От уступок до агрессии. Как не надо реагировать на плач и крики ребенка.

Что такое эмпатия?

Эмпатия — компонент, без которого невозможно построить родительский авторитет. Родитель осознает свои чувства и знает, в чем его воспитательная цель, но в то же самое время он способен принять в расчет точку зрения ребенка и с уважением отнестись к его чувствам. Это — заботливый родитель, реагирующий на потребности ребенка, но, устанавливая дисциплину, он умеет требовать, а при необходимости — требовать настойчиво и решительно.

Способность авторитетного родителя к эмпатии — это уравновешивающий элемент, не допускающий излишней авторитарности при принятии воспитательного решения. Это работает так: родитель кладет на одну чашу весов свои — взрослого человека, отвечающего за ребенка, — желания и нужды, а на другую чашу — потребности и желания ребенка. Если он делает это, он с самого начала создает картину, соединяющую в себе большее количество элементов, которые помогут ему, в конце концов, принять подходящее решение.

Эмпатия ограничивает опасность того, что установление дисциплины приобретет черты авторитарности — то есть станет жестоким, агрессивным, нечутким и слишком строгим.

Но как же всё-таки выглядит на практике эмпатическое установление дисциплины и границ? Как родитель может понять желания ребенка и ответить на них отказом? Как он может требовать или запрещать то или иное поведение и вместе с этим чувствовать, что ребенку это неприятно?

Что имеется в виду? Это можно объяснить на простом и очень распространенном примере: ребенок в магазине требует, чтобы ему что-то купили. Родитель отказывается и, может быть, даже пытается оправдаться, обосновать и объяснить, почему. Но — кто бы мог подумать! — зачастую объяснения родителя ребенка не убеждают и он продолжает капризничать, требовать и хныкать, постепенно доходя до громких рыданий, криков и стонов, разрывающих сердце. Многие родители были участниками такой сцены, немало родителей чувствовали при этом смущение и неудобство.

Как не реагировать на плач и крики

Каковы возможные способы реагировать на взрыв криков и слез ребенка? Начнем с тех реакций, которые мы не рекомендуем. Хотя они всем прекрасно известны и часто встречаются, они плохие — в большей или меньшей мере.

1. Уступка — когда драма достигает такой точки, что родитель больше не может ее выдержать, ломается и покупает ребенку то, что тот так страстно желает. Ясно, что это — тяжкая ошибка, потому что в этот момент родитель собственными руками организует себе такую же сцену в недалеком будущем. А что еще хуже — родитель потерял авторитет в глазах ребенка, ослабил свои позиции.

2. Агрессия — поведение ребенка ставит под удар способность родителя владеть ситуацией, и тот ощущает угрозу. Опасения, напряжение и стыд вызывают у него фрустрацию, злость и гнев, которые находят свое выражение в агрессивной реакции. Он может закричать на ребенка или, вместо этого, если не хочет привлекать внимания, наклонится к ребенку и страшно прошипит, глядя тому прямо в глаза, какую-нибудь преувеличенную угрозу. Он может добавить и щипок, незаметный, но болезненный. В исключительных случаях он может дать ребенку подзатыльник или пощечину (хотя сегодня редко можно встретить родителей, делающих это на публике).

Ясно, что такая агрессивная реакция (словесная, эмоциональная или физическая) не может считаться воспитательной и вообще правильной. Хотя, на первый взгляд, ребенок, с которым так обращаются, иногда становится более дисциплинированным, применение этого способа в течение какого-то периода может иметь далеко идущие нежелательные последствия. И плата может быть очень высокой — опасные изменения в душе ребенка.

3. Игнорирование — эта реакция, к сожалению, имеет исключительно высокий рейтинг как среди родителей, так и среди большого числа профессионалов. Она считается желательной, рассматривается как проявление родительского авторитета и даже рекомендуется: родитель сохраняет твердость, отказывается прислушаться к изматывающему нытью ребенка, попросту не замечая ни его самого, ни его слез.

Родитель прекрасно чувствует, как трудно не обращать внимания на слезы и крики. Но он слышал, что игнорирование — лучший способ поведения в подобных случаях, и эта вера помогает ему придерживаться такой линии, хотя он и испытывает нервное напряжение, которое старается подавить Такое игнорирование, как правило, не может продолжаться долго, если дело происходит в общественном месте.

Более того: поскольку игнорирование не настоящее (ведь на самом деле неправда, что родитель «не обращает внимания» на происходящее), а всего лишь поза, родителю трудно будет изображать его достаточно долго. И, даже если у него это получится, остается опасность того, что подавляемый гнев, в конце концов, прорвется, если не сейчас, у всех на глазах, то позже, когда они сядут в машину или вернутся домой.

Теоретически игнорирование считается хорошей реакцией, поскольку поведение, не получающее положительного подкрепления, с течением времени должно исчезнуть. Но на самом деле в диалоге участвуют настоящие действующие души, у которых есть чувства и между которыми устанавливается определенная система отношений. Поэтому в такого рода случаях игнорирование — это вид скрытой пассивно-агрессивной реакции, и именно так оно и воспринимается ребенком, который ощущает себя эмоционально покинутым тем самым родителем, который должен был бы защитить его.

Ясно, мы не хотим, чтобы наш ребенок испытывал такие переживания. Кто из нас захотел бы, чтобы от него все отвернулись в момент, когда все чувства бурлят? Все говорят о развитии эмоциональной восприимчивости детей. Я сильно сомневаюсь, что наше игнорирование детей, когда они ведут себя «нехорошо», поможет развитию их эмоциональной восприимчивости.

Перевод рава Александра Кутукова