Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Корах

Отложить Отложено

            "И отделился Корах, сын Ицгара сын Кегата сын Леви…" Говорит Раши, что имя "сын Якова" здесь специально не упомянуто, потому что Яков молится, чтобы его имя не упоминалось в связи с бунтом Кораха. Святой Ор Ахаим объясняет, что в этом заложена важнейшая тайна Торы. Все святые души еврейского народа находятся в Торе, в её буквах, законах и принципах. Если человек пытается что-либо менять в законах и порядках Торы, он отрывает тем самым корень своей души от её святости, и этот корень меняет свою природу, становится нечистым. Человека наказывают последствия того дурного, что он совершил. Сам этот корень, вырванный из святости и изменивший свою природу, становится силой, приносящей беду и этому человеку, и другим. Например, мы видим, что жертва  приносит человеку благословение, приближает его к Б-гу. Но если "вырвать" её с предназначенного ей места, решив принести её вне времени и места, указанного Законом, сама эта жертва не просто становится негодной и нечистой, но и является "пигуль"- причиной карета. В Адаме, первом человеке были заложены все души, все ветви святости, посвящённости Б-гу. С его грехом пострадали и все эти души. Этот ущерб сказывался долго на протяжении многих поколений – до той поры, пока наши праотцы Авраам, Ицхак и Яков начали отстраивать здание святости заново. Испытания и отделение Ишмаэля и Эйсава очистили их души,  и в результате  Яков родился совершенным, без примеси зла в своей природе, как первый человек до греха. Это имели в виду наши мудрецы, когда говорили, что облик Якова похож на облик Адама. Когда Корах восстал против Всевышнего, попытался изменить и нарушить законы Торы, это оторвало корень его души от святости и стало причиной беды для него, членов его семьи и других евреев. Но эта болезнь распространилась ещё глубже, поразив отцовскую ветвь Ицгара и души, с ней связанные, и даже центральные ветви Кегата и Леви. Яков  специально молился, чтобы этот ущерб не дошёл и до него, до его центрального ствола святости, и Б-г принял  эту молитву. В Талмуде мы  находим спор, есть ли у Кораха и его сообщников доля в Грядущем Мире. Согласно мнению, что этого доли у них нет, Якову удалось добиться, во всяком случае, что не пострадали другие. По мнению, что эта доля у них есть, сохранившаяся основа: корень, центральный ствол и здоровые ветви -- помогут выздороветь всему дереву, и Корах и его сообщники тоже смогут подняться.

            Знатоки Кабалы говорят, что бунт Кораха грозил страшными последствиями. "Беер маим хаим" объясняет, что три группы в нашем народе: коены, левиты и исроэлим соответствуют трём силам: Хеседу , Гвуре   и синтезу этих качеств --  Тиферет . Природа Аарона и коенов, его потомков, была связана с Хеседом, они реализуют и олицетворяют эту силу в нашем мире. Природа левитов в Суде. Необходимо, чтобы левиты были подчинены в своей службе коенам. Так будет происходить "амтакат адиним", нейтрализация Судов Хеседом. Будучи связанными, подчинёнными, суды нужны миру -- и так появляется место и для Милосердия, Тиферет. Коены выражают правую сторону, левиты левую, а исроэлим  -- золотую середину. В этом же смысл трёх мацот  Пасхального  Сейдера, а также трёх условий в Шма Исроэль: "всем сердцем, и всей душой, и всем достоянием твоим". Корах, добиваясь священства себе и левитам, привёл бы тем самым к преобладанию левитов над коенами, то есть к преобладанию Суда над Хеседом. Наш мир не в состоянии выдержать строгого экзамена Суда, без присоединения снисхождения и Милосердия, поэтому мир «по Кораху» не мог бы существовать. Его неизбежно бы затопили беды и несчастья, закономерная реакция на  Суд в чистом виде. Слава Б-гу, что замысел Кораха не удался. В связи с этим можно задать вопрос. Мы видим, что коены обладали качествами, Хеседу вроде бы совершенно не присущими. Талмуд сообщает, что они были людьми очень пунктуальными, по которым можно было сверять часы. Не случайно первая Мишна в трактате Брахот, указывая  признак начала времени произнесения "Шма", называет момент, когда коены отправлялись есть труму. Во времена Храма, это было всем понятным, абсолютно точным признаком. Коены ревниво относились к деталям своей службы. Они были в состоянии убить коена, который посмел работать в Храме будучи нечистым. Их стремление удостоиться чести служить иногда могло быть небезопасным. В Храме после случая, когда, соревнуясь, кто первый забежит на жертвенник и так удостоится чести работать, коен упал с высоты жертвенника, даже вынуждены были ввести специальную жеребьёвку. Всё это не признаки Хеседа, а наоборот, свойства Суда – дисциплина и самоотречение ради принципа. Ответ здесь в следующем. У каждого качества есть свой закономерный недостаток, как продолжение его достоинств. Тора позаботилась дать каждому тот вид службы, который поможет ему приобрести качества, прежде ему не свойственные, и так приблизить его к совершенству. Природа коенов в Хеседе, открытости, стремлении одарить всех добром и благом. Но у этой природы есть недостаток – стремление к смыванию границ и преград, вплоть до отсутствия внутренней дисциплины, порядка и воли. Поэтому им дана работа, которая и приучает их к этим качествам. Описанные в Талмуде явления – это проявление свойств, приобретённых благодаря службе.  Левиты, в противоположность коенам, это люди Суда. Поэтому их служба в Храме связана с музыкой и пением --  тем, что развивает любовь и широту души, свойства Хеседа.

