Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Эльазар: тот, кто тайно дает цдаку, более велик, чем Моше рабейну.»Талмуд, трактат «Бава батра», 9а

Евреи и греки

06 декабря 2009, 02:05

Отложить Отложено

К статье, приведенной ниже, следует отнестись с творческим пониманием. Из нее не стоит делать обескураживающий вывод: дескать, тому, кто учит Тору, запрещено добавочно учить и другие предметы (физику, экономику и пр.). Отнюдь, нет! Опыт общин, следовавших совету раввина Шимшона-Рафаэля Ирша (rav Samson Raphael Hirsch; 20 июня 1808, Гамбург – 31 декабря 1888, Франкфурт-на-Майне), весьма плодотворен и поучителен: можно, оказывается, совмещать глубокое изучение Торы (и соблюдение ее заповедей) с серьезным освоением обычных университетских знаний. Раввины-профессоры продемонстрировали нам, что пагубен отнюдь не их опыт совмещения науки с Торой, а путь их оппонентов, так называемых просветителей – когда Тору подменяют, к Торе добавляют, чтобы нивелировать ее влияние на человека. Когда Торе противопоставляют науку – заявляя, что наука выше и предпочтительней.

Если Тору совмещать на неравных началах – делая добавленный предмет главным, а Тору вторичной – тогда Тора (ндБ) теряется. В то время как наш народ силен именно своим самоотверженным отношением к обязательствам, взятым на горе Синай.

Вот в таком плане и надо подходить к этой статье. Материал взят и переработан из книги "Лев Шалом" раби Шалома Швадрона.

ЕВРЕИ И ГРЕКИ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ КУЛЬТУР

"В дни Матитьяу бен Йоханан, первосвященника, (из рода) Хашмонеев, и его сыновей, когда поднялось царство Греции на Твой народ Израиль, чтобы заставить его забыть Твою Тору…"

Такими словами начинается особая вставка, добавляемая в молитвы, которую мы читаем в дни Хануки.

"Заставить забыть Тору". Что может означать это выражение? Ведь известно, что целью греков, когда они издавали свои указы против евреев, было не примитивное физическое истребления народа[1], а именно уничтожение иудаизма как образа жизни. Они требовали, чтобы мы перестали соблюдать законы субботы, прекратили делать обрезание. Вполне конкретные требования. И если бы мы согласились, то остались бы жить – как некоторая совокупность физических тел. По крайней мере, ни в ров, ни в камеры нас никто не толкал… Но если так, то надо было бы сказать в молитве: "Царство Греции поднялось… чтобы заставить Израиль забыть Твои заповеди". Ибо Тора как книга не представляла для эллинов объекта неприятия, поскольку они вполне уважительно относились ко всякому знанию, а к знанию книжному, запечатленному в знаках, с особенной трепетностью. Греки сами себя называли любителями мудрости. Без натяжек можно сказать, что они были интеллектуалами в современном понимании этого слова. Много качеств было у этого народа, но одного не отнимешь: от души поклонялись интеллекту[2] и всем его играм. Поэтому, скорее всего, они не ставили перед собой задачу уничтожить в евреях знание Торы. Им хотелось, чтобы мы прекратили видеть в ней конкретное руководство для жизни. Другими словами, перевели ее в сферу академического изучения.

И еще одно замечание к тексту молитвы. Зачем говорить "чтобы забыли Твою Тору", когда можно сформулировать ту же мысль конкретнее – "чтобы прекратили учить Твою Тору"? Ведь иначе Тору забыть нельзя, только – через прекращение учебы. И если кто-то скажет, что здесь идет речь о цели ("чтобы забыли Тору"), а не о средствах ее достижения ("чтобы перестали учить"), все же согласитесь, проще было бы то же самое выразить через ясное и понятное предложение, при котором никаких вопросов не возникает – "чтобы оставили Твою Тору". Но такое предложение почему-то нашими мудрецами, написавшими эту молитву, выбрано не было. А раз так, то отсюда делаем вывод, что им почему-то надо было использовать именно слова "забыть Твою Тору". Что именно в Торе забыть?

