Я помню интересную беседу, которую вела много лет назад. Это было во время моего первого посещения США, после того как я, совершенно непредсказуемо, стала религиозной в Израиле. Одним из старых друзей и знакомых, которым я позвонила, был 24-летний Рик. Рик, мягко выражаясь, вел не особенно духовный образ жизни и не поддерживал глубоких отношений с женщинами. Но, несмотря на все, что я считала неприятным в нем (и на все, что он считал странным во мне, как например, мои поиски смысла жизни), мы всегда находили общий язык на интеллектуальном уровне и часто затевали жаркие дискуссии.

На этот раз основной темой были физические отношения. Рик просто не мог понять, как я могу хотеть, когда-нибудь в будущем, выйти замуж за человека, до которого никогда не дотрагивалась. Это был абсурдом. Это было сумасшествием. Либо мне промыли мозги, либо я свихнулась.

«Рик, — оборвала его я, — могу ли я задать тебе вопрос? Имел ли ты когда-нибудь чисто дружеские отношения с женщиной, которые только намного позже превратились в романтические?»

Он задумался на минутку и ответил: «Да, один раз».

«Ну, — продолжила я, — в первый раз, когда ваши отношения перешли на физический уровень, чувствовал ли ты что-то особенное, отличное от того, что чувствовал с другими женщинами? Значило ли это для тебя намного больше?»

На другом конце провода воцарилось молчание.

«Да, — признал он нехотя, — Так оно и было».

«Ну, так я собираюсь сделать то же самое. Но поскольку я пойду еще дальше, я собираюсь получить от этого еще больше».

Опять молчание. Я почувствовала, что тронула в нем какую-то чувствительную струну.

«Окей, я понял тебя», — сказал он.

Еще одна пауза.

И тогда он признался: «Ты знаешь, когда я встречу женщину, которая мне действительно понравится — я имею в виду, что в этом действительно будет что-то особенное — я, пожалуй, не хочу, чтобы отношения слишком быстро перешли на физический уровень. Мне кажется, это может разрушить их».

В религиозном еврейском мире, мы не только не хотим «разрушить» отношения — мы хотим получить от них максимально возможное. Мы вообще хотим получить от всей жизни по максимуму. Большинство людей, вероятно, согласятся с иудаизмом в том, что «максимальное» имеет отношение к качеству, а не количеству, глубине, а не ширине. Другими словами, люди на самом деле хотят от жизни не максимального, а наилучшего. Они готовы пропустить несколько средненьких удовольствий ради немногих действительно глубоких. Это особенно верно в отношениях с противоположным полом. В идеале духовно чуткие люди хотят одного партнера на всю жизнь, с которым они могут почувствовать уникальность и исключительность.

Иудаизм хочет, чтобы отношения были особенными. Истинная исключительность имеет место, когда два человека переживают вместе то, что они никогда раньше не испытывали. Конечно же, особость начинается с эмоций. Чем исключительнее ваши чувства друг к другу, тем уникальнее ваш союз. И поскольку ваши физические отношения черпают большую часть своей силы из этих эмоций, то, чем уникальнее и исключительнее чувства, тем мощнее будет интимность, включая прикосновение. Но эта связь распространяется еще дальше, порождая ощущения, которых Рик, к сожалению, никогда не испытывал. Ибо ничего не может быть исключительнее той физической близости, которую вы познали только друг с другом!

Моя близкая подруга как-то рассказала мне свою историю. Рахель в социальном плане вела типичную светскую жизнь до того, как впервые встретилась с иудаизмом в возрасте 20 с лишним лет. Через некоторое время после возвращения к религии, она встретила человека, за которого хотела выйти замуж. Все то время, пока они были женихом и невестой, она и ее будущий муж строго соблюдали алаху (еврейский Закон), и в первый раз дотронулись друг до друга только после хупы (свадебной церемонии), в комнате уединения (куда отводят жениха и невесту сразу после свадебной церемонии). Я спросила Рахель, как она может описать это было ощущение — наконец-то, дотронуться до человека, с которым она собирается прожить всю оставшуюся жизнь, — и что именно они там, в конате уединения, делали (это, конечно, не мое дело, но все же…)?

Рахель улыбнулась и даже немного покраснела, но была рада ответить (как я и предполагала).

