Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если он купил книги на деньги, предназначенные для милостыни, он должен внимательно следить за тем, чтобы постоянно одалживать их другим, если не учится по ним сам — в этом случае ему принадлежит преимущественное право пользования ими.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Толдот+

События еврейской жизни в Израиле и не только

Все записи автора списком

Давид Зельвенский. Энергия мужества

07 мая 2012, 00:00

Отложить Отложено

Автор публикации — Йеуда Аврех, фото автора.

В одном из своих наиболее ярких произведений поэт Борис Слуцкий с грустью пересказывает антисемитский миф: «Евреи — люди лихие, они солдаты плохие: Иван воюет в окопе, Абрам торгует в рабкопе». Действительно, в бывшем СССР, оплоте показного интернационализма, подвиги евреев-фронтовиков всячески замалчивались.

Герой нашей статьи, подполковник в отставке Давид Зельвенский, в течение тридцати лет тайно собирал свидетельства еврейского героизма. Он рисковал своей карьерой, однако с выбранного пути не свернул. Когда железный занавес рухнул, и Зельвенский приехал на историческую родину, он воплотил в жизнь давнюю задумку — создал военно-исторический музей «Энергия мужества» в Хадере.

Давид Зельвенский. Энергия мужества


Но начнем по порядку. 10 октября 1930 года в молдавской Рыбнице появился на свет мальчик, которого назвали Давидом. Несколько поколений его предков выбрали военную карьеру и принимали участие в шести войнах, включая две мировые. Когда Давид Зельвенский достиг возраста еврейского совершеннолетия, семью постигло тяжелое горе: капитан Соломон Зельвенский, отец Давида, погиб на фронте.

Давид Александрович Зельвенский

Кадровым военным стал и сам Давид, дослужившись до звания подполковника. Параллельно он получил историческое образование и с 1965-го года участвовал в крупных музейных проектах, которые были представлены на строгий суд взыскательной публики в Тирасполе, Кишиневе, Томске, Ленинграде и Москве. Он создал Музей 14-й армии, руководил отделом музея воинской славы Молдовы, а также организовывал походы молодежи по боевым местам. Зельвенский продемонстрировал владение не только оружием, но и пером, написав четыре монографии по истории армейских символов и традиций.

Параллельно Давид Зельвенский занимался возрождением еврейской жизни в экс-СССР. Когда было принято решение восстановить известную в прошлом кишиневскую ешиву, именно Давид возглавил этот проект и в течение трех лет выполнял функции директора учебного заведения. А на исторической родине оказался востребованным музейный опыт подполковника Зельвенского.

«Когда мы в 1994 году приехали в Израиль, — рассказывает Давид Зельвенский, — я был очарован и шокирован. Очарован еврейскими солдатами и героями израильских войн, и шокирован тем фактом, что здесь ни в одном музее нет должного свидетельства об участии евреев в боях против нацистов. В “Яд ва-Шем” евреи представлены поверженными и согбенными… А где еврейское мужество, где многовековая традиция защищать свой народ?!»

Давид Александрович Зельвенский

Чтобы побеждать в войнах, нужно знать историю. У Зельвенского родилась идея создания музея «Энергия мужества», в котором главенствовал бы еврейский взгляд на битвы и сражения, героизм поколений, которые на протяжении веков хранили верность Торе, традициям и своему народу. Немало слов сказано о героях Масады и участниках восстаний в гетто, которые предпочли бороться с врагами до последней капли крови. При этом надо помнить и о тех, кто сознательно уходил в изгнание, чтобы сберечь народ Израиля и его традиции, храня в сердце надежду на будущее возрождение.

Кроме того, что Давид Зельвенский — опытный офицер, он еще и профессиональный педагог и воспитатель. Он создал удивительный музей. Посетители «Энергии мужества» ощущают не только гордость за еврейский народ, но и обязанность нести эстафету дальше, хранить традиции отцов и передавать их новым поколениям. Поэт Евгений Евтушенко оставил следующую показательную запись в книге гостей: «Я писал о Бабьем Яре, о расстрелянных и задушенных евреях. Еврей в истории всегда представлялся гонимым, слабым. С ним не принято было ассоциировать такие качества, как стойкость и мужество. Увиденное и услышанное здесь перевернуло мои представления о еврейском народе».