Но и это еще не все. Дальше идет следующий пассаж: "чтобы увести их (евреев) от законов Твоей воли". Т.е. греки поднялись на народ Израиль, чтобы он оставил соблюдение законов воли Творца. На иврите выражение звучит так: леавирам мехукэй рецонэха. Общим термином хуким принято называть заповеди Торы, которые не поддаются полноценному рациональному объяснению. Сюда входят положения о брит-мила, микве, "красной корове" и т.д. Если задаться выяснением смысла этих законов, то работа разума тут бесполезна; единственное, что мы можем сказать, когда их соблюдаем: такова воля Всевышнего! Потому и называются они – законы Твоей воли. Так вот, пришли наши мудрецы и сказали, что мы должны в упомянутой молитве указывать, что греки выступили против этих "сверх-рациональных приказов Торы"[3]. Но ведь греки жестоко подавляли не только "вне-разумные", на их взгляд, проявления иудаизма, но и вполне понятные и естественные, такие как: наличие школ, устройство свадеб, жертвоприношения в Храме[4]. Почему же сказано только о хукэй-рецонэха?

Нет сомнений, что целью греков и их приспешников было полное уничтожение иудаизма как живого мировоззрения. Тотальное искоренение еврейского взгляда на мир – вот чего они добивались. Потому и постановили в конце концов, чтобы каждый еврей письменно, т.е. документально, заявил: "Нет у меня доли в Б‑ге Израиля!" Но начали с другого, с требований не таких обширных и категорических. Сначала завоевали народ – в духовном плане! – а потом, подчинив себе, потребовали отказа от идеи, выраженной в Торе[5].

Все это напоминает ведение "городской войны" против гражданского населения. Завоеватель не выходит на улицы с оружием сразу же в первый день. Поступить так – значит, напороться на молниеносные ответные действия неизвестно откуда возникших партизан, диверсантов, подпольщиков. Нет, умный оккупант сначала вселит в сердце горожан страх и чувство беспомощности. Начнет с перебоев в продовольствии, мелких штрафов "за нарушение общественного порядка", поощрения коллаборационистов. Будет демонстрировать силу и убеждать, что пришел с мирными намерениями, а бороться намерен только с бандитизмом и саботажем. Многие, отчаявшись, опустят руки, заставят себя поверить врагу, прекратят сопротивление, будут пытаться гасить брожение в собственной среде, называть патриотов фанатиками, сумасшедшими, желающими погибели всему народу. Власти помогут расколу усилиться. А потом – все же устроят общую резню. Причем убиты будут и обыватели, и пособники, и те, кто посильно сопротивлялся…

То же самое в культурной агрессии. Чтобы издать указ: "пусть каждый заявит: нет мне доли в моей вере!" – надо подготовить почву. Надо удалить евреев от их веры в Творца. Это и называется: "…Чтобы забыли Твою Тору и оставили законы Твоей воли".

Давайте внимательней посмотрим на этот способ ведения культурного геноцида, впервые реализованный греками за полтора столетия до начала нынешней эры. Ибо в нем можно обнаружить много аналогий с сегодняшним днем. И, как говорится, "пусть зрячий увидит".

Извините, мы только что сказали, будто греки первыми реализовали программу подавления не принятой ими культуры. Не совсем верно. Открытие, как и во многих других областях, принадлежит, как ни странно звучит, евреям.

Был такой царь в Иудее – звали Ахаз, правил 16 лет[6], происходил из дома царя Давида, т.е. по генеалогическим записям числился его прямым потомком; проявил себя как один из самых отвратительных правителей, которых когда-либо знал наш народ.

