Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Приучи себя говорить мягко со всеми людьми и в любое время, и этим ты избежишь гнева — дурной черты, приводящей человека к греху»Рабби Моше бен Нахман, Письмо сыну

Любить – навидеть – обижать

27 декабря 2012, 09:24

Отложить Отложено

Надеюсь, никто не обидится, если я предложу второй подряд пост на тему обиды? Первый был буквально на днях. Но чувствую, тут есть о чем говорить вновь и вновь.

Дело в том, что читал я лекцию про обиду. И обидел – прямо на лекции – одну женщину. Написал статью про обиду. И обидел – прямо на обсуждении – одного мужчину (думаю, он был мужчиной).

Произошло так. Некая дама в конце урока начала задавать мне вопросы – а это женщина отвечала вместо меня – и по собственной инициативе. То же самое со статьей: один посетитель форума задал вопрос – а другой стал ему отвечать с умным видом. И когда я робко вмешался – потому что ответы были не совсем "в тему" – мне заявили, что я их обидел.

Ох, опасный это предмет. Призывать людей к тому, чтобы они не обижали ближних, – и вдруг обнаружить, что "на них воду возят" – с рождения, со школы, со времен советской коммуналки – ой, как нелегко[1].

** **

Но остается тема серьезных и взвешенных возражений.

Первое из них. Вот, в классе обсуждаются великие слова: "Того, что тебе неприятно, не делай другим". В этом месте всегда кто-то находится с заявлением, что у данного правила должны быть исключения. Что за исключения?

Ответ: с обычными правилами да, так и происходит, есть исключения. Но посмотрите, в каком контексте дано Торой наш этический супер-запрет. В трактате "Шабат" (31-1) он приведен от имени мудреца Илеля, который сказал, что в этом вся суть Торы[2]. А раз у Торы нет исключений (т.е. ничего такого, что Торе принципиально противоречит и в то же время является истиной), то и у этого правила нет исключений. Оно тотально!

Отсюда моментально появляется второе возражение: но тогда как воспитывать детей? Как дать отпор агрессору и всякому, кто на тебя "наезжает"? – Ответ: как хочешь, так и давай – но только не обижай.

Что в данном контексте считается обидой? Любая боль морального характера, которую испытывает человек, подвергшийся атаке другого человека. Т.е. боль может быть и физической – но физическая боль не всегда сопряжена с обидой. Обида – это когда с тобой несправедливо обошлись плохо. Кто определяет это плохо? Я, жертва вашей атаки, и определяю.

На это нам говорят: в таком случае в любом общении нельзя раскрыть рот – ибо мало ли какую обиду высмотрит себе в твоих словах твой собеседник! – Да, это верное замечание, именно так: бойся раскрыть рот – если не уверен, обидится ли твой ближний на твои слова или нет.

Но ведь есть случаи, когда волей-неволей придется задеть честь и достоинство другого человека! Без этого нет производства, учебного процесса, суда наконец.

Ответ: если ситуация вынуждена (судебная разборка, наказание по той же Торе и пр.), то это не считается обижанием человека. Т.е. он зря обижается[3]. Например, смерть приговоренного к смерти преступника – наказание, но не нанесение обиды[4].

Итак, подать в суд на человека – не значит его обидеть. Отстоять свою честь – не значит обидеть оскорбителя. Но если на судебном заседании мы его оскорбляем и поносим перед судьями и зрителями – это называется нарушить запрет на нанесение обиды. И если мы оскорбляем оскорбителя и наносим ответный ущерб его чести – это тоже нарушение того же запрета.

Есть простое правило, позволяющее установить, когда мы обижаем другого, а когда, с точки зрения закона, не обижаем (даже если он обижается). Если мы не можем поступить иначе – это не та обида, которая запрещена.

Здесь под словами "не можем не поступить" имеется в виду не наше умение чуть что орать, как противовоздушная сирена.

Не можем поступить по-другому – означает, что мы со всей любовью к этому человеку вынуждены совершить некоторые действия. Примеры: врач, делающий пациенту больно, подача иска в суд или (иногда) вызов полиции.

