Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Сука и облака Славы

Рассказывается, что ученик гаона из Вильно, благословенна память праведника, спросил его: «Пусть научит нас рабейну, какая самая трудная заповедь в Торе?»

Суббота, например, не трудная заповедь, однако законы ее многочисленны, но привычка превращает их в рутину. И наоборот, «День этот для Исраэля свет и радость». Это хороший подарок, он из дома спрятанных сокровищ Святого, благословен Он. В праздник Песах предостережение есть хамец, может посчитаться трудностью. А может быть, одна из редких заповедей, таких как любовь к Ашему и страх перед ним, «и вижу Ашема перед собой всегда» — это самое трудное. И может заповедь «возлюби ближнего своего, как самого себя», «самого себя» без всякого отличия. Самого себя без всяких ухищрений. Прямо как самого себя!

Ответ гаона удивил их. «Самая трудная заповедь, — сказал он им, — это заповедь “и радуйся в праздники твои, и тогда будешь рад”!»

Удивились ученики. Ведь заповедь радоваться чудесна. Но если вдуматься, она трудна. Ведь это обязанность из Торы, радоваться восемь дней без перерыва, около двухсот часов, одиннадцать тысяч с половиной минут…

Много детей. Жена злится, теща в пути, лулав стал некошерным, еда остыла, прокол в машине, пришел счет за электричество — но запрещено злиться, запрещено грустить. А кроме того, на меня возложен обязанность радовать всех окружающих, «жена — муж должен радовать ее» (Кидушин, 34), и радовать детей.

А теперь рассказ на эту тему.

Началась вторая мировая война. Еврейская кровь лилась, как вода. В Америке собрались беженцы, чьи родственники остались в горящей Европе. Праведник, раби Пинхас Давид Алеви Горовец, адмор из Бостона, благословенна память праведника, пригласил за свой стол гостей на праздник Симхат Тора. Он зажег радостью гостей, которые дружно запели. Вдруг послышался протестующий голос разбитого сердца сына, тревожащегося о судьбе своих родителей: «раби, в Европе проливается еврейская кровь, а мы здесь поем!»

Тотчас перестали евреи петь и почувствовали себя пристыженными. Действительно, как они могли забыть катастрофу, отвлечься от мучений и скорби своих семей?!

В воцарившейся тишине послышался голос раби, цитирующего слова рабейну Рамбама, благословенна память праведника, в конце алахот для лулава, упоминая радость водочерпания: «Радость человека от исполнения заповеди и любви к Б-гу, который заповедал их, это большая работа».

Процитировал и выразил удивление: неужели радость — это работа, труд и хлопоты? Разве она не прорывается сама по себе, поющая и разливающаяся, когда ноги сами идут в пляс.

Но Рамбам имеет в виду наше время. Период тьмы, скорби и печали, бед и страданий. Когда глаза слезятся, а сердце страдает, когда горло перехватывает от вырывающегося стона. Тогда радость — это действительно работа, большой труд. И евреи, которые во всех поколениях жертвовали собой ради служения Ашему, жертвовали собой также для того, чтобы радоваться в праздник! Давайте, евреи, споем песню радости — и будем жить.

Это рассказ из жизни, трогающий и удивляющий. Сила святого народа Исраэля — кто, как ты, народ Исраэля. Хорошо известно Ашему, что мы живем в период милости, и нет у нас радости, которая определяется, как «большая работа», и нам легко достигнуть ее. Но если она не «большая работа» для нас, то это «малая работа», и мы должны преодолеть минуты огорчений и страданий, грусти и угнетения, и выполнить заповедь: «и будешь радоваться». Будем же радоваться и радовать других.

И маленький урок для нас из этой заповеди. Некоторые люди полагают, что Тора требует от нас только исполнения заповедей, делай так и не делай так, и если заплатишь «налог», с тебя не потребуют измениться. Не обращают внимания на личность и чувства. Но из этой заповеди мы видим, что заповедь обращается также к чувствам человека и требует от него полной власти над своими чувствами. Настолько, что запрещено быть грустным даже минуту в течение целой недели!

И еще, есть у нас правило, что Творец не требует с нас больше, чем мы можем. Поэтому плачут злодеи, видя, что было в их силах покорить свое злое начало, и оправдывают суд над ними, поскольку это справедливый суд. Поэтому исполнение этой заповеди тоже в наших силах. (Мааян м-моед)

Не выносят алахическое постановление самостоятельно

Гаон, праведник, раби Хаим Хизкияу Хори, благословенна память праведника, рассказал известную историю о двух братьях, один из которых учился и стал известным равом, уважаемым и почитаемым. Второй занялся торговлей и был невеждой и неучем. Однажды спросил он жену: «Скажи мне, почему все оказывают уважение моему брату, а мне — нет?» Сказала она ему: «Потому что он рав и судья, гаон, точно исполняющий заповеди».

