Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Начальник Сальвадора и наша фирменная скромность

25 апреля 2013, 12:28

Отложить Отложено

Иногда остаются у меня разные истории, связанные с уроками цикла "Еврейское поведение". Не истории с урока, а истории с самим уроком, то, что произошло на нем или сразу после него. Или послеурочные, запоздалые мысли.

Вот, одна такая. Ей более трех лет. Архивная запись, еще на винили.

** **

Урок назывался скромно – "Скромность".

Примеров для иллюстраций по ходу урока набралась масса, с общей теорией и ссылками на Тору и Талмуд проблем не было, а вот общий вывод скомкался и не прозвучал. По-моему, не прозвучал.

Получилось, что я призвал людей быть скромными (мол, этого сама Тора от нас требует), но не сообщил, что не стоит быть охотниками за чужой скромностью. А ведь здесь, по-моему, у некоторых, как теперь говорят, полный аут.

И жизнь подбрасывает испытания не из самых легких. Например, возьмем такую картину (сам только что сочинил).

Читаем мы журнал, а в нем развернуто объемное интервью с каким-нибудь функционером (допустим, русскоговорящим). И тот "функционер" в том интервью очевидным образом и всячески себя превозносит. Он-де и отказником был самым известным в каком-то крупном городе. Его постоянно отлавливали люди из КГБ, которые его откровенно боялись, он, играючи, убегал от них по водосточным трубам, его хватали, били за еврейскую активность, а потом генеральные консулы США спасали его из кутузки. И все это написано черным по белому на очень хорошей бумаге, так что перед нами не домыслы, а вполне себе документ.

А нынче он главный раввин начальник Сальвадора или даже Северного полюса! Причем очень, ну очень, успешный начальник. У него тысячи учеников и нимб над головой. Об этом тоже написано в глянцевом документе. (Хотя мы с вами в тех городах жили и ни о каком нимбе слыхом не слыхивали.)

И что вы на это скажете?

Такой вопрос мне задают – и ждут ответа. Мол, разве мимо сего опасного рецидива можно пройти и не осудить? [1]

На это я отвечаю: да, можно пройти и не осудить.

Ибо совет Торы быть скромными обращен к нам лично – в том смысле, что она предлагает нам заняться своей скромностью и своим приличным поведением, а не скромностью сальвадорских начальников. Замечаете разницу?

Короче, поступаем так. (Даю сухой алгоритм. Каждый по своему усмотрению может наполнить его жизнью.)

Первый этап. (Постараемся сделать этот этап последним.) Никак на это интервью не реагируем. Ибо, если у нас бурная реакция – то зачем вообще читать подобные вещи? Будем читать "Войну и мир" на ночь, это умиротворяет.

Другими словами, стараемся не иметь об этом интервью никакого мнения – ни хорошего, ни плохого. Как будто его не было, окей?

Второй этап. Но если не получилось пристойно одолеть первый этап – уж слишком очевидно неуёмное хвастовство – в таком случае попытаемся этого человека оправдать.

Например, знаете ли вы, что журналисты иногда любят приписать то, что им никто не говорил? Приукрасить, добавить от себя, расставить новые акценты?

Или другой ход: представим себе, что интервьюер пребывал в плохом настроении. А в плохом настроении нетрудно и приврать.

Или – его плохо воспитали, а это уж совсем, согласитесь, не наше дело! Мы за других воспитателей не в ответе. А если его в детстве ранила семейная или школьная педагогика – то какое право мы имеем его осуждать, если перед нами очевидная жертва чужого насилия?

Третий этап. Но уж если и на втором этапе мы потерпели фиаско – и нам продолжает казаться, что никаких оправдательных моментов для Хлестакова найти не получается (скажем, мы сами слышали это интервью по радио, и теперь нельзя сослаться на недобросовестность журналиста, или мы сами взяли у него это злосчастное интервью – так что вину свалить абсолютно не на кого) – в таком случае остается последний рецепт: простим его, и делу конец!

Прощаем же мы себе аналогичные прегрешения! Или мы ни разу нигде не прихвастнули?

Ну и что, что в частной беседе, не прилюдно, не в интервью или по радио? Раз сами хвастуны – пусть даже по мелочи – то и других за такой грех корить не имеем права. Иначе – где граница? Получается, будто нам разрешено воровать понемножку, а другим нельзя, если они это делают в особо опасных размерах, так что ли? Где, спрашиваю, граница?

Тора одинаково всем наказывает: будьте скромными.

Вот и будем скромными.

А это означает: за собой смотрим в оба, контролируем свои слова и поступки, не прощаем себе ни одной мелочи. А за другими – не наблюдаем, не контролируем, а наоборот, прощаем и даже разрешаем. Это и есть императив Торы на предмет скромности.

Жаль, на том уроке я эту особенность четко не обозначил. Ну, значит, будем работать. 

 


 

[1] Один горячий поборник чистоты нравов чуть ли не прокричал мне в ухо: "да они нас что, за идиотов считают?" – Больше всего некоторых людей расстраивает именно олигофренический аспект действительности.

Теги: Мусар, Видео-урок, Темы Торы