Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тот, кто сострадает другим, сам удостаивается сострадания Небес»Вавилонский Талмуд, Шабат 151
Лакомства к субботнему столу

«Человек, если умрет в шатре» (Хукат, 19:14)

Давайте, выучим отрывок из святой книги «Ор а-хаим», отрывок важный и основательный, который нескоро забудется. Почему? Так как мы будем учить его из поучительного рассказа, а рассказы обычно запоминаются.

Это случилось около ста пятидесяти лет назад. Рав польского города Радум, гаон раби Иеошуа Ландой, благословенна память праведника, внук автора книги «Нода бэ-Иеуда», получил распоряжение явиться во дворец варшавского правителя. Рав испугался, поскольку знал, кто будет перед ним. Русские захватили Польшу, и «просветители» установили с ними «связь злодеев». Чтобы воевать вместе против евреев и их веры. Кто знает, какой новый донос они придумали, в чем их злой умысел.

Когда наступило назначенное время, попрощался рав со своей семьей и поехал в Варшаву. Взял он с собой сумку с талитом и тфилин — и погребальное облачение. Кто знает, может быть сплели против него навет. Может быть, он будет изгнан в Сибирь, может быть, будет казнен. Когда он прибыл во дворец правителя, его привели в приемную. К своему изумлению, он увидел там двух важных равов Польши. Они так же были приглашены на встречу, и тоже не знали, по какому поводу. В напряжении и страхе стал он расхаживать по приемной туда-сюда. Вдруг он заметил книгу, лежащую на этажерке. В нем пробудилось любопытство. Он взял ее и увидел, что это «Пятикнижие» с комментариями святого автора книги «Ор а-хаим». Какая связь между «Пятикнижием» и дворцом правителя? Открыл он книгу и увидел, что уголок одного листа загнут для заметки. Он бросил взгляд и все понял. Обратился он к своим друзьям, равам и попросил, чтобы они дали ему вести беседу с правителем и не вмешивались в нее. Даже если его слова возмутят их, и покажутся им странными. Удивились равы его просьбе, но обрадовались, что ответственность снята с их плеч.

Дверь открылась, и правитель вошел в комнату. Группа «просветителей» сопровождала его. Среди них был вероотступник Иехезкель, который сменил свое имя на Станислав Казимир. Этот мерзкий вероотступник уже обрушил указ сожжения «Шульхан арух» (Хошен мишпат), в котором написано (Симан 366), что потерю иноверцу можно возвращать только в случае исполнения заповеди освящения Имени Небес. Что замыслил он сейчас? Лица «просветителей» аыражали воодушевление. Победный взгляд. Правитель сразу начал с интересующего его вопроса: «Вы, евреи, учите “Пятикнижие” с разными комментариями, верно?»

Два рава обратили свой взгляд на рава из Радума, который сказал: «Действительно, это так. Комментарии Раши и Рамбана, Ибн Эзра и Сфорно. Кли якар и святого “Ор а-хаим”, и другие».

Глаза «просветителей» засверкали злодейством.

Спросил правитель: «Их слова святы в ваших глазах, и вы полагаетесь на них, так?

Рав из Радума ответил: “Да, святы. Но приняты только в вопросах, касающихся алахи, и это не подлежит обсуждению. Однако в вопросах толкования и идей, каждому еврею дано право обсуждать и высказывать свои идеи, и нельзя сказать, что эти идеи обязывают нас к чему-то.”

Так он сказал, и “просветители” разозлились и заскрипели зубами. Один из них подбежал к этажерке, схватил “Пятикнижие”, открыл его и со злостью прочитал: “Как. как ты объяснишь то, что написано здесь.”

Но правитель сказал ему: “Разве ты не слышал, что сказал рав, это только идея, и не более того”.А равам он сказал: “Извините за беспокойство, и меня они напрасно обеспокоили”. “Просветители” стояли опозоренные, а равы вышли из комнаты.