Так вот, отметили наши мудрецы[7]: "Почему его назвали Ахазом? Потому что захватил[8] Дома молитвы и Дома учения. Так сказал Ахаз: если нет ягнят нет коз, нет коз – нет стад, нет стад – нет пастухов… Так он полагал: нет молодых – нет взрослых, нет мудрецов, нет пророков, а если нет пророков, то нет и пророчества… Получается, что нет и Всевышнего в Израиле". В свете такой простой философии надо было бы ожидать от Ахаза, чтобы распорядился закрыть Дома молитвы и учения. Но тогда бы его назвали не Ахаз, а Сагар[9]. И поскольку не назвали, получается, что не закрыл он еврейских школ, по крайней мере, вначале. Тогда что он сделал?

Ахаз был злодеем, но не глупцом с рынка. Он понимал, что будет большой ошибкой закрыть школы, выставив у дверей своих опричников. Пойди он таким путем, не выжил бы и нескольких дней. Нарвался бы на бунт и открытое неповиновение. Как поступил? Пошел и захватил школы. Не закрыл их двери, а наоборот, широко распахнул. Здания отремонтировал, стены покрасил, где надо украсил мрамором, вложил большие капиталы, пожертвовал суммы на свитки и книги. И по той причине, что проявил участие и помог, т.е. проявил себя другом, он не встретил отпора в среде мудрецов, "засунул свои руки" внутрь мира Торы, который до этого существовал обособленно от мира царей и всего с ними связанного, стал потихоньку диктовать свою волю, сначала ненавязчиво, как советник, потом как главный жертвователь и попечитель, затем как глава директоров и т.д. Причем нигде не выступал от своего имени, а ввел такую административную должность на местах – представитель государства (или царского правительства, если хотите). Чиновник от царя стал необходимым лицом во всех учреждениях, занимавшихся образованием. Обратили внимание? Раньше были синагоги и хедеры, теперь они стали учреждениями. Так Ахаз прибрал к рукам то, что другой бы злодей попытался закрыть в самом начале.

И вот в один прекрасный день главный чиновник по образованию (а над толпой этих чиновников стоял главный, как полагается в любом аппарате[10]) объявил, что настала пора создать некий централизованный орган, который займется целевым финансированием всех нужд, связанных с учебой. На первом заседании тот орган постановил провести "исследование" – чего бы вы думали? – нет, не уровня преподавания, не дай Б‑г, в эту область чиновники не лезли, а всего лишь физического состояния учащихся. И обнаружили они, что многие ученики слабо развиты физически, анемичны, бледны, худы и пр., нуждаются в медицинском контроле, свежем воздухе, каникулах, хотя бы самых краткосрочных, и т.д. Заключение комиссии: больше игр, здорового отдыха и спорта! Пусть полчаса, но каждый день… Так пробил час реформы в системе обучения Торы. Кстати, теперь она называлась системой народного образования.

[Попутное замечание. Понятно, что все термины и названия (такие как "учреждение", "комиссия", "исследование", "контроль", "финансирование" и пр.) мы заимствовали из сегодняшних реалий. Но поверьте, если отвлечься от наименований, именно так всё и происходило. У рассматриваемого нами явления много имен, но один и тот же прием, одна цель, одно направление.]

Не прошло и года, как тогдашние психологи подали свой проект министру по вопросам религии, основанный на том, что нельзя мириться с религиозным принуждением в школах, а надо дать детям развиваться в свободном духе. Чтобы не было урона неокрепшим душам. А потому пусть каждый ученик выбирает себе, что ему больше по вкусу: курсы, те или иные дисциплины, факультативные предметы. Пусть молодые люди свободно избирают себе профессии; главное, чтобы они выходили из стен учебных заведений с практическими знаниями, нужными в жизни, а не ограничивались одной Торой. Т.е. Тору учить надо, но нельзя искусственно сдерживать расширение кругозора у подрастающего поколения.

