Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Даже незначительная (на наш субъективный взгляд) заповедь имеет огромное значение и способна изменить Небесный приговор. История о старике, который «всего лишь» принял участие в молитве, тому примером.

«Мало вам… а вы доискиваетесь еще и священства»(16:9). Корах был очень обижен, Корах чувствовал себя ущемленным. Он удостоился быть среди тех, кто видел чудеса в Египте, пережил рассечение Тростникового моря, стоял у подножия горы Синай и, наконец, получил Тору из уст Всемогущего — он не мог этим удовлетвориться. Каждое утро он собирал манну с Неба, пил из чудесного колодца, ходил в свете огненного столба, был защищен Облаками Славы, и всего этого ему было мало.

Корах был из колена Леви, единственного не участвовавшего в грехе Золотого Тельца и избранного затем для службы в Храме. Более того, он происходил из знатного рода Кеата, которому было поручено нести Ковчег Завета, и даже этого ему было мало. На него нисходил дух святости (руах а-кодеш), но не сказал он: довольно мне этого. Все это ничего не стоило в его глазах, пока не было удовлетворено его желание быть коэном. И не просто священником, но главным из них, Первосвященником. Он хотел добраться до Небес, но был поглощен землей… «Пошёл верблюд просить себе рога, а ему отрезали уши»…

Моше Рабейну обратился к Кораху с упреком: «Мало вам, что избрал вас Б-г из общины Израиля, приблизив к Себе… а вы доискиваетесь еще и священства!?» И кто это говорит? Божий человек, который поднимался на Небеса и взял оттуда Тору, который был царем Израиля, построил Мишкан и служил в нем целую неделю первосвященником. Что бы мы сказали? Легко было сказать, что служение левитов — тоже великий почет. На что это похоже? На очень богатого человека, который утешает бедняка: «Ну, хлеб-то у тебя есть».

Но здесь не так. Сфат эмет комментирует, что чем больше человек, тем больше он ценит каждую заповедь, как написано: «Беги исполнить каждую легкую мицву, как трудную». А «Глаза глупого устремляются к краю землю» (Мишлей 17:24). Он удовлетворяется только «важными» заповедями, ищет особых мицвот.

А к Моше рабейну, который был внимателен к исполнению каждой детали заповедей и учил этому народ, относятся слова «Кто любит заповеди, не насыщается заповедями». Он не упускал и половинки заповеди, которую мог исполнить! Мы не можем себе представить награды за заповедь, даже самой легкую.

Несколько лет назад стала известной такая история. В мошаве Шореш была кошерная гостиница. Однажды машгиах, который следил там за кашрутом, собирал десять человек для минхи, а было только девять. Пошел искать, увидел старика с непокрытой головой и попросил присоединиться к миньяну. Тот ответил, что не умеет молиться. Машгиах сказал: «А тебе надо только посидеть в сторонке десять минут, и тогда мы сможем сказать Кадиш и Кдушу». Тот согласился. А у входа встретили они десятого, который шел на молитву, и машгиах сказал старику, что он уже может идти. Через некоторое время умер тот старик. Прошло еще несколько дней, явился он машнгиаху во сне и сказал:

— Помнишь, ты просил меня дополнить миньян, и я согласился, а потом не понадобился?

— Помню, — ответил машгиах.

— Так знай: ты даже не представляешь, какую награду я получил в высшем мире за готовность помочь, чтобы прозвучали Кадиш и Кдуша.

А теперь давайте подумаем: Если лишь за согласие уже получил огромную награду, насколько больше она бы была, если бы действительно дополнил миньян, сидя в сторонке и даже не молясь?! И какая великая награда ожидает тех, кто часть мньяна, кто создает его, кто один из десяти первых.

И все это за одну единственную молитву в жизни! А если молится человек в миньяне три раза в день. И не один день, а семь дней в неделю, пятьдесят недель в году, десятки лет жизни.

Можем ли себе представить, какая великая награда нас ожидает?! «Счастливы мы, как прекрасен удел наш, как приятен наш жребий, как замечательно наше наследие».

Есть об этом история: Гаон, автор Маор вашемеш, был из учеников автора Ноам Элимелех. Его молитва было горячей как факел, и чтобы не мешать другим, он молился в отдельной комнате рядом с главным залом краковской синагоги. Однажды увлеченная его молитвой, обратилась к нему одна нешама и попросила у него исправления. Он ответил ей:

— Я к этому не привык, не знаю, как души исправлять, иди к тем, кто больше меня!

— А меня послали сюда, — ответила она, — и передали знак: иди к молодому человеку, который молится в отдельной комнате рядом с синагогой в Кракове.

— Смотри, — сказал он смущенный, — прочту за тебя 18 глав Мишны, может, это поможет твоему исправлению.

Как известно, слова нешама и мишна — из тех же букв.

— Я не знаю, — сказала нешама, — поднимусь и расскажу. Если не успею вернуться.

Удалилась и не вернулась.

Он взволновался.

А когда пришел к раву, рассказал о происшествии своим друзьям, старшим из учеников. И они поразились:

— Разве ты мало учишься? Откуда у тебя свободное время, чтобы учить 18 глав?

Поразился он их ответу:

— Что это значит? Несчастная душа молит об исправлении, а я не помогу?

— Конечно. Но разве не знаешь, что одна мишна в силах исправить душу?

И если так велика сила Торы, свет ее и святость, что благодаря изучению одной мишны можно исправить душу ближнего, насколько же очищает мишна, которую человек учит сам.

И если так с мишной — частью устной Торы, то с письменной Торой, которая слово Б-га — тем более!

Услышав это, кто же не прислушается к чтению Торы!

(Мааян ашавуа)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Как объяснить мужчине что он не нужен, чтобы не обидеть?

Вчера, отвечает Хана Лернер

Боюсь, что сбудется предсказание гадалки...

20 июля, отвечает Ципора Харитан

Думаю привезти жену из СНГ. Какая культурная специфика русскоговорящих евреек?

19 июля, отвечает Хана Лернер