Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тот, кто не чувствует боль роженицы, мучающейся на другом конце земли, как свою собственную боль, не достоин имени “праведник”»Рабби Мордехай из Несвижа
Лакомства к праздничному столу

Рабан Гамлиель говорит: пока не сказал эти три слова, не исполнил своей обязанности. И эти слова: Песах, маца и марор (горечь). И задавали вопрос наши мудрецы: подобало бы вначале вспомнить о рабстве, съесть марор, и только после этого мацу, которая напоминает об избавлении. Почему написанное предваряет мацу марору, «На маце марор, и так едят», вначале мы едим мацу, и только после нее — марор.

И как во всех заповедях святой Торы есть в этом идея и урок. Раб, в его бедности и мучениях, в низости положения привыкает к своему состоянию так, что совершенно не чувствует своей малости. Наоборот, иногда он доходит до состояния «и полюбил я моего хозяина», и совсем не хочет выходить на свободу, где он должен справляться с трудностями свободного мира. «Помнит он лук и чеснок, который ел в Египте бесплатно»… Если он стонет, то это из-за того, что работа слишком трудна, и он просит облегчить груз: «И застонали сыновья Исраэля из-за работы» — но не из-за рабства.

На что это похоже? История из жизни. Русский царь прибыл для осмотра в один военный лагерь. Организовали для него смотр, и царь прошел между двумя рядами казаков, а в руках у них обнаженный меч. Вдруг один из казаков опустил свой меч на голову царя. Чуть не рассек своего царя. С быстротой молнии ударил один из стоящих рядом по мечу и отклонил его в сторону. Спас царя от верной смерти. С чудесным самообладанием продолжил царь обход, и когда пришел в армейский штаб, распорядился убить покушавшегося на него и привести к нему своего спасителя.

«Царь обязан тебе жизнью, но он не любит оставаться должником, — сказал он. — Что ты просишь взамен».

«Многомилостивый царь, — ответил солдат, — командир базы наказывает меня без всякой причины и обязывает меня внеочередными дежурствами. Прикажи, пожалуйста, чтобы он относился ко мне милосердно».

«Будь уверен, что так я и сделаю», — сказал царь. Казак с чувством поблагодарил и вышел счастливый. А царь разочарованно пробормотал: «Какой глупец. Ведь он мог попросить, чтобы я назначил его командиром базы».

Но царь не прав. Он не мог попросить этого, так как взгляд солдата был взглядом рядового, которого гоняют взад и вперед, и все помыслы его лишь облегчить бремя.

Так было в рабстве с сыновьями Исраэля в Египте. «Не слушали Моше из-за нетерпения и тяжелой работы». И когда казни обрушились на Египет, даже после девяти казней, после того, как тяжелая работа была отменена и прекратилась в Рош а-шана, отказались большинство евреев изменить свое положение, отказались выйти из Египта, и четыре пятых из них умерли во время казни тьмой (Раши, Шмот, 13:18).

Поэтому понятно, почему отмечают Избавление едой мацы прежде, чем вспоминают горечь рабства съедением марора. Ибо только после того, как были избавлены, только после того, как испытали освобождение и свободу, только после этого поняли, каким горьким было рабство, в каком низком положении они были.

И как это верно относительно наших тел, так это верно и относительно нашего духовного положения. Святой гаон, автор книги «Диврей хаим», благословенна память праведника, рассказывал об одном раве, приехавшем в город и увидевшем, что многие там поражены пьянством. Люди проводили ночи в кабаках, валялись на улицах, и в подпитии возвращались домой. Рав постановил, чтобы ни один человек не пил ни одной капли горького питья. Каждый, нарушивший запрет, будет наказан со всей строгостью. Не прошло и дня, как первый пьяница появился на улице. Его схватили и привели к раву. «Что ты можешь сказать в свое оправдание», — спросил рав. «Хи, хи, — ухмыльнулся пьяница, — ничего, кроме вкуса напитка». Удивился рав: «Кто знает, может быть, его довод справедлив, может быть, невозможно устоять перед его вкусом». Распорядился рав, чтобы принесли ему рюмку, чтобы попробовать. Принесли ему, и он попробовал кончиком языка. Лицо его скривилось и позеленело. «Тьфу, — сказал он, — горькая, как полынь! Надо бы тебя наказать, но я не знаю наказания более горького, чем питье этого ужасного напитка!»

Так и в отношении грехов. Тот, кто погружен в них, полагает, что нет чудеснее того, чем валяться в грязи. Только когда будет вызволен и очистится, поймет, в каком зловонии он находился. Только после «Песах» и «маца» точно поймет, что такое «марор». (Мааян а-моед)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Дети не хотят молиться дома, в том числе — произносить благословения после еды...

Сегодня, отвечает Ита Минкин

На 9-ом месяце беременности у меня умер ребенок. Боль, злость и чувство вины становятся все сильнее...

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Меня пугает мысль о новой работе: а вдруг не получится?!

20 июня, отвечает Лея Солганик