Следующий шаг было нетрудно предугадать: появилась специальная молодежная организация со своими лидерами, уставом, целями и многочисленными низовыми ячейками. Открыл двери Университет Торы и Знаний, или что-то в этом духе. Появилась своего рода периодическая пресса[11] – с большим лозунгом на первых страницах: "Мир принадлежит молодым!" Статьи публиковались под стать лозунгу: "Свободная демократия", "Развяжем руки просвещению", "Наука или царство тьмы" и т.п. Возникли политические движения и группки, делавшие ставку на борьбу с религиозным принуждением со стороны раввинов и мудрецов. Объявились "борцы экологического фронта", поборники защиты природы вообще и домашних животных в частности. "Зеленые" выдвинули законопроект, обязывающий владельцев собак обеспечить своих четвероногих друзей теплым жильем и регулярным питанием. Человек отодвигался на второй план. Всё меньше становилось пророков в Израиле, всё дальше люди отдалялись от своего Творца…

Теперь понятно, почему, придя к власти, царь Хизкияу, сын Ахаза, первым делом распорядился выставить у каждого Дома учения вооруженный отряд, в прямом смысле слова принуждающий местных жителей идти и учиться. Вне сомнения, Тору нельзя заставить учить насильно. Но у Хизкияу не было другого выхода: люди забыли, что такое учеба, они сторонились синагог и ешив, считая их рассадниками зла. Так поступают с ребенком, который отказывается попробовать новое блюдо, ибо оно ему незнакомо: его обманом заставляют пригубить одну ложку, после чего он сам с охотой попросит полную тарелку…

Уже через несколько лет "нельзя было найти во всем Израиле, от Дана до Беер-Шевы, ни одного ребенка, который бы не знал законов ритуальной чистоты". Эта фраза взята нами из Мидрашей. Надо сказать, что законы ритуальной чистоты считаются самыми трудными в обучении. Но почему говорится именно о них, разве дети учили только эти законы? Да потому, что ритуальная нечистота, в виде откровенного поклонения чужеземным идолам, вот что полностью захватило народ, отторгнув от Торы. Идолопоклонство – это и есть духовная грязь.

Надо было восстановить все, что было подвергнуто поломке, извращению и уничтожению в дни правления Ахаза. Поэтому его сын, наследовав престол, не просто широко раскрыл двери ешив – они и до этого, в принципе, не закрывались, но укрепил народ в его желании учить Тору. "Просвещение" перестало быть обязательным, а Тора – "факультативной". Вернулось пророчество в Израиль. Бал издан указ, чтобы от Дана до Беер-Шевы проверили знания учащихся. Искали и не нашли ни одного, который бы не знал все законы чистоты.

Тактику Ахаза применили греки. Они знали, что имеют дело с тяжелым народом, которого сама Тора называет "жестоковыйным". Он упрям, своеволен и непослушен. Имея с ним дело, нельзя начинать с запретов и ограничений[12]. Запрет приведет к противоположному результату. Народ скорее вооружится и пойдет резать оккупантов, чем вступит с ними диалог, играя роль послушного исполнителя. Если хочешь завоевать расположение еврея, растолкуй ему, что то, что ты предлагаешь, не просто ему полезно, но необходимо! Причем знай, что он просто так твои слова на веру не примет, надо будет уточнить все детали, все продумать и предвидеть. Греки и оказались умными людьми. Они принялись приучать к своей культуре через знакомство с философией. Не говорить: посудите сами, насколько наша философия глубже и умнее вашего иудаизма, – нет, они избрали более скромный путь: посмотрите, что еще бывает на свете, кроме вашего иудаизма. Т.е. и это имеет место быть! Мы не утверждаем, что ваша Тора плоха. Мы говорим, что наряду с Торой есть и другие принципы мудрого философствования.