Давид Александрович Зельвенский

Коллекция, которую кропотливо собрал Давид Зельвенский, огромна и интересна. За каждым экспонатом, фотографией и стендом стоят конкретные люди и скрывается богатая история. Вот непримечательный, на первый взгляд, ключ от дома. В июне 1941 года родители, спасавшиеся от фашистов, повесили его на шею дочке-школьнице. Из всей семьи выжила лишь она одна. Но ключ девочке так и не пригодился — на месте дома она обнаружила лишь пепелище. А вот фронтовые спички, которые, несмотря на их почтенный возраст, можно с легкостью зажечь. Вот заголовки советских газет 1948-го года: «Разгромить и уничтожить врага». О каком враге идет речь, если война уже кончилась? О «безродных космополитах» еврейской национальности.

Символы музея — Тора, скрипка и меч

Символы музея — Тора, скрипка и меч

Алексей Нейков

Слева на фотографии — школьники, которых спас от гибели солдат Алексей Нейков. Автобус, который перевозил 46 детей, пытался взорвать террорист, но Алексей вовремя блокировал его автомобиль своим джипом и погиб. Спустя 10 лет участники тех событий посетили музей..

Тамара Штейман

Тамара Штейман, переводчица, которая принимала участие в Нюрнбергском процессе. Стенд посвящен суду над нацистскими преступниками. Справа — 10 повешенных сыновей Амана, упоминающиеся в Свитке Эстер, в котором, кстати, предсказана дата Нюрнбергского процесса, слева — 10 нацистов, приговоренных к повешению.

Ребе из Рыбниц

Тфиллин, молитвенник и шофар, принадлежавшие Рыбницкому ребе, духовному лидеру и раввину Рыбницкого гетто

Цви Гарамати

Сверху справа — Цви Гармати, участник боев в Польше (1939 г.), командир партизанского отряда во время ВОВ, а позднее — боец ПАЛЬМАХ. В декабре 1941 г. в битве за Москву Гармати с разрешения начальства зажег символическую ханукию, выпустив залп трассирующих пуль.

Евреи-офицеры, принимавшие участие в Первой мировой войне, готовятся к пасхальному седеру

Евреи-офицеры, принимавшие участие в Первой мировой войне, готовятся к пасхальному седеру

Законы для солдат, составленные р. Исраэлем-Меиром а-коэном, известным как Хафец-Хаим.

Законы для солдат, составленные крупнейшим раввином последних веков рабби Исраэлем-Меиром а-коэном, известным как Хафец-Хаим.

Свитки Торы и страницы Талмуда, изорванные в клочья во время кишиневского погрома в 1903 г. (справа) и фашистской оккупации (слева).

Свитки Торы и страницы Талмуда, изорванные в клочья во время кишиневского погрома в 1903 г. (справа) и фашистской оккупации (слева).

Молитва за Царя

Школьники, курсанты, солдаты, боевые офицеры ЦАХАЛ, учителя израильских школ и раввины — частые гости музея Давида Зельвенского.

Человек, который приходит в этот музей, получает порой ответы на самые неожиданые вопросы:

Как звали первого российского адмирала-еврея? Подсказка: самая известная улица в Одессе названа в его честь.
Разрешает ли Галаха носить Георгиевские кресты (которыми были награждены сотни евреев, участвовавших в сражениях)?
Сколько евреев сражалось во Второй мировой войне, и в армиях каких стран?
Почему на парадном оружии Военно-морских сил США изображен магендавид?

Каждый квадратный сантиметр музея пронизан безграничной любовью Давида Зельвенского к еврейскому народу. Невозможно передать всю глубину и эмоциональность собранных экспонатов, не увидев их.

Давид Зельвенский

Музей «Энергия Мужества», Хадера, улица Милхемет Шешет аЯмим, 20. Тел. 04-622-2202, 054-586-3636

Теги: ЦАХАЛ, ВОВ, Энергия мужества, День Победы, Давид Александрович Зельвенский