Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Стыдить кого-то публично — настолько серьёзное преступление, что совершивший его лишается доли в грядущем мире»Рав Зелиг Плискин, из книги “Береги свою речь”

Всякая учеба Торы и переживание оказывают свое влияние. Шмот

Темы: Шмот, Оцарот

Всякая учеба Торы и переживание оказывают свое влияние

«Помни обо всех чудесах, которые Я поручил тебе совершить » (Шмот, 4:21)

Вера — основа здания человека и почва для его процветания. Насколько глубже основа и богаче почва, настолько великолепнее здание и богаче урожай плодов. И есть бесчисленные уровни веры: вера без сомнения и вера ясная и центральная. И это наше главное задание: сделать веру в нашем сердце более правдивой, центральной и более реальной. Перевести ее из состояния малости в состояние величия.

И здесь требуется пояснение.

Однажды сказал семейный врач, с успехом лечащий распространенные болезни: я не люблю две реакции. Когда говорят, что лекарства не помогают, и когда говорят, что помогают сразу.

В медицине мы не сведущи, но в душе человека происходит, несомненно, так. Тот, кто полагает, что, почитав книги по мусару, встанет другим человеком, строит иллюзии. Нужно дать идеям время укорениться, прорасти, расцвести, принести урожай плодов и довести их до созревания. Этому уподоблена вера, выращивающая плоды долгое время, медленно, ступень за ступенью.

«Суд над Египтом длился 12 месяцев» (Трактат Эдуйот, 2:10), чтобы научить вере, извлечь урок из каждой казни (Михтав ми-Элияу, 4:284), и укоренить его еще и еще, глубоко внутри, до уровня «и припасы на дорогу не взяли себе», «и поверили в Ашема». До перехода через море Суф, когда воды дошли до души, перед тем, как оно расступилось.

И передано нам по традиции, что есть уровень выхода из Египта в каждом человеке (Толдот Яаков Йосеф). И это путь каждого человека: укоренять веру ступень за ступенью, вбирать ее глубоко в сердце, строить ряд за рядом, постоянно и постепенно (Мааян а-эмуна).

Аврех вошел в автобус. Сел, и сразу открыл книгу и погрузился в учебу. Исполнил заповедь «и повторяй ее, идя по дороге». На следующей остановке вошли в автобус еще пассажиры. Один сел рядом с ним. Аврех посторонился, чтобы не мешать, и продолжил учебу.

«Какую книгу ты читаешь?» — спросил сосед.

Аврех был вынужден поднять глаза, сожалея о помехе. Ведь «изучение Торы равно всем заповедям», каждая минута дороже золота. На парне поверх истрепанных джинсов была надета кричащая футболка, а из-под спутанных кудрей выглядывало молодое и тонкое лицо.

«Книга называется “Мишна брура”, — ответил аврех.

“Интересно, — отозвался сосед, — разные виды букв, разных размеров и разных форм”…

Аврех рассказал о “Шульхан арух”, основной книге по алахе, в которой есть большие, четырехугольные буквы. А над ними текст Рамо, записанный круглыми буквами. И рассказал о книгах “Беер этев”, и “Шаарей тшува”, и трех сочинениях Хафец Хаима: “Мишне бруре”, “Биур алаха” и “Шаар а-Цион”. Рассказал, что он составлял свою книгу двадцать пять лет, глубоко обдумывая ее. Рассказал, что сын Хафец Хаима, раби Лейб, спросил отца, смогут ли оценить читатели тот огромный труд, который он вложил в каждый отрывок, с методическими объяснениями и алахическими выводами, и оттачиванием каждого слова.

Хафец Хаим ответил ему рассказом. Однажды он видел, как группа рабочих каторжно трудилась над прокладкой отрезка железной дороги. Если подумать, то это ведь только маленький отрезок пути, протянувшегося на тысячи километров. Разве кто-нибудь оценил их работу. Они трудились годами, чтобы люди смогли удобно проехать по этой дороге за считанные часы.

Различие в том, что они делали это принудительно, как заключенные, осужденные на каторжные работы или чтобы заработать на жизнь. А у Хафец Хаима вся цель была выложить для нас путь, чтобы с легкостью и ясностью могли знать алаху.

Парень выслушал авреха и вдруг сказал: все, я должен выходить. Спасибо, было приятно послушать.

Он вышел и исчез из жизни авреха.

Застучало сердце авреха: жаль времени, оторванного от Торы.

Если бы я его знал, то продолжил бы беседу, чтобы приблизить его, повлиять на него.

Но одна беседа — какое от нее может быть воздействие.

В это время я мог учиться.

Он не мог успокоиться и пошел к раву, автору книги “Кеилот Яаков”, благословенна память праведника.

Выслушал тот и ответил: Во-первых, ты прав, жаль потерянного времени.

Ведь известен рассказ из мидраша (Авот де-раби Натан,6), что было вначале с раби Акивой, который был невеждой до сорока лет. И что привело к перевороту.

Однажды привел он свое стадо на водопой и увидел там продырявленный камень. Удивился он: кто сделал в нем такую глубокую дыру. Сказали ему: Акива, разве ты не знаешь? Вода разрушает камни» (Йиов, 14:19). Капля воды проделала дыру. Тотчас раби Акива применил это к себе: если вода делает дыру в твердом камне, то слова Торы тем более врежутся в мое сердце. Сразу вернулся он к учебе Торы. Отсюда учил раби Исраэль из Салант: постоянное воздействие проникает.

И если хочет человек проделать отверстие в камне, но есть у него только одна-единственная капля, он, разумеется, истратит ее впустую. Тот же закон и для одной беседы, которая не может привести к перевороту.

Покачал аврех головой: так я и думал.

Да, — продолжил рав, — единственный раз не воздействует. Но как вырезается что-то в камне? Постоянством воздействия. Первая капля тоже воздействует, несмотря на то, что она мизерна и не ощутима.

А если так, нет у нас права уклониться от нее.

Кто знает, когда вырастет и воздействует слышанное еще и еще раз, пока не произойдет переворот. (Агадат А-кеилот Яаков)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

В очищении нуждаются только еврейские женщины?

Сегодня, отвечает Мирьям Климовская

Встретила мужчину, с которым планируем создать семью. Легко договариваемся обо всем, кроме денег...

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Мой ребенок полутора лет любит кусаться...

17 октября, отвечает Ита Минкин