Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Памяти бабушки Шейны

Отложить Отложено

Сегодня - йорцайт (годовщина ухода из жизни) моей бабушки Шейны (Шейны-Мины бат Шмуэль). «Бабули», как она любила, чтобы ее называли.

Хотела написать пару слов ее светлой памяти. Но как можно уместить в пару слов все, что есть тебе сказать о человеке, значение которого можно свести к одному короткому слову – «ВСЁ»?! Бабуля не заменяла мне ни отца, ни матери. Она была для меня буквально всем: подругой, советчицей, воспитательницей, помощницей, критиком… Нет, передать это все-таки невозможно. Нельзя ограничить безграничное. Это -  все равно, что пытаться перелить океан в ямку, вырытую ребенком на песке (как бабуля любила подобные сравнения и метафоры!)….

Скажу, пожалуй, только одно. Пытаться давать лекции по иудаизму для пенсионеров считается занятием неперспективным (разве что у них есть еврейские дети и внуки): все равно они останутся при своем. Закостенелое мышление, подточенное советчиной. Да, что там пенсионеры: стандартно «критическим» возрастом считается 50. После этого считается, что практически нет шансов, что человек изменит свою жизнь, свое мировоззрение, тем более, станет соблюдать практические заповеди.

Бабуля стала соблюдать заповеди, когда ей было уже за семьдесят! Полностью поменяла привычный жизненный уклад. Строго соблюдала шабат и кашрут, из скудной пенсии всегда давала цдаку, запоем слушала лекции, читала Теилим, не забывала о законах злословия… Переехав из светского Ашкелона в душный, жаркий, но религиозный Бней-Брак она пришила рукава к своим летним платьям, чтоб соответствовать законам еврейской скромности. Покрывала голову. Сначала  - дома, при чужих  платком, на выход одевала парик. Со временем отказалась и от париков. От телевизора отказалась еще раньше. По своей инициативе. Насовсем.

Однажды, еще сидя в Ашкелоне на лавочке с подружками, она была оплевана в самом буквально смысле слова. Нахальные подростки плевали шелухой от семечек в беззащитных «русских» старушек. Бабуля посмотрела на них и твердо сказала на иврите: «А-шем роэ а-коль» - «Всевышний все видит!»(откуда она знала эту фразу – не имею понятия!) Если бы такое сказала я, меня бы, наверное, оплевали еще больше, а от бабушкиных слов это светское хулиганье сначала потеряло дар речи, потом попросило прощенье, а потом убежало восвояси. Потому что она ВЕРИЛА в то, что говорила, и ВЕРИЛА, что они ее поймут.

Да будет ее память благословенна!

Теги: Йорцайт