Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Дурные привычки тяжелее преступных деяний тем, что человеку, погрязшему в них, труднее прийти к раскаянию. И так сказано: “Да оставит грешник путь свой, и злодей — замыслы свои” (Йешаягу 55, 7)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 7, 3

Сказка на "Радость Торы"

20 сентября 2010, 19:19

Отложить Отложено

 

Меньше двух недель назад была вывешена в блоге "Новогодняя сказка". Время летит, и завтра уже Сукот. А там и "Симхат-Тора", последний день осенних праздников, "Радость Торы". И поскольку между двумя праздниками мы не работаем, текстов не пишем, отдыхаем, веселимся и радуемся – по этой причине придется текст, посвященный "Радости", вывешивать сейчас.

На этот раз снова сказка. С одним отличием: наши герои не вымышлены. Да и сюжет – чистая драма, хотя сказочный канон вполне соблюден – сплошные чудеса с переодеваниями.

Время действия: за пять столетий до "Тысячи и одной ночи".

Место действия: та же Вавилония.

Итак!

Жил в Междуречье тысячу лет назад знаменитый раввин, глава ешивы "Гаон Яаков", раби Шмуэль бар Хофни.

И проживал с ним в том же городе один богач, который, так уж получилось, находился с раввином в затяжной ссоре. Ругать они друг друга не ругали, оба – люди уважаемые, но старались не встречаться, а причину их ссоры все давно забыли.

И был у того богача сын, умный мальчик, более всего желавший учиться.

А у кого учиться, если самый знаменитый учитель Торы не только в городе, но и на всю страну – раби Шмуэль, о котором отец и слышать не хочет. Говорит: найди себе кого угодно, я за любого учителя денег дам, сколько он скажет, а этого ни-за-что!

И что тот мальчик придумал? Придумал намазать свое лицо жженой пробкой, пробраться на рынок рабов, там попасть на глаза дворецкому из дома раби Шмуэля, а если повезет, то и самому раби Шмуэлю. Он им понравится своей смышленостью, его купят, введут в дом мудреца, там он станет прислужником – и начнет учиться.

Посоветовался с отцом, отец вздохнул – и согласился. (А что вы хотите? Сказано же – Вавилония тысячу лет назад, нравы те еще.)

Так или иначе, родственник семьи отвел ребенка, загримированного под суданского туарега, на рынок, выставил на продажу и стал ждать чуда. Оно и произошло.

Кроме прочих должностей, была у раби Шмуэля еще одна – проверять на рынке качество товара, от рыбы и маслин до привозных рабов, чтобы те были здоровыми и работящими, ибо, чем слабее люди в городе, тем больше им требуется помощи.

И вот, как-то обходил утром раввин лавки и остановился у помоста с рабами, заметив пытливый взгляд темнокожего ребенка. Поговорил с ним, подивился его острому уму – да и взял в свое хозяйство. А там оказалось, что какое задание ему ни поручи – все выполняет быстро, в охотку да еще от себя какое-нибудь улучшение найдет.

Переводили его с одной должности на другую, еще выше, все его любят, со всеми у него хорошие отношения. Дал ему раби Шмуэль имя Тови, так звали в древности слугу рабана Гамлиэля[1].

Не прошло и полгода, а Тови уже заведует всем хозяйством своего господина, у которого освободилось время на преподавание в ешиве. Но и в ешиве молодой слуга умудряется каждому помочь и угодить. А сам тем временем, как губка, впитывает все, что слышит. Ночью делает записи, повторяет по книгам, которые держит у себя в комнатке, учится и учится.

И вот как-то раз пришел к раву запрос издалека с одной трудной проблемой. Два дня думал учитель, а к окончательному решению не мог прийти. И тут вдруг видит – лежит на его столе маленькая записка, где ясно и четко дается ответ на ту проблему. Кто положил? Все молчат, никого вблизи не видели. Приходил Тови, пыль вытер, а других не было.

Через месяц история повторяется. Снова поступает трудный вопрос – и снова на том же месте лежит лист бумаги с тем же почерком. Ответ правильный, ни у кого возражений нет. Стали искать человека, да решили, что не иначе, как чудо происходит от пророка Элияу, который в курсе всех еврейских забот и всегда приходит вовремя на помощь.

Случилось однажды так, что порвался у Тови ремешок на тфилин[2], который он тайно надевал в своей комнатке по утрам. Пошел он к городскому мастеру, попросил заменить ремешок.

"Зачем тебе, Тови, ремешок? – спросил мастер. – Ведь ты не еврей!"

Ответил слуга раввина: "В доме у рава бывают гости, и у каждого есть тфилин, ремешок которого может порваться. Разве ты не хочешь заработать?"

Заменил ему мастер ремешок. Вышел Тови из лавки, и увидала его дочь раввина: "Что это делал наш слуга в лавке мастера по тфилин?" Вошла она в лавку, спросила, зачем сюда заходил их слуга.

Ответил мастер, что порвался ремешок от тфилин у одного из гостей рава. Вышла дочь на улицу и побежала к отцу – ведь никаких гостей в ту пору в их доме не было.

Прибежала, спрашивает: "Отец, порвался ли ремешок у твоих тфилин?"

"Нет, – говорит отец, – почему спрашиваешь?"

"А можно ли рабу надевать тфилин?" – задает новый вопрос.

"В книгах сказано, – отвечает раби Шмуэль, – что Тови, слуга рабана Гамлиэля, надевал тфилин".

Тут дочь и говорит: "Вот и наш Тови надевает". И рассказала все, что знала.

Удивился отец, пошел вместе с дочерью в комнату к слуге, там они нашли тфилин, а заодно целую библиотеку книг и тетрадей с записями уроков. И что самое странное, почерк в тех тетрадях точно такой же, как на записках.

Позвали Тови. Пришел, лицо опущено, стоит, не дышит.

Спрашивает его мудрец: "Ответь мне, юноша, кто ты?"

Прошептал слуга: "Отпустите меня на час, вернусь, все расскажу".

Отпустили его, пошел в городские бани, смыл с лица коричневую краску, переоделся в платье свободного человека, опять появился перед мудрецом. И поведал свою историю:

"Родился я в доме такого-то, с которым рав давно состоит в затяжной ссоре. Но захотел учиться, и ничего мне не оставалось делать, как переодеться суданцем да продаться раввину в рабство. Но я бы в этом рабстве с радостью до старости жил – лишь бы учить Тору из уст великого учителя".

Проверил его знания раввин, поразился. И тут же принял юношу в свои ученики.

Да постановил – чтобы пошел он к отцу и передал ему письмо, в котором раввин приглашает их обоих к себе домой, дабы участвовали вместе с ним в трапезе в честь особого случая: появился в ешиве новый ученик, который обещает вырасти в большого ученого. Так и произошло.

Смирили оба давних недруга каждый свою гордость, встретились, обнялись, забыли старые обиды. Сели и пировали. А вино им в кубки разливал бывший раб раввина, а теперь его любимый ученик по имени Тови.

 


 

[1] Справка: рабан Гамлиэль – великий мудрец совсем уж седой древности, эпохи разрушения Иерусалимского храма. Один из главных авторитетов, мнение которых во множестве случаев приводит Талмуд.

 

[2] Особые коробочки с отрывками Торы внутри.

Теги: Праздники