Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всё, что происходит с евреем, — это указание ему свыше в его служении Творцу»Рабби Исроэль Баал-Шем-Тов
Спросить семейного консультанта Спросить раввина

Пойти на многое ради сохранения семьи и ради того, чтобы у детей был отец?

Темы: Проблемы со здоровьем, Воспитание детей, Муж и Жена, Депрессия, Мира Вайсбин, Чрезмерная строгость, Грубость, Грубость и насилие

Я познакомилась с мужем и встречалась с ним до свадьбы. Отношения были прекрасные. За то время мы ни разу не поругались.

В один прекрасный день мой муж познакомился с W. Он влез в наши отношения и все время давал советы. Мой муж — человек не очень решительный. Он боялся сделать мне предложение. W. сделал за него. Я, наивная, вообще плохо понимала, что происходит, но была счастлива.

Началась странная семейная жизнь. W. лез во все: что делать и как, ехать отдыхать или нет, муж ему подробно рассказывал даже об интимных отношениях и т.д. Я об этом не знала.

Родилась дочь. У меня были проблемы по женской части и очень сильный лактостаз. Я просила мужа, чтоб моя мама мне помогала, но опять W. … он не советовал. И мой муж ушел от нас с ребенком.

Весь первый год ребенка я боролась за сохранение семьи. Мне это удалось. Но прежних отношений не было. Я всегда и во всем была виновата. Муж всегда меня в чем-то обвинял. Но мы жили вместе. Я старалась не обижаться и всячески его поддерживать.

Спустя два года у нас родился второй ребенок.

Отношения становились только хуже. Опять я виновата во всем. Все время мне говорил, что я и дети у него в гостях. Он на своей территории, и если нам не нравится, мы можем собирать вещи. Два раза поднял на меня руку. На работу я ходила с синяками и всем рассказывала — ударилась об шкаф.

Муж позволял себе выходить из ванны голым и идти искать свои трусы, совершенно не стесняясь детей, дети это все видели. Я ему говорила, что здесь дети. Ответ — я у себя дома, а вы в гостях. Что хочу, то и делаю. Постоянно устраивал скандалы.

Дочь все время твердила: зачем мы с ним живем. У сына появился нервный тик. Он стал очень часто моргать.

Муж все время изображал из себя религиозного человека. Насколько я понимаю, такое поведение недопустимо. Ни один праздник не прошел тихо. В шаббат он уходил в синагогу и не появлялся целый день. Мы были предоставлены сами себе. Я возненавидела синагогу и все, что с этим связано. Последний Пейсах — он говорил: пошли в синагогу, чтоб дети видели, что такое Пейсах. Я ему сказала, что поздно и давай устроим Седер дома. Он согласился. Я перечитала весь интернет, искала самые лучшие и интересные рецепты. Два дня готовила. Накрыла стол. Он ушел в синагогу на молитву. Потом пришел. Увидел накрытый стол по всем правилам. И тут началось, он начал орать, чтоб мы собирали свои вещи и убирались отсюда. Мне было очень обидно. На мои слезы у него одна реакция — у тебя 10 лет истерика. А меня, между прочим, приглашали в гости на Седер, сказал он. Проорался, все успокоились. Сели за стол. Он начал читать Агаду, очень занудно. Ничего не понятно. Сын сидел и всхлипывал, дочь вообще не смотрела в его сторону. Мы опять были виноваты непонятно в чем.

Я всегда виновата в чем-то. Я все делаю плохо, он очень мучается. Все это время он вынашивал план, как от нас избавиться. Денег на продукты и на детей он мне не давал. Детям говорил, что они сидят у него на шее. Хорошо, что у меня есть работа.

Я ему говорила, что у тебя затянувшаяся депрессия и ему надо обратиться к психологу. Я готова пойти с ним. Он сказал, что здоров и психолог ему не требуется.

Как известно, братья и сестры все время выясняют отношения и что-то делят. Если дочь говорила что-то на повышенных тонах брату, муж прибегал и, выпучив глаза, в лучшем случае орал на нее, что с ним так нельзя говорить. В худшем, наиболее частом, он ее бил. Она все время твердит: давай от него уедем. Я была виновата, что настраиваю детей против него.

В один прекрасный день он не пришел домой. На след. день я получила приглашение в рав. суд. 2 дня я проплакала, но потом взяла себя в руки. Очень много читала про семейную жизнь, советы психологов, в том числе и Ваши ответы на сайте Toldot. Раввинский суд постановил обратиться к семейному психологу. После суда я подошла к нему и сказала: давай поговорим. Он сбежал от меня, как трус.

Сходили к психологу, она ничего не сказала. Просто сидела и слушала наши взаимные недовольства. Ситуация после посещения психолога не улучшилась, муж как прятался, так и прячется, как не было с ним контакта, так и нет. Я готова на многое ради сохранения семьи и ради того, чтоб у детей был отец. Большое спасибо, что дочитали до конца мои сумбурные мысли. Это просто крик души. S.

Отложить Отложено
Отвечает Мира Вайсбин

Уважаемая S.,

Я поняла из Вашего письма, что Ваши 10 лет семейной жизни были далеко не сладкими и Вам очень обидно, тяжко и одиноко в таком браке. Очевидно, что и Ваш супруг также страдает, чувствует себя непонятым, неудовлетворённым и даже оскорблённым. Судя по тем скандалам, которые Вы описываете, можно предположить (с определённой вероятностью ошибки), что Ваш муж страдает чрезвычайно низкой самооценкой и соответствующими болезненными последствиями, что, как правило, приводит к множеству неадекватных реакций и абсолютно неровному поведению.