Об этом написал мудрец Ран[13], комментируя известный отрывок из Танаха (Йирмея 9): "Сказал Всевышний: за то, что оставили Мою Тору… и шли за своим сердцем… рассею Я их между народами…" Сказано: "оставили Мою Тору". Не просто Тору, а "Тору, которую Я им дал". Другими словами, Тору не оставили, но стали заниматься ею так, будто она дана не Всевышним, а представляет собой еще один вид мудрости, сочиненной людьми, в общем ряду других наук и знаний, распространенных среди прочих народов.

Вот этот переход – от Торы Творца к просто Торе – и был осуществлен греками и их квислингами внутри Израиля. Именно это мы имеем в виду, когда произносим в молитве: "И поднялось царство Греции на Твой народ Израиль, чтобы заставить его забыть Твою Тору".Забыть, что Тора принадлежит Всевышнему!

Итак, цель поставлена – низвести Небесную Тору на уровень обычного разумения. Оставалось найти эффективные средства. Вот тогда и была предпринята греками попытка помешать нашей традиционной учебе. Превратить ее, по методу Ахаза, в "систему образования". Ибо за века собственного существования мы привыкли к одному правилу: сомнения, вопросы и неприятие по отношению к заповедям Торы возникают у нас только тогда, когда мы (упаси Б‑г!) закрываем Талмуд. Это правило главным образом касается законов, называемых хуким, о них мы говорили выше. Чтобы их изучить, надо "включить разум на полную мощность". Но чтобы их принять, работы разума недостаточно. Они над-разумны, они – в нашей вере. Поэтому, когда пришли греки, они в первую очередь запретили нам учить именно хуким, запретили исполнять их, "чтобы увести евреев от законов Твоей воли". Об этом мы тоже говорим в молитве.

Кстати, на ту тему есть одно поистине замечательное место в Теилим (см. псалом 73). Говорится о злодеях, которые проявляют злодейство не в своем безобразном отношении к людям (это – следствие), а в том, что подвергают сомнению главные положения Торы (с этого они начинают). "Говорят: откуда знает Б‑г? есть ли знание (виденье) у Высшего?.. Если бы я сказал: буду рассуждать так же, то изменил бы поколению Твоих сыновей[14]… Думал я об этом, трудно мне было (все это понять[15]). Пока не пришел в Дома учения Всевышнего и понял их конец". Обычно переводится: "пришел в Б‑жье Святилище ", эль микдашэй-Кэль. Но здесь имеется в виду вообще место, где присутствует Всевышний. А Он, присутствуя везде, наиболее близок нам именно там, где мы обращаемся к Нему непосредственно – в молитве или изучая законы Его воли. Это и называется открыть том Талмуда. Стоя снаружи, задаешь вопрос: что там у них внутри? неужели во всем этом есть доля истины? – и считаешь, что все эти вопросы вполне разумны и оправданны. Но когда входишь внутрь, вопросов уже не задаешь. А разум применяешь не для негативной критики, а для позитивной учебы.

Как видите, уже в Танахе есть прямое указание на сформулированное правило, усвоенное нами на практике многих столетий народного существования: сомнения в правильности Торы начинают одолевать человека только тогда, когда он перестает учить ее законы, чтобы их исполнять.

Теперь нам понятен путь греческой экспансии внутри Израиля: сначала заставляют забыть, что Тора – от Всевышнего, потом внушают сомнения в необходимости соблюдения основных законов иудаизма, затем приобретают полную власть над народом. И наступает час, когда издается указ уже не для всего народа в целом, а на уровне каждого частного лица: иди и подпишись под заявлением, где ясно написано: я, такой-то, согласен, что нет у меня Б‑га в Израиле!" Был еврей, и не стало еврея.

Первым этот метод применил Ахаз. Его опыт переняли греки. Не спеша, медленно завоевывая одну позицию за другой, так ведут себя с нами наши враги, знающие, что ничего не добьются, если с первого дня примутся сажать по тюрьмам пророков, вешать на улицах учителей, жечь книги и срывать головные уборы с каждого не потерявшего веру еврея. Но прямое насилие не только малоэффективно, в нем вообще нет необходимости. Зачем, если дом можно разрушить без всякого применения тяжелой техники, а просто вытаскивая камень за камнем из фундамента!

