Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Гаон раби Ихезкель Абрамский однажды был «обвинен» службами в России в государственной измене. В милицию поступил донос, и офицеры решили придти к нему домой и задержать его для допроса.

В прежних поколениях жизнь евреев проходила под сенью Торы и вращалась исключительно вокруг нее. В их сердцах хранились чувства, полученные у подножия горы Синай, на которой Тора была дарована еврейскому народу. Невозможно было отвлечь их мысли от этого великого события.

Гаон раби Ихезкель Абрамский однажды был «обвинен» службами в России в государственной измене. В милицию поступил донос, и офицеры решили придти к нему домой и задержать его для допроса.

На допросе он утверждал, что все эти обвинения — ложны. «Я знаю, — говорил рав, — что не предавал государство и не совершал никакого преступления».

Следователи пытались убедить его признаться в соответствии с некоторыми обвинениями, чтобы они были вправе облегчить ему наказание, но рав смело отвергал все их попытки. Он говорил им: «Разве могу я признаться перед вами в том, чего никогда не было? Я не вправе нарушить закон, прямым текстом написанный в Торе, данной нам на Синае!»

Следователь, сидевший напротив него, начал кричать громким голосом и запугивать его, что если тот не признается, скверной и горькой будет его участь.

Рав Абрамский не уступил: «Если хотите стрелять в меня — пожалуйста», — сказал он, указывая рукой на сердце.

Когда офицер в запале гнева стал еще сильнее кричать, рав обратился к нему спокойно и доброжелательно: «Я не боюсь вас и вашего громкого голоса. Однажды я уже слышал гораздо более сильный голос и не испугался…»

«И где же тебе довелось услышать более сильный голос?» — поинтересовался офицер.

Рав Абрамский ответил: «На горе Синай, где нам была дарована Тора».

Офицер стоял пораженный. Он не был готов к такому ответу и… отпустил рава. Слова, сказанные из горячего сердца рава Абрамского, проникли даже в каменное сердце русского офицера.

Рав Матитьяу Годлевский рассказал удивительную историю, услышанную им от рава Дова Фризеля, ученика из ешивы Радина, который был одним и приближенных к Хафец Хаиму. У рава Фризеля в зале ешивы было место рядом с Хафец Хаимом, и благодаря этому у него была возможность с близкого расстояния следить за святыми манерами «первосвященника Радина».

За много лет рав Фризель отметил, что когда Хафец Хаим доходит в молитве до слов «и жизнь вечную посадил в нас», он подпрыгивает, отрывая ноги от земли, в знак того, что испытывает в этот момент в сердце.

В один прекрасный день рав Фризель решил подойти к Хафец Хаиму и спросить, почему тот так воодушевляется именно на этих словах. Разве нет в молитве других мест, в которых уместно дать волю чувствам?

Хафец Хаим услышал вопрос и сказал: «Слова “Жизнь вечную посадил в нас” заставляют меня расчувствоваться, потому что наша Тора — это и впрямь вечная жизнь!»

Фразу это он произнес с таким энтузиазмом, — свидетельствует рав Фризель, — что можно было словно увидеть эту вечную жизнь воочию, как и то, насколько Тора может повлиять на всю нашу жизнь.

Рав И. Зильберштейн рассказывает: бывает много случаев, когда молодежь возвращается к Б-гу и идет учиться в ешиву, а их отцы или деды удивляются их новому образу жизни, приходят к ним с расспросами и возражениями и настаивают на лозунгах типа «Равная ноша» и т. д. [имеется в виду, что все граждане должны в равной степени трудиться на благо экономики и защиты страны, а не сидеть в ешивах]. Иногда нет иного выбора, кроме как ответить им.

Одному ученику из ешивы, который спросил меня, что им ответить, я предложил притчу.

Плотник изготавливает стенной шкаф. Вы когда-нибудь видели руки плотника? Насколько же они грязны и изранены! И все это — из-за работы, которой он занимается, — из-за резьбы по дереву.

Эта работа плотника исполняется руками. Никакая другая часть тела не может их заменить и выполнить их функцию. У кого нет рук, не дай Б-г, тот не сможет стать плотником. Это очевидно.

Как вы думаете, бывает ли такое, чтобы руки однажды пришли к голове и сказали ей: «Почему ты остаешься в стороне? Иди-ка поработай вместе с нами, возьми на себя равную часть работы!» Не нужно даже быть плотником, чтобы понять, что голова ни коим образом не может возложить на себя задачу по изготовлению шкафа. Только руки способны ударять молотком по гвоздям и выполнять резьбу.

Приходилось ли вам видеть, как ноги, нажимающие на педаль газа в машине, бегут к голове и просят ее, чтобы и она взяла на себя часть этого бремени? Пусть голова тоже не сидит без дела, а давит на педали! Казалось бы, вполне благоразумное предложение!

В точности так же, — сказал я ученику ешивы, — ты должен чувствовать важность и возвышенность своей задачи. Знай, что нет ничего более важного и драгоценного, чем то, что ты делаешь. Только таким образом ты сможешь ответить своему деду и отцу, спрашивающим, почему ты не берешь на себя общее со всеми бремя работы в стране. Скажи им, что у каждого еврея в народе Израиля есть своя роль. Одним подходит работать руками, иные трудятся ногами, а у некоторых суть и личность подобны голове! И если так, на этом человеке лежит обязанность изучать Тору, а не брать на себя другие заботы.

Мы должны, воспитывая своих детей, приучить их и внести им в разум уже в раннем возрасте, что изучающие Торы подобны голове. Поэтому их главная функция — учиться, чтобы стать достойными и помочь другим удостоиться благословения и успеха. Нам, нашим близким и всему миру! (Леханех Бесимха)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

У меня вопрос о головном покрытии...

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Разрешено ли мужчине по закону Торы хвалить чужую замужнюю женщину?

16 ноября, отвечает Лея Солганик

Иногда мне снятся очень развратные эротические сны. И во сне я поддаюсь на провокации...

15 ноября, отвечает Ципора Харитан