По-видимому, обстоятельства вашей семейной жизни, окружение, а также Вы как жена не поставили ему чётких границ: что позволено, а что нет, поэтому не могли способствовать его росту, повышению удовлетворения самим собой и удовлетворения близкими людьми.

Поэтому, судя по Вашему описанию, сегодня ситуация зашла слишком далеко. Его эмоциональное состояние очень плохое, а потому необходимо профессиональное вмешательство: психолога, консультанта по семейным делам. Очень многие люди чувствуют, что пойти к психологу или консультанту — это значит подписать приговор о собственном бессилии, а, следовательно, по их ощущению, ничтожности. Поэтому они не хотят это сделать. Кроме того, опускаются руки и нет желания и сил что-то сделать в своей жизни — а хочется убежать от всего подальше. А даже если люди и согласятся прийти к психологу послушать, что он скажет, им очень быстро становится ясно, что надо приложить собственные усилия, провести длительную и последовательную работу, чтобы изменить семейные/свои модели поведения. А сил и желания на это частенько нет…

Мы не оправдываем и не обвиняем никого. Мы только хотим понять.

А теперь давайте попытаемся понять Вас.

Из Ваших описаний видно, как Вы мужественно боролись за семью. И даже сейчас, спустя 10-12 лет, когда Вам ясно, что муж всё время «вынашивал план, как от нас избавиться», Вы по-прежнему заинтересованы в сохранении семьи. И это после всех Ваших многочисленных страданий из-за его отношения к Вам.

Хотелось бы понять: что хорошего Вы получали или получаете от Вашего мужа? По Вашим описаниям всё было ужасно, кроме двух с половиной лет вашего знакомства до брака. Вы страдали, дети страдали. Хотелось бы понять — во имя чего? Человек готов платить за что-то, что он получает. А совсем не видно из Вашего письма, что Вы получали или получаете от супруга: поддержку — эмоциональную или финансовую, тепло, любовь, несмотря на «взрывной» характер? Что-то другое? Может быть, он хороший отец? Может быть, Вы просто не написали о том хорошем, что было? А, может, было, но Вы не видели тогда ничего хорошего, а сейчас оценили события по-другому?

Вы пишете, что готовы на многое ради сохранения семьи и ради того, чтобы у детей был отец. А скажите, дети развиваются в эмоциональном благополучии, видя такие отношения между отцом и мамой? Или же это их ранит, разрушает, приводит к комплексам, пугает? Как Вы чувствуете?

Вы пишете, что у сына появился нервный тик, дочь твердила — не надо жить вместе.

А по поводу сохранения семьи: что Вы сказали бы человеку, который едет в соседнюю деревню на поломанной телеге и всё время, постоянно, каждые несколько минут падает с неё, ушибается, вымазывается в грязи, страдает, прилаживает кое-как поломанное колесо, забирается снова на телегу и пытается ехать. Почти сразу он снова падает… и опять взбирается.

Понаблюдав за этим, может быть, Вы захотели бы ему помочь хотя бы советом и, вероятно, предложили бы два варианта. Или (1) остановиться, основательно отремонтировать телегу (при условии, что она подлежит ремонту), уплатить деньги и потратить время, и только потом продолжать дорогу. Или же, если нет времени, или денег, или терпения, или телега не подлежит ремонту, Вы сказали бы ему (2): «Да возьми ты свою котомку на плечо и иди в пункт назначения пешком, через некоторое время благополучно дойдёшь! На сломанной телеге всё равно же не доедешь! А ещё, может и повезёт в дороге — и попутная телега тебя подкинет» (но это уже дело помощи Свыше — сийата ди-шмайа).

Если Вы можете починить семейную «телегу» — чините, но если нет…

В заключение хотела бы Вам сказать, что дети при разводе не теряют отца, они имеют возможность с ним регулярно встречаться по соглашению, которое вырабатывается между двумя сторонами. Именно тогда зачастую они получают возможность видеть нормального доброго папу, который им приносит подарки, вместо разъярённого монстра, которого видели в доме. Что в какой-то мере успокаивает их напряжение и страхи.

Я хочу Вам пожелать принять, с Б-жьей помощью, правильное решение. В принципе, решение «чинить» семью имеет место при условии, что профессиональные специалисты видят ситуацию поправимой, а у ОБЕИХ сторон есть мотивация постоянно и последовательно лечиться, учиться, консультироваться и принципиальным образом изменять модели отношения к себе и друг другу.

(Проверьте, уважаемая S., может быть, у Вас есть эмоциональная зависимость и имеет смысл получить и Вам профессиональную консультацию по этому поводу).

Всего Вам доброго, наберитесь мужества и решимости, Мира Вайсбин


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Мой ребенок полутора лет любить кусаться...

Сегодня, отвечает Ита Минкин

Муж болеет депрессией, отказался от таблеток. А я не хочу даже думать о разводе, хочу еще детей...

15 октября, отвечает Ципора Харитан

Как говорить ребенку о страшной болезни у мамы?

14 октября, отвечает Ита Минкин