 

Резюме

 

Войну, которую руководимые Хашмонеями евреи вели против греко-сирийцев и их пособников в собственной среде, нельзя назвать войной двух культур. То была война между верой и безверием.

Греки не были против, чтобы мы изучали Тору. Но они хотели, чтобы мы изучали ее как академический университетский курс, а не как свод жизненно важных правил и положений. Им надо было, чтобы мы забыли не Тору, а то, что Тора дана нам Творцом.

Веротерпимость идолопоклонников – прием скорее политического характера, нежели принцип идеологии. Как и все остальное в практике поклонения идолам, терпимое отношение к чужой вере – обман и легенда, за которыми скрывается стремление к удобству и собственной выгоде. Греки терпимы к нам ровно настолько, насколько чувствуют себя (и основу своего мировоззрения) в безопасности. Евреи признают Всевышнего, Который независим от человеческого сознания и стоит над миром. Греки почитают идолов, которые им удобны, и готовы в любой момент сменить их на что угодно другое, лишь бы это другое верно им служило. Будучи умными людьми, греки вовремя распознали опасность в иудаизме. Распознав – моментально отреагировали, но их реакция была уже инстинктивной, а не продиктованной разумом. Что лишний раз доказывает слабость греческой теории поклонения разуму.

Чтобы вселить в сердца евреев сомнения, надо их, евреев, "вывести наружу", оторвать от учебы (отвлечь от Талмуда). Как это лучше всего сделать? Ни в коем случае не отнимать Талмуд (запрещать, сжигать и т.п.). А просто добавить к часам изучения Талмуда еще несколько уроков, небольших, но обязательных: физкультуры, иностранного языка[16], сапожного дела, тригонометрии…

Приобрести власть над человеком можно, только если он не обладает информацией о возможности существования вне этой власти. В свою очередь, чтобы лишить информации, надо перекрыть доступ к знаниям. Но как перекрыть, если способ приобретения знаний уже существует в веках? План такой: надо однажды уговорить одно поколение выслушать дополнительную истину, после чего внушить ему, что она, эта дополнительная истина, жизненно нужна людям. А там уже нет ничего сложного в том, чтобы в следующем поколении посеять сомнения относительно истинности традиционного знания. В финале закрываются Дома учения. А еще через некоторое время любая учеба отходит на второй план. Так "экспансия разума" приводит к полному уничтожению всех ценностей, включая и работу самого разума.

Евреи выбрали другой путь. Они не поклоняются разуму как идолу, а используют его в изучении Торы. Именно против такого использования и выступила греческая цивилизация идолопоклонников.

 


 

[1] В этом смысле они были цивилизованней многих нынешних европейских народов. (Если, конечно, здесь применимо слово цивилизованность.)

 

[2] Извините за каламбур, но он описывает истинный баланс сил и свойств двух наций: евреи поставили интеллект в подчинение душе, а греки от души поклонялись интеллекту.

 

[3] Потому, кстати, и выступили, что все мерили одной шкалой – человеческим разумом. Мол, если что-то нельзя уразуметь, рационально объяснить, то не надо и принимать.