Когда они остались одни, спросили они рава из Радума: “Что произошло?”

Ответил он: Случилось чудо. Проклятые “просветители”, замышляющие зло против всего святого и дорогого нам, хотели чтобы вышел указ о сожжении всех комментариев на “Пятикнижие”. Они сказали правителю о комментарии святого “Ор а-хаим” вначале главы “Хукат”, почему еврей, оскверняется после смерти в шатре, а неевреей не оскверняется (Трактат Йевамот, 61). И дальше он говорит: пример с двумя сосудами, в одном из которых мед, а в другом — мусор. Когда его опорожняют, собираются мухи и насекомые к бочке с медом. Так и с умершим евреем — поскольку он наполнен святостью сладкой и приятной, когда выходит его душа, собираются на его теле все клипот (силы нечистоты, питающиеся остатками его святости), но когда умирает нееврей, то он не притягивает к себе силы нечистоты.»

«Просветители» хотели поймать равов в ловушку. Заставить их сказать, что эти слова обязывают прочитывать этот отрывок, как направленный против неевреев, и таким образом навлечь на них указ о сожжении всех книг. Но, с Б-жьей помощью, они оставили помеченное Пятикнижие на этажерке, и рав предварил лечение болезни. (Мааян ашавуа)

Указание свыше!

«Так говорит брат твой, Исраэль» (Хукат, 20:14)

Сказал святой гаон, автор книги «Огонь веры», из Озерова, благословенна память праведника: многие советуют и наставляют. Но как узнать, с «кем из них Ашем» и принять его совет? Кому Творец благословенный открывает глаза, чтобы найти ответ в Торе, с ним Ашем!

И рассказал для примера историю.

В свое время убедили «просветители» польского министра просвещения проверять каждого меламеда по семи предметам, а если не сделает это, заключить его в тюрьму и наложить штраф на родителей, которые посылают к нему своих детей. Этот указ должен был покончить в чистым воспитанием и принудить родителей посылать своих детей в нееврейские школы.

Собрались равы того поколения, чтобы решить, что делать. Уже все было испробовано, но напрасно.

Встал один из присутствующих и сказал: «Есть еще одно средство, которое мы не испробовали: у министра просвещения есть самый близкий друг — ассимилированный еврей. Двоюродный брат “хорошего еврея” из Найштата, присутствующего здесь, на собрании. Конечно, связи между ними разорваны, но все же пусть пойдет к двоюродному брату и напомнит ему отца и деда, чтобы воздействовал тот на министра просвещения для отмены указа».

Сказал рав из Найштата: «Я сделаю все, что вы мне скажете. Но разве вы не понимаете, что он совершенно оторван от еврейства. Его отец, в свое время, сидел по нему “шива”, как по умершему. И какая помощь свыше нам нужна в этом!»

Встал праведник, раби Иехезкель из Козмира, благословенна память праведника, и сказал: Ясно написано, что когда хотел Исраэль пройти через землю Эдома, послал Моше рабейну посланников к царю Эдома сказать: «Так сказал брат твой, Исраэль, пройдем через землю твою. И сказал: “Братья мы, сыны Авраама”. Отсюда мы видим, что когда нуждаются в чем-то, можно напомнить, что есть у нас один отец, Ицхак, и один дед — Авраам».

Пошел «хороший еврей» к своему двоюродному брату, который был удивлен, увидев его, однако принял с большим почетом и исполнил его просьбу. Воздействовал на министра, и тот заморозил указ.

Сказал раби из Озерова, благословенна память праведника: Приведение этого пасука раби из Козмира — указание свыше! (Мааян а-эмуна)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

На 9-ом месяце беременности у меня умер ребенок. Боль, злость и чувство вины становятся все сильнее...

Сегодня, отвечает Ципора Харитан

Меня пугает мысль о новой работе: а вдруг не получится?!

Вчера, отвечает Лея Солганик

Как остаться собой, но не расстраивать маму?

18 июня, отвечает Ципора Харитан