Сказал он себе: «Стану и я точно исполнять заповеди, тогда меня тоже будут уважать».

Пошел он к брату, чтобы проследить за его действиями. Увидел, что жена брата принесла ему курицу, относительно которой возник вопрос. Посмотрел тот и сказал: «Кошерная, и все-таки я не буду есть ее, так как я не ем мясо, относительно которого возник вопрос».

Был канун Сукота, и рабанит сказала, что сыновья построили суку, как полагается по алахе.

Решил брат-невежда, что знает уже достаточно, и сказал жене, что не вносят кастрюли в суку из почета к ней, и пошел молиться в синагогу на праздничную молитву. Когда он возвратился из синагоги, сказал ему жена: «Ты знаешь, наша сука чуть не стала некошерной! Дочь внесла в суку кастрюлю. Я отругала ее и послала спросить рава, кошерна ли сука, и он ответил, что кошерна».

Побледнел человек и сказал строго: «Сука действительно кошерна, но я устрожаю в исполнении заповедей и не ем того, в отношении чего возник вопрос. Поэтому не буду сегодня вечером есть в суке!» И по своим мнениям и устрожениям семья ела в первый вечер Сукота в доме…

Что здесь имеется в виду? Зачастую люди сами отвечают на свои вопросы, вместо того, чтобы спросить знающего рава. И часто отвечают не так, как указывает алаха. Например, человек принимает участие в уроках Торы, а он устал от дневной работы, и иногда засыпает на уроке, а иногда не может сосредоточиться и понять. Поэтому он предпочитает не ходить на урок — и не знает, до чего любимо Ве-десущему его присутствие на уроке именно из-за того, что он озабочен. И даже когда он засыпает! Мидраш говорит, что Святой, благословен Он, как бы собирает слюну, исходящую с губ засыпающих, и из них готовит росу, чтобы в будущем оживить ею мертвых! Поэтому не отменяйте уроков Торы до того, как спросите рава.

И еще подчеркивал Хафец Хаим, что запрещено человеку возноситься в сердце своем и думать, что стоит он на месте, равном ступени рава и судьи.

И рассказывал об этом притчу, слышанную от гаона, праведника, раби Велвеле, благословенна память праведника, Магида из Вильно.

В отдаленной деревне проживало несколько еврейских семей, численностью с миньян, все — деревенские невежды, обучение которых остановилось на «Пиркей авот». Один из них был знатоком календаря и алахическим авторитетом в установлении начала месяца и даже многих обычаев, многие из которых он видел в своем доме, а до некоторых додумался сам. Деревенские жители чувствовали к нему уважение и даже стали называть его равом. Вначале он отпирался, но потом привык, а в конце концов стал гордиться своим прозванием и величием своей семьи. Счастлива родившая его, что удостоилась сына — рава в Исраэле.

Однажды случилось, что этот деревенский житель приехал в Вильно и пришел молиться в дом учения гаона, благословенна память праведника. Увидел он, что учащиеся сидят за книгами, а из угла вдруг послышался гомон. Товарищество мудрецов начало войну Торы. Этот говорит так, а другой — так, эти приводит одну систему, а те высказывают противоположный взгляд. Покраснело лицо деревенского жителя, он всегда ненавидел ссоры. В качестве рава, он знал, что мудрецы приносят мир. Решил он поселить мир среди ястребов. Выслушать их, как обычно, и вынести свое решение, как у него водилось. Решительным шагом подошел он к ним, послушал, их, но ничего не понял.

Тем временем, заметил его один из учащихся. Поздоровался и спросил, как его зовут.

«Такой-то, сын такого-то», — ответил он.

«Чем ты занимаешься?» — спросил подошедший.

«Я местный рав», — ответил он с гордостью.

«Если так, пусть рав выскажет свое мнение по обсуждаемому вопросу».

И уши его воспламенились от стыда… (Хафец Хаим м-хадаш, Маим Хаим)

Читайте на нашем сайте: Тематический обзор по теме Суккот


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Как вести себя с мамой, которая постоянно критикует мою веру и нарушает мое личное пространство?

Сегодня, отвечает Ципора Харитан

В школе сына проводят обязательную литургию...

17 августа, отвечает Рав Ашер Кушнир

В отношениях с мужем мне не хватает интима и просто близости, прикосновений. Сказать ему стесняюсь...

16 августа, отвечает Ципора Харитан