Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Чтобы ускорить избавление, надо учить Тору самостоятельно, а также обучать ей подрастающее поколение. История о губной гармошке и истинных приоритетах.

«…светоносную менору и ее светильники» (4:9) «Вот стоит он за стеной нашей» — сказано в Песне песней о Машиахе — придет он скоро и застанет всех нас врасплох. «Внезапно придет в храм Свой Господин, которого вы ищете, и посланник завета, которого вы желаете» (Малахи, 3:1). Однако продолжение стиха поражает: «И кто устоит при появлении его? Ибо он — как огонь очищающий». Ведь когда перед нами праведник — таем мы, когда находимся рядом с мудрецом поколения — трепещем, сколько же мужества потребуется, чтобы предстать перед царем Машиахом?! Взглянет на нас и проникнет в глубины души нашей: «Хлестать будет страну бичом своих речей, духом уст своих умертвит нечестивого» (Йешаяу, 11:4).

Одно оправдание будет у нас. Если принимали участие в ускорении его прихода, если приближали его появление — мы повенчаны с радостью. Проявит нам свое милосердие и близость.

Как же ускорить его приход? В комментарии к книге Шмот (27:20) открыл нам великий учитель Ор а-Хаим а-кадош, что избавление придет в заслугу Моше-рабейну: «и не хотел Моше освобождать народ, отлынивающий от изучения Торы». Коротко и ясно. Но из этого мы извлекаем наставление: всякий, кто участвует в уроке Торы; женщина, посылающая мужа учиться; родители, которые записывают детей в религиозную школу — приближают геулу, избавление.

Выдающийся знаток Кабалы рабейну Хида раскрыл, что намек на это содержится в пасуке: «…светоносную менору и ее светильники». Светильники символизируют свет Торы, в заслугу которой засияет свет геулы.

Однако нужно остерегаться, чтобы не ослепнуть от чуждых «светильников», пытающихся увести нас с пути Торы и трепета — на путь зла, горького как полынь. Чтобы не случилось с нами то, что сказано в молитве Видуй: «Отступили мы от Твоих заветов и благих велений и не ценили их».

Случилось это в самый канун Второй мировой войны, — рассказывает рав Галинский. Германия уже объявила войну, и иллюзий не оставалось. Немецкие танки уже готовы были подмять польскую кавалерию, и ничто не могло устоять против них.

Никто не предполагал тогда, что немцы начнут строить концлагеря, хотя об отношении к евреям уже было известно. Евреев жестоко преследовали в Германии и запретили покупать им дома и земли. Глава ешивы «Новогрудок» в Белостоке, р. Авраам Яфен, благословенной памяти, вспомнил, что здание ешивы до сих пор не переведено в табу (земельное управление). Это стоило больших денег, и ешива ими не изобиловала. Но нужно было действовать как можно быстрее. Беда в том, что в Польше свирепствовал антисемитизм, евреев обвиняли во взвинчивании цен, в приближающейся войне, да мало ли в чем…

Глава ешивы подошел ко мне и сказал: «Поедешь ты, ты маленький как подросток, тебе ничего плохого не сделают. Возьми документы и деньги, поезжай в Варшаву и оформи перевод здания». Денег на дорогу он, конечно, не дал. Оставил полагаться на провидение…

Я приехал на вокзал, который кишел солдатами, направляющимися на фронт. Выяснил, сколько стоит билет в третий класс для простого народа, насобирал деньги у немногих находившихся на вокзале испуганных евреев. Подошел к кассе: «Мне, пожалуйста, билет до Варшавы».

«Разве ты не знаешь, что все места во втором и третьем классах заняты солдатами, едущими защищать нашу страну (видели мы, как это помогло), — заявила кассирша. — Есть билет в первый класс, но это в четыре раза дороже».

Время поджимало, поезд скоро отправлялся, и я сказал: «Хорошо, я куплю билет до ближайшей станции». Я рассчитывал сойти и насобирать еще денег.

Первый раз в жизни я путешествовал первым классом. Стены обиты коврами, бархатные удобные сиденья и всякие современные штучки: наушники и радиоприемник с несколькими станциями. Я сел и открыл книгу. Напротив меня сидел нееврей в наушниках, глаза его были прикрыты. Вероятно, слушал новости, что понятно в это тревожное время.

В соседний вагон зашел уличный музыкант — он играл на губной гармошке, ударяя в жестянки — для поднятия духа напуганной публики. Вагон опустел, все отправились слушать, кроме меня, какое мне до него дело? Нееврей, сидевший напротив, также остался, погруженный в транс.

Вошел кондуктор и увидел нас: «А вы что сидите? Все ушли в соседний вагон». Мой попутчик снял наушники и вежливо осведомился: «Что вы сказали?» — «В соседнем вагоне играют на губной гармошке» — повторил кондуктор.

Тот презрительно скривил губы: «Я тут слушаю великолепную игру Парижского симфонического оркестра, а вы мне предлагаете нытье на губной гармошке?» Сел и снова надел наушники.

Через некоторое время поезд остановили. Началась война, и рельсы были подорваны. Поезд повернул назад, а жизни солдат были спасены. Я благополучно вернулся в ешиву.

«Так быстро?» — удивился глава ешивы.

Я объяснил, что дорога перекрыта, и добраться до Варшавы нет возможности. Но поездка не прошла даром, я услышал урок мусара.

«Мусар? От кого?» — «От одного нееврея». Я был уверен, что раби счел меня сумасшедшим.

И я рассказал ему о моем попутчике с наушниками: «Я наслаждаюсь великолепным исполнением оркестра из Парижа, и я пойду слушать фальшивое завывание губной гармошки?!»

Нужно ли сравнивать?! «Отступили мы от Твоих заветов и благих велений, и не ценили их»…


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Почему мои подруги сочувствуют не мне, а моим врагам?

Сегодня, отвечает Бина Тригер

Все мои парни не хотят давать волю чувствам. Каков смысл моего одиночества?

22 апреля, отвечает Ципора Харитан

Как избавиться от обиды на девушку, которая десять лет назад не вышла за меня замуж?

21 апреля, отвечает Лея Солганик