 

[4] Сами они убивали жертвенных быков сотнями за один раз – гекатомбы

 

[5] Кстати, то, что требовали греки от нас, произошло с ними самими. Миновало полтора-два столетия – и вся греческая философия выродилась в обычный университетский курс, читаемый перед римскими аристократами. Никто уже "не жил по-гречески", если понимать под философией именно свод жизненных правил. А еще через некоторое время греки вообще сменили религию. Потом с веками сменился язык (новогреческий мало чем напоминает классический язык Древней Греции), поменялась культура: сегодняшние греки танцуют турецкие танцы, поют турецкие мелодии (сиртаки "изобретен" турками задолго до их прихода в Малую Азию), одеваются по-иноземному, носят заимствованные имена ("грек Зорба" это почти турок Зураб) и пр. и пр. Три-четыре десятилетия назад социалистическое правительство Греции отменило в школах обязательное изучение "Илиады" и "Одиссеи". С тех пор почти все нынешнее поколение греков не чувствует никакой преемственной связи с наследием прошлого. Религия, язык, культура – не являются ли они сердцем народа? И если являются, то что может заставить нас считать греков потомками Великой Греции былых времен? Программа культурного геноцида, впервые опробованная греками на евреях, обернулась против них самих (и без нашего, заметьте, участия).

 

[6] Согласно еврейской хронологии, годы правления – 3183-3199, так записано в наших книгах. Т.е. в этом году мы бы могли отметить 2570 лет (плюс-минус один год) со дня его смерти. Но не отмечаем, ибо не заслужил!

 

[7] Йерушалми, трактат Санедрин 10b.

 

[8] Еврейский глагол ахаз имеет много значений: держать, захватывать, основательно устраиваться и т.д., все понятия лежат в близких смысловых рядах.

 

[9] Глагол сагар – закрыл, запретил.

 

[10] Отчеты давал, наверное, каждое утро самому царю. Так что настоящим главным был царь, лицо задумавшее всю акцию.

 

[11] Это не просто гипербола. Во все времена всегда существовали какие-то институты, которые занимались распространением государственной информации (хотя бы царские глашатаи на площадях). Но письменные сообщения тоже не могли не появляться на стенах синагог: как-никак дело происходило в стране всеобщей грамотности! Что касается политических организаций, то и они, скорее всего, в каком-то виде проявлялись, поскольку известно, что уже тогда существовали корпоративные синагоги (плотников, портных и т.д.), своего рода цеха мастеровых. И если они объединялись в отдельные общины, то почему бы им было не иметь своих представителей внутри городской или центральной власти?

 

[12] Посмотрите на сегодняшних евреев. Мы всё тот же народ. Никто не возьмется соблюдать Тору, пока не убедится в необходимости такого соблюдения. Поэтому единственный способ – объяснить, но не заставить.

 

[13] Рабену Нисим Геранди (ум. в 1380 году в Барселоне). Выдающийся талмудист, тексты которого и поныне изучаются в ешивах.

 

[14] А изменив одному поколению, нарушил бы преемственность передачи Торы от поколения к поколению. Т.е. способствовал бы искоренению еврейства. Об этом, сокрушаясь, говорит автор Теилим, царь Давид.

 

[15] Уразуметь, в чем же эти злодеи не правы, если у них такой печальный конец.

 

[16] Так, кстати, была закрыта знаменитая Воложинская ешива. Императорский Департамент народного образования издал циркуляр, обязывающий все учебные заведения России ввести в свои программы изучение русского языка. Раввины отказались подчиниться этому указанию. Интересно, что после закрытия ешивы как-то сама собой распалась специальная комиссия по проверке выполнения указа. Получается, что указ был задуман и принят с целью закрыть ешиву; т.е. чиновников от образования меньше всего интересовали другие учебные заведения. Так, к слову сказать, поступали и греки, а до них – просветители из окружения Ахаза: их заботил не уровень народных знаний, им нужно было уничтожить Тору. Поэтому, если кто-то из нас воскликнет: что же здесь плохого – ввести в общий курс еще и светские предметы? – ответим ему: все зависит от того, зачем эти предметы вводятся. Если действительно для повышения уровня знаний, то давайте обсудим ряд чисто организационных вопросов – каким способом, что за курсы и пр. Но если для того, чтобы закрыть ешивы, – тогда скажите, пожалуйста, какой, скорее всего, будет реакция мира Торы?

Теги: Праздники