            Из этого мы можем выучить, как мы сами должны работать над собой. В большинстве случаев можно ясно видеть, когда человек обладает склонностью к Хеседу, а когда к Суду. Необходимо, во-первых, использовать эти силы в положительную сторону, а во-вторых, понимая неизбежные недостатки своего характера, понемногу прививать себе те свойства, которые естественно нам не присущи. Для святости характерно внутреннее единство всех качеств. Обычно человек может быть или  добрым и снисходительным, либо требовательным и волевым. Но мы, находясь на службе Б-гу,  Его воинство, обязаны учиться обладать одновременно и тем,  и другим. В святости это возможно, Дай Б-г  нам в этом  помощи!

Из рассказов о праведниках

            Эту историю рассказал рабби Нухемче из Рахмистривки זצק''ל זי''ע. В свою бытность на Украине он посетил однажды  город Полонный. Там жили когда-то два выдающихся ученика Бешта -- рабби Яков Йосеф, автор первой хасидской книги "Толдойс Яков Йосеф", и рабби Арье Лейб Амокиах . Посетив их могилы, рабби увидел, что в оэле (дом захоронения) кроме их могил есть ещё и третья, безымянная. Кирпичная стена возле этой могилы была как-то странно изогнута. На вопрос, кто же этот третий, никто ответить не мог. Покопавшись в старых летописях, он нашёл  следующую историю.

            Однажды рабби Арье Лейб, возвращаясь с похорон, обратил внимание на участок земли, в котором почувствовал особую святость. Он решил приобрести его для себя, но в Хевре кадиша ему сказали, что земля куплена и принадлежит такому-то. Рабби Арье Лейбу очень хотелось быть похороненным в этом месте, и он попытался уговорить владельца продать участок. Но хозяин, человек молодой и ничем не выделяющийся, отказался. Никакие уговоры не помогли. Тогда рабби подумал, что в этой особой привязанности к участку на кладбище должна быть какая-то тайна. Отказывая цадику в просьбе, хозяин участка попытался объяснить свои мотивы. Он рассказал, что для него это место --  его будущий мир. Раз в месяц, в канун Рош Хойдеш, он приходит к участку и раскладывает здесь монеты, которые выделил для цдаки. После этого молится и говорит Теилим. Рабби Арье Лейб очень хотел быть похороненным в таком месте и попросил уступить ему хотя бы его часть, ведь это большой участок, хватит места на двоих. Но хозяин отказался, сказав, что на могиле цадика обычно строят дом, который займёт всё место, и тогда ему, в его час, места не окажется. Рабби Арье Лейб предложил написать специальный документ, подтверждающий  права этого еврея, и обещание, что он будет похоронен в  оэле  цадика. Только после этого еврей согласился продать часть своей земли.

            Через какое-то время история повторилась. Уже рабби Яков Йосеф обратил внимание на этот участок и захотел купить его для себя. Только после того, как он написал такой же договор,  еврей уступил и ему часть земли. Прошло пару лет. Первым умер рабби Арье Лейб Амопиах, через несколько лет рабби Яков Йосеф. О договорах никто в Полоном не знал, и, поскольку они были похоронены рядом, был построен общий оэль, где места для третьего не было, как он и опасался. Прошло много лет, пришёл и час этого еврея. Перед смертью он показал членам Хевра кадиша свои права на участок, а также две купчие. Члены Хевра кадиша обратились к раввину города с вопросом, что делать, места для третьего действительно нет -- оэль занимает весь участок. Раввин, рабби Меир Оэрбах велел подготовить тело и поднести его к самому оэлю. Сам он зашёл внутрь и зачитал вслух оба документа. После этого он сказал: "Мои господа и учителя! Вы обещали этому еврею, что он будет похоронен на этом участке рядом с вами. Пожалуйста, выполните ваше обещание!". Тут стена изогнулась и освободила немного места, достаточно, чтобы похоронить человека. Так этот оэль простоял много лет. При большевиках его разрушили. После падения коммунизма на остатках старого был построен новый, просторный оэль, который и теперь стоит в Полоном. Там три  могилы. Имя третьего неизвестно.

                                                                        Агит Шабос,  Яков Доктор.

Теги: Недельная глава, хасидские истории