Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Как магид из Козница потушил пожар, и почему это не удалось сделать его конкуренту

«И угас огонь» (11:2). Народ (но не праведники среди него) жаловался, и это было злом в глазах Б-га. Гнев Его возгорелся, и их спалило пламя. «И воззвал народ к Моше, и помолился Моше Б-гу, и угас огонь». Раши объясняет, что огонь погрузился под землю в том же месте, где и загорелся. Если бы он повернулся в одном из направлений, то сжег бы все, что есть с той стороны.

Расскажем случай, имевший место в действительности. Эта история удивительна сама по себе, но она становится в семьдесят раз ценнее, когда из нее извлекают урок. Во дни Наполеона, когда французский император, как ураган, пронесся и захватил Европу, его войска добрались до одного маленького городка в Польше, который назывался Козниц. Однажды в том месте разгорелся пожар. В то время пожары часто могли спалить дотла целые деревни. Дома были деревянные, а крыши покрыты соломой. В каждом доме была печь, которую топили непрерывно всю зиму, чтобы выдержать страшный холод, а также для варки и выпечки. У каждой печи была труба, чтобы выводить дым. Было достаточно, чтобы огонь разгорелся слишком сильно, и из трубы выскочило несколько искр, чтобы крыша загорелась, и вся хижина оказалась охвачена пламенем. Ветер переносил огонь на следующую избу, и целая улица в короткое время могла превратиться в дымящиеся угли.

К тому же в то время еще не существовало огнетушителей. Не было даже кранов с водой. Был один колодец на целый район, откуда воду черпали ведрами. И когда начинался пожар, все бежали к нему с наполовину наполненными ведрами. Люди были как маленькие лилипуты против бушующего столпа пламени, беспощадно охватывающего избу за избой.

К счастью для жителей Козница, в их городке остановился отряд завоевателей. Их командир считал себя обязанным позаботиться о благополучии подданных и их имущества. Он тут же вызвал своих солдат и приказал им черпать воду и по цепочке передавать туда, где свирепствовало пламя. Впрочем, в этом деле было больше благих намерений, чем реальной пользы.

В те дни в этом городке действовал один чудотворец, святой человек Б-жий. Это был Магид из Козница, «князь Торы и столп служения», знаток открытого и тайного учения. Он был слабым и с детства болел, но когда приступал к служению Б-гу, то в буквальном смысле становился силен, как лев. Когда разбушевался пожар, и появилась опасность, что весь город сгорит, святой Магид попросил, чтобы его отнесли к месту пожара. Так и сделали — перенесли его с кровати и посадили в кресло, а затем доставили туда, где бушевал огонь, и где напрасно старались солдаты.

Кресло поставили на землю, и святой Магид посмотрел на огонь. И глядите, какое чудо! Огонь внезапно остановился, собрался в одно место и стал затухать. Через короткое время весь огонь как сквозь землю провалился. Благодарный генерал расчувствовался и изумился святому раву-чудотворцу.

Не прошло много времени, как армии было приказано продолжить свой поход в глубь России, где в дальнейшем французское войско потерпело сокрушительное поражение и, спасая свою шкуру, бежало на запад. Оно ретировалось через Россию и Польщу, а затем через Германию вернулось во Францию. Пока были в Германии, тому генералу сообщили, что в городе разгорелся пожар. Не согласится ли он выслать солдат помочь в борьбе с ним? «В этом нет нужды», — ответил генерал и, поспешив к месту пожара, велел привести туда местного рава.

Это был «продвинутый» рав, с подстриженной и ухоженной бородкой, с пристегнутым булавкой галстуком и с развевающимися на ветру полами красивого пальто. Он предстал перед генералом, и тот указал своей тростью на бушующее пламя.

«Вы местный рав?» — спросил генерал.

«Так и есть», — ответил тот.

«В таком случае, не изволите ли потушить пламя?»

«Но как же я это сделаю?!» — удивился рав.

«Что значит, как? Посмотрите на огонь, он и погаснет».

Рав был в оцепенении, не понимая, что делать. «Я не могу», — стал оправдываться он.

