Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В чём состоит раскаяние? Грешник оставляет свой грех и удаляет его из мыслей, и принимает в сердце решение не принимать более греха, как сказано: “Да оставит грешник путь свой и преступный человек — замыслы свои” (Йешаягу 55, 7)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 2, 2

Часовые из агады

02 мая 2013, 13:32

Отложить Отложено

Достаю из литфонда.

** **

С любым из соблюдающих евреев такое иногда случается: время молитвы застает тебя в дороге — и ничего не остается, как отойти в сторону и помолиться. Поэтому про эпизод, который произошел у меня в переходе между станциями московского метро, я бы даже не вспомнил, если б не явная реминисценция из агады.

Сказано, что, когда народы мира узнают, какое благословение прольется на них, если все евреи станут соблюдать заповеди Торы, они приставят к каждому из нас человека с ружьем. Почему с ружьем? По одному варианту: чтобы охранять. По второму: чтобы заставить соблюдать заповеди.

Так вот, в кои-то времена оказался я в московском метро.

Времени не рассчитал, смотрю — опаздываю, скоро время произносить вечернюю молитву, а я еще дневную не сказал.

Ничего страшного, не впервой — нашел я тихий закуток (вокруг час-пик, по переходу несется толпа), встал у мраморной стенки, повернувшись к ней лицом, а перед собой положил сумку. И еще не закончил произносить отрывок Ашрей (непосредственно перед молитвой), как вдруг рядом со мной заскрипела фанерная дверь (тоже выкрашенная под мрамор), и из нее показался милиционер.

Строго на меня посмотрел и спросил: «что делаем?»

Я ему законопослушно ответил: «молимся». И уже собрался достать свой иностранный паспорт, как вдруг он крикнул куда-то в пространство за собой: «Прокопенко!»

Из той же двери вышел другой милиционер — судя по выражению лица, рангом пониже.

Первый кивнул на меня и скомандовал: «встал рядом — тут люди молятся». Прокопенко встал слева от меня (я его видел углом глаза) и замер, отрешенно уставившись на людской поток.

К молитве я еще не приступил, поэтому вслух заметил (чтобы не оказаться обманщиком, поскольку, возможно, им положено охранять только своих единоверцев): «я еврей».

Милиционер-начальник подумал секунды две и снова крикнул в то же пространство: «Самсонов!». Из двери вышел Самсонов. Начальник снова кивнул на меня и сказал Самсонову: «Еврей молится. Встал с другой стороны — и охраняем».

Поверьте, помолился я с незабываемым воодушевлением. Хотя немного отвлекала мысль, будто я (ндБ) в мавзолее.

Уходя, я сказал милиционеру-начальнику, вольно стоявшему в дверях (в то время как Прокопенко и Самсонов все еще даже не шелохнулись): «спасибо».

На что он с неожиданной для меня доброй улыбкой участливо ответил: «не за что, приходите еще».

Вот и весь эпизод. Вам когда-нибудь приходилось чувствовать себя героями агады?

Теги: Беллетриза