«Ну, — сказала она, очевидно теша себя воспоминаниями, — я не могу говорить за других людей. Я представляю себе, что они, вероятно, ждут не дождутся, когда смогут обнять и поцеловать друг друга. Но наши ощущения были столь сильны, что ни один из нас не чувствовал необходимости делать это — по крайней мере, прямо сейчас. Долгое время мы просто держались за руки и стояли, пристально вглядываясь друг в друга».

Я посмотрела на нее с недоверием. Ты ждешь несколько месяцев, чтобы, в конце концов, дотронуться до человека, за которого выходишь замуж, и вот когда этот момент наступает, ты просто стоишь там, держа его за руки?! Но когда мой первоначальный шок прошел, я поняла: это простое прикосновение было столь потрясающе, поскольку Рахель и ее муж впервые испытывали такие сильные чувства. И внезапно я поняла, насколько они оба желали бы, вспоминая тот день (и ночь): «Ах, если бы все было тогда в первый раз…»

Все мы хотим пережить нечто особенное. Но даже самое потрясающе чудесное, что было в ваших первых романтических отношениях, становится гораздо более банальным после нескольких связей… С каждой новой связью и увлеченностью, ваша чувствительность притупляется. И в результате, самые важные для вас взаимоотношения не станут особенными и исключительными. Почему же тогда большинство людей вступает в физические отношению, которые, как они знают, могут и не длиться долго, и, тем самым, сокращают и преуменьшают то высочайшее ощущение, которое могут испытать впоследствии?

Есть много ответов на этот вопрос. Исходя из своего опыта в преподавании иудаизма для начинающих, я могу сказать, что большая часть людей достигают смертного одра, так ни разу и не задумавшись, что есть самое лучшее в жизни, а тем более — как его достичь. Во-вторых, даже думающий человек, скорее всего, не будет рассматривать вариант, который кажется ему абсолютно чуждым, даже если он и представляется разумным. (Может ли Космополитен когда-нибудь предложить не вступать в интимные отношения до свадьбы?) В-третьих, даже если он или она станут обдумывать такой вариант, общество не даст им с легкостью плыть против течения. Есть почти непреодолимый прессинг быть «нормальным», как бы эта «нормальность» не определялась на данный момент. (В светском мире может быть невыносимо зазорно и стыдно не иметь «опыта» к определенному возрасту. В результате, многие люди переживают свой первый — и не особенно волнующий — сексуальный опыт не потому, что «это был тот самый человек», а потому, что, как кто-то мне однажды сказал, пожимая плечами, «пришло время»). И самое очевидное: даже если человек достаточно уверен в себе, чтобы отличаться от других, он не всегда может противостоять соблазну немедленного удовлетворения желаний, даже если оно незначительно по сравнению с тем наслаждением, которую он или она приносит в жертву в долгосрочной перспективе.

Наука «побеждать» в жизни, следовательно, требует ясного понимания ваших целей и стратегии их достижения, мужества, чтобы отстаивать свои убеждения, и самодисциплины. Вооружившись этими достоинствами, вкупе с простым стремлением получить от жизни только самое лучшее, вы уже не пойдете на компромисс. Вы не скажете: «Какого черта?! Ну, так я сейчас поваляю дурака и принесу в жертву определенную долю исключительности и неповторимости, которая могла была быть позже с человеком, с которым я проведу оставшуюся жизнь. Сколько исключительности останется, столько останется — этого для меня достаточно».

Иудаизм не одинок в своей поддержке поиска глубочайших (а не поверхностных) жизненных наслаждений. Но что отличает иудаизм — это то, что он не ограничивается пустыми словами во славу этого идеала («Ну, да, я бы хотел, чтоб все было исключительным, но…»). Он настаивает на том, чтобы вы не соглашались на меньшее. Требуя от вас отказаться от физической связи сейчас ради самых главных отношений в жизни, иудаизм направляет вас к самому лучшему из того, что жизнь может предложить.

Из книги «Волшебное прикосновение», вышедшей в издательстве «Мишпаха кеалаха»

Мы выражаем признательность издательству «Мишпаха кеалаха» и лично р. Аврааму Гевицману за любезное разрешение опубликовать отрывки из книги

Книгу можно приобрести в офисе «Толдот Йешурун»



Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!