Личных примеров каждый может привести массу. Помню, в первые дни своего приезда в Израиль увидел я на улице бегущего сквозь толпу безумного человека. Он явно куда-то опаздывал, толкал людей, несся, не разбирая дороги. Мне это показалось полным безобразием. И поскольку он пробегал мимо меня, я, как советский человек, решил "навести порядок". Подставил ему свой бок – и он, как в хоккее о бортик, мягко "шмякнулся" об стенку дома. И тут же беспамятно выкрикнул: жена рожает! Сотовых телефонов тогда не было – он бежал к уличному телефону-автомату. И я, как примерный советский человек, понесся перед ним, распихивая толпу и крича что есть силы на трех языках: дорогу, жена рожает!

Теперь скажите: он обижал людей? Мне кажется, нет. Т.е. скажи нам заранее – что сейчас нас толкнут – ибо нет времени просить уступить дорогу, поскольку у людей срочные роды, – и мы согласимся – ну да, давайте, толкайте потихоньку, чем мы вам можем еще помочь?

Итак, обида, это когда мне больно от ваших слов – ибо я бы на вашем месте так не говорил в свой адрес. Скажите то же самое чуть спокойней, выдержанней, с любовью.

О, это самое главное! С любовью.

Упрек, высказанный с любовью, как правило, за обиду не будет принят.

Нам возражают: это очень "неконкретное" определение обиды. Нельзя ли уточнить? – Можно. Как правило, один обижает другого, когда "опускает" его, ставит его ниже себя, позорит (даже не говоря позорных слов). Не замечать людей, поступая себя с ними так, будто они нули, будто их нет (еще говорят – "идти по их головам") – это тоже обида. Этим свойством обладают неразборчивые карьеристы, маленькие или большие политики, многие начальники (далеко не все, конечно) и др. категории населения нашей планеты.

Поэтому, когда со мной вступают в резкий спор – есть очень простой способ определить, не нарушается ли тут запрет на обиду. Вот он: сейчас я отвечу оппоненту, но сначала прикину – не хочу ли я его обидеть (пусть даже защищаясь) – и если хочу (а это установить нетрудно) – то тут же не дам рту раскрыться, а руки расписаться (это я про форумы).

Но тогда как выяснит истину в споре? Как показать человеку, что он не прав? – Ответ: а так и показывайте – как умеете, если не терпится, – но только без обиды, без нанесения ему даже малейшего урона. И если без урона не можем – то молчим в ситцевую тряпочку! (Ничего так совет? Мне нравится.)

 

 


 

[1] И понятно, почему многие горой выступают против правила, когда виноват тот, кто обидел, а не тот, кто обиделся. Самым откровенным было заявление, что просить прощение у другого – это чуть ли не унижение. "За что просить, когда он сам виноват, если нарвался на мое замечание!" И более того: не буду прощать обидчика, пока сам не придет и не заявит, что просит прощения. – Такая позиция, повторяю, становится понятной, если человек смотрит на извинение как на проигрыш, унижение, сдачу позиций и уступку. – Даже обсуждать не хочется.

 

[2] Одноногий посетитель великого Илеля попросил его объяснить всю Тору на одной ноге. Илель ответил сентенцией, которая и является мусаром (этикой) в форме алахи (закона), и добавил, что теперь тот должен идти и учить Тору. Зачем учить Тору? Затем, что сентенция выглядит вроде бы очень понятной и легкой. Но это не так. Она только на одной ноге выглядит легкой. На самом деле у одноногого должны появиться вопросы (например, такой: "понятно, Учитель, но как ваше правило соблюдать? это же невозможно!"). Вот ответы на эти вопросы и предполагают изучение Торы – уже на долгие годы, вернее даже – на всю жизнь.

Откуда мы это прочли? А вот откуда. Написано:

אמר לו דעלך סני לחברך לא תעביד זו היא כל התורה כולה ואידך פירושה הוא זיל גמור.

Переводим (это пшат!): "Сказал ему: что тебе ненавистно, другому не делай; это вся Тора; остальное (в ней) – комментарий (на это правило), иди и учись".

 

[3] "Злые люди доброй киске не дают украсть сосиски". (Б. Заходер)

 

[4] Больше того, наказание по Торе считается искуплением прегрешения, а поэтому это помощь, благое деяние, даже если преступник таковым приговор не считает. Но об этом в коротком посте не расскажешь. Так или иначе, не следует в частной жизни брать на себя функции судьи Торы, исполнителя ее приговоров.

Теги: Хидуш, Мусар