист из Лондона:

Однажды меня вызвали, чтобы отвезти семью из Стэмфорд Хилла в аэропорт, они летели в США самолетом компании «Пан Американ».

На пути в аэропорт случилось то, что бывает нечасто: взорвалось колесо. Я остановился, к неудовольствию пассажиров, которые боялись опоздать, и сменил колесо на запасное, которое было в багажнике.

Едем дальше и вдруг слышим: взорвалось второе колесо. Это было уже слишком для пассажиров. Выхожу посмотреть и вижу: второе колесо действительно приказало долго жить. Именно сейчас, когда у меня нет запасного! Делать нечего: приходилось оставить машину там, где она «застряла» и идти к ближайшей бензозаправочной станции — минут десять — покупать колесо.

Пассажиры призвали на мою голову массу «благословений». «Чтоб вы были мне здоровы! — застонала мать семейства. — Почему сразу не сказали, что у вас колеса не накачаны?» И еще много правильного они сказали, обвиняя меня во всем происходящем, но выбора не было — я пошел на бензозаправочную станцию, купил колесо и вернулся к машине. Пассажиры всё еще были там — им не удалось поймать другое такси, и встретили они меня неласково…

Я поменял колесо и понесся в аэропорт, а пассажиры «подгоняют» со всех сторон, требуют поторопиться. Время отлета приближается, я молюсь, чтобы нам успеть.

Вдруг раздается звук, режущий уши, и летят осколки… Я был потрясен, думал, мне все это снится. Но это была реальность: перед нами ехал грузовик, нагруженный камнями, он резко остановился — и на лобовое стекло посыпались мелкие камешки. И всё в осколках.

После короткой дискуссии с пассажирами мы пришли к компромиссу: я поеду дальше с разбитым стеклом, но остановлюсь, чтобы записать данные водителя грузовика — иначе мне не будет возмещен ущерб. Пассажиры были в гневе. Мать процедила сквозь зубы, чтоб я не вздумал требовать плату за поездку. Я от всей души порадовался этому скромному требованию, потому что боялся, что они еще компенсацию захотят…

После переговоров водитель грузовика хотел посмотреть своими глазами, какой ущерб он причинил. Он подошел к такси и тоже огреб свою порцию «благословений»…

Всё это заняло минут двадцать, и мы поехали дальше. Я давил на газ и мчался на максимальной скорости. Еще была надежда приехать незадолго до отлета.

Чтобы успеть, я намеренно свернул на боковой пусть, предназначенный только для автомобилей аварийных служб. Нарушил правила движения, чтобы выиграть время и успокоить тот клубок нервов, который разместился у меня в машине.

Признаюсь, это был не первый раз, когда я нарушил это правило, но до сих пор сходило с рук. Ну, вы уже догадались, что было дальше. На этот раз всё пошло не гладко. Меня остановил здоровенный мрачный полицейский, велел съехать на обочину и выйти из машины. И объяснить ему, что происходит.

Разбитое стекло, буря в автомобиле, мои оправдания — не изменили ни выражения лица полицейского, ни ширины его плеч.

Я умолял его отпустить меня совсем ненадолго, только отвезти пассажиров, хотел оставить в залог документы и все деньги, но напрасно. Десять драгоценных минут были потеряны. Я вернулся к машине, завел ее в пятый раз в течение этой поездки… Пассажиры уже не ругались, из их усталых перешептываний я понял, что они уже прошли все этапы отчаяния…

В конце концов, мы приехали в аэропорт. Часы как раз показывали время вылета их самолета. Они медленно вылезли из машины, не говоря ни слова, пошли вытаскивать багаж. Я побежал устраивать им места в самолете «Бритиш Эйрвейз», который должен был вылететь в США через час. Мне это удалось, слава Б-гу, с помощью протекции, у меня там друг работал.

Я сообщил им об этом рейсе, глядя в землю, и сбежал оттуда, пока цел. За эту поездку я не получил ни гроша. Я вздохнул свободно, только когда эта история закончилась: колеса взрывались одно за другим, лобовое стекло разбилось при таких редких обстоятельствах, штраф мне выписали, и всё это — в течение одной простой поездки. Предстоял еще ремонт машины. Оставалось только надеяться, что сегодня уже больше ничего не случится.

На обратном пути в Стэмфорд Хилл я включил новости — и был потрясен. Диктор дрожащим голосом сообщил о падении самолета — того самого, которым должны были лететь мои пассажиры… У меня закружилась голова, руки дрожали. «Владыка мира! — сказал я. — “Как величественны дела Твои, Господи, очень глубоки помыслы Твои!” (Тэилим 92, 6)» Горло сжалось от слез, я ничего не соображал… Я собственными глазами видел, как действует Провидение Всевышнего, благословен Он: Он судил этой семье жизнь, и то, что казалось им абсолютно плохим, на самом деле было их спасением (Нифлаотав ли-внэй адам).


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

У нас с мужем — период новой влюбленности, понимания друг друга. Но в физическом плане — не очень...

18 мая, отвечает Ципора Харитан

Какая одежда считается кошерной для еврейской женщины?

16 мая, отвечает Мирьям Климовская

Муж не работает, язык не учит, большую часть времени проводит за компьютером…

14 мая, отвечает Ципора Харитан