«В таком случае никакой ты не рав. Ты притворщик!» — вознегодовал генерал. Его тут же сместили с должности и назначили ему пятьдесят ударов палками.

Это была реальная история, но мы приводим ее здесь ради ее символического смысла.

Мы находим удивительный Мидраш на тему того провалившегося под землю огня. «Огонь провалился, — говорит Мидраш, — но не погас. Он спустился под землю и не возвращался на прежнее место, но вошел в шатер откровения, и когда евреи приносили жертвы в пустыне, этот огонь выходил и поедал их».

Моше Рабейну пришел и опустил огонь — не потушил и не погасил, а дал ему войти в землю. «Он сделал его запечатленным во всех действиях еврея, погруженным в Тору и заповеди». Смысл в том, что огонь вожделения — это «чужой огонь», внешний, который разрушает, но не строит. Этот огонь оставляет за собой обугленную землю. Но огонь Торы и заповедей творит человека, выпрямляет его пути, наполняет содержанием и очищает: «У мудрецов все тело — огонь!»

Цель учителя и родителя, как и цель человека в работе над собой — не погасить огонь, а перевести внутрь и направить, превратить его в огонь жертвенника, в священный огонь и в пламя приближения к Б-гу. К этому прибавим еще одну поучительную реальную историю.

В свое время, лет пятьдесят назад, в ешиве Поневеж был ученик, который не находил удовлетворения в изучении Торы. Он нашел себя в религиозном молодежном движении, в общественной деятельности и руководстве. Ешива требовала полной самоотдачи в учебе, но этот парень сопротивлялся и в итоге оказался за ее стенами. Он записался в другую ешиву, но и там продолжил свою деятельность и дошел до ссоры с руководством. Его друг, волновавшийся за его будущее, посоветовался с Хазон Ишем и попросил разрешения привести этого парня. Ему разрешили, и он уговорил его пойти с ним к Хазон Ишу.

Хазон Иш обратился к нему приветливо, спросил, что теперь учат в ешиве, а тот едва смог вспомнить. Но Хазон Иш отнесся к этому снисходительно и начал с огромным упоением пересказывать ему Гмару и Тосафот. Все это вызывало радость. Внезапно он озадачил их вопросом из Тосафот.

Друг, который основательно овладел этой главой, пытался ответить, но безрезультатно. Хазон Иш улыбнулся и сказал: «Не страшно. Возвращайтесь в ешиву, подумайте, спросите учителей. На следующей неделе я жду вас с готовым ответом».

Так они расстались с пожеланием успехов. Они отправились в ешиву, но друг того парня поспешил вернуться обратно. Он вошел к Хазон Ишу и с удивлением спросил: «Раби, я ведь привел его из-за его деятельности в молодежной организации, из-за которой его пребывание в ешиве под угрозой. Почему же вы не упомянули об этом даже намеком?»

И тогда Хазон Иш произнес ключевую фразу: «Не возможно забрать у человека что-либо, не дав ему ничего взамен!»

Если он нашел свое место в молодежном движении, а мы его оттуда заберем, то даже если он послушается нас, все равно скатится в депрессию и уныние. Не так надо действовать. Нужно направить огонь, превратив его в «пламя жертвенника»: дать ему почувствовать вкус в изучении Торы, ощутить ее прелесть.

Это Хазон Иш сделал с помощью своего вопроса. Ожидание ответа, рассуждения, а за ними новый вопрос. Сегодня тот парень уже сам возглавляет ешиву.

То же самое сделал Моше Рабейну, и так должен поступать каждый «верный пастырь» — каждый учитель и родитель. Не надо губить огонь, а лишь превратить его в «пламя жервтенника»! (Майян а-Шавуа)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

У жены ПМС. Хочется уйти в лес и жить с медведями…

Сегодня, отвечает Рав Ашер Кушнир

Какие отношения должны быть между моим будущим мужем и моей дочерью?

16 июля, отвечает Ципора Харитан

Что-то такое случилось, что я не понимаю, зачем я здесь и какая цель...

15 июля, отвечает Ита Минкин