Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тот, кто чувствует себя уверенно в этом мире, чужак на небесах. И наоборот»Рабби Иехиэль-Михл из Злочева

"Будьте чистыми (от подозрений)"

20 июля 2011, 05:17

Отложить Отложено

Допустим, ваш друг сделал тшуву (вернулся к Торе). Теперь он одержим идеей вернуть к Торе всех евреев. Повторить его путь. При этом считает себя вернувшимся. Другими словами, как бы предлагает своим близким идти по его стопам.

И одновременно играет в футбол на стадионе по субботам . Мол, полного запрета нет, а значит, можно.

Или возьмем уровень повыше. Вы живете в суперрелигиозном районе. Вокруг все учатся в ешивах и колелях. Соблюдение идет по максимуму. И вот, один ваш добрый знакомый, обнаружен вами – по пути в синагогу на утреннюю молитву – за чтением местного информационного листка. Понятно, что читать сей листок можно и даже полезно – но не по дороге на утреннюю молитву.

И как теперь ему об этом сказать?

Мол, я держал тебя за человека, который соблюдает по самому высокому уровню, а ты делаешь себе поблажки и даешь не самый лучший пример начинающим.

Запрета на самом деле нет. Но остается от такой картины некий осадок.

Женщина написала, как она была шокирована, когда к ним на субботу приехала подруга с семьей, вырядившись в ярко-красное платье. Просто так не принято в их среде. А подруга не знала. Или знала, но решила не стесняться, поскольку как раз в ее среде именно так и ходят, причем не делают людям замечания по поводу одежды, не навязывают другим свое мнение.

Или вообще прибыла в брюках. У них в поселениях многие религиозные женщины ходят в брюках и шортах. И рав ни разу никому ничего не сказал.

Множество есть случаев.

Наш вопрос: смолчать или спросить "почему"?

Может, человек действительно не знал. И скажет спасибо, что его предупредили на следующий раз. А может, он обидится, как только мы на эту тему заговорим.

Ну да, можно всегда придумать объяснение (лехаф-зхут), которое его полностью оправдает даже в наших привередливых глазах.

Но осадок, повторяю, остается.

** **

Обычно объяснения находятся легко. Ваш друг читает местный листок объявлений до молитвы Шахрит – потому что давно ищет квартиру на съем. И торопится прочесть все объявления пораньше, пока подходящий вариант – де такой случится – никто не перехватил.

Ваш друг играет в футбол в субботу со своим равом, который именно так объясняет законы субботы – ведь в Шульхан-Арух о футболе ничего не написано.

Ваша подруга не считает свое платье ярким и вызывающим, ибо в той, старой жизни, красно-бардовая монотонная расцветка считалась как раз традиционной и даже несколько скучноватой.

С другой стороны, допустим, это явное нарушение обычая. Вопрос тот же: смолчать или указать (без истерики и обличений)?

** **

Даже если это ошибка, надо учесть, что любой человек обладает сложным набором хороших и не совсем хороших качеств, привычек и представлений. Что-то ему представляется важным, что-то второстепенным. Для одного футбол – забава, не о чем тут говорить, да и суббота не нарушена. Для другого футбольное удовольствие в субботу невозможно по всем показателям.

Одна считает себя привязанной к среде, где женщины носят брюки – ведь они женские! Так что никакого нарушения носить мужскую одежду тут нет. Другая более консервативна в своей социальной принадлежности к миру, в котором нет места женским брюкам (но скажем, в виде нижней части пижамного костюма они допустимы).

Наш друг, студент колеля, читает листок с объявлениями, потому что не видит тут ничего зазорного. Не газета же с новостями!

А возможно, он – да-да, такое тоже бывает – просматривает объявление о тех, кто заболел, – чтобы назвать их имя в молитве о выздоровлении.

Вопрос: надо ли нам его спрашивать о причине его поведения, чтобы развеять наши грустные о нем размышления?

Короче, до всего ли нам есть дело? И можно ли совать свой нос в каждый эпизод происходящего на наших глазах, чтобы тем самым выполнить заповедь: "Сделай замечание нарушителю"?

** **

Есть такое положение: если я не могу толково объяснить себе странное поведение другого еврея, но "во мне свербит", то можно обратиться за разъяснениями к "виновнику инцидента".

Хафец-Хаим пишет: когда мы видим деяние, которое нельзя однозначно назвать отрицательным, но его можно объяснить двояко – и позитивно, и негативно, то – в случае человека, в целом положительного, надо склониться в сторону позитивной оценки. И на этом перестать размышлять на указанную тему.

А можно его спросить, чтобы он развеял наши последние сомнения. (Ведь он же положительный герой, не так ли, а значит, с готовностью нам все разъяснит.) И даже если есть здесь элемент маленького нарушения – он с готовностью признает свой промах и будет нам благодарен за подсказку.

Но если наш герой обидится – нельзя ни о чем спрашивать и ни на что указывать.

Ибо есть два случая: или нарушение явное и прямое, или оно незначительное и практически касается только обычая. В первом случае наше замечание должно быть эффективным, стопроцентно услышанным и сделанным с любовью. Во втором случае оно не должно содержать в себе даже легчайшего намека на обиду.

** **

В начале законов Йом-Кипура в "Сэфер-Хасидим" указано, что заповедь читать наставления нарушителям соблюдается только там, где ее исполнение не приведет к ненависти.

А поэтому любое замечание указанного порядка зависит от отношения между людьми[1]. Если в замечании не будет усмотрено гнева, надменности или недовольства – то оно легитимно.

Не говорим: "Ну ты и учудил", или "Это на тебя не похоже", а тем более: "Сейчас же прекрати".

Но можно сказать, к примеру, так: "Ты для нас образец. Несомненно, у тебя есть причина. Научи нас, как вести себя в таких случаях". – Люди любят, когда к ним относятся с уважением.

(С детьми просьба поучиться у них не пройдет. Но запрет обидеть тут еще более тотален.)

** **

В недельном разделе написано, что два колена – Гада и Реувена – попросили разрешить им заложить поселения и пастбища по ту сторону Иордана. За это они обещали идти первыми в общеизраильском ополчении. Ответили им Моше и Аарон: так и сделайте, сначала примите участие в войне, а потом можете вернуться в свое Заиорданье. "И будете чистыми перед Всевышним и евреями" (Бемидбар 32:22). От чего чистыми? От подозрений в нарушении общего договора.

Человек делает вещь, которая может вызвать подозрение. Ему не стоит думать: я прав, и мне все равно, что другие об этом подумают.

Нет, он обязан побеспокоиться о том, чтобы другие ничего предосудительного о нем не подумали.

** **

Строго говоря, там, где нет нарушения (а только нестандартное поведение не самого положительного толка), нет обязанности всем разъяснять причины своего поступка.

Но стоит. Стоит так поступить! Особенно если перед нами повторяющееся действие.

 


 

[1] В принципе, делать или не делать замечание по поводу соблюдения заповедей зависит от многих факторов – не только от уровня нашей близости к объекту замечания. Тут и наш авторитет в его глазах (т.е. будем ли мы услышаны). Тут и такое правило: "иногда лучше оставить все как есть, и тогда перед нами нарушение, сделанное по незнанию, но не превращать его в нарушение, сделанное намеренно" (см. "Шабат" 148). – По книге "Ховат аадам беуламо".

Теги: Мусар, Недельный раздел