Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Объяснительная в дирекцию

22 августа 2012, 16:45

Отложить Отложено

(Исполняю обещанное в манифесте "С удивлением")

Так получилось, что меня "уличили" в том, что я не только впрямую учу людей закрывать глаза на нарушения Торы, учиняемые теми, кто нас окружает, так еще потакаю нарушителям.

Мол, разрешив девушке есть креветки (о, ужас), молодой человек преступил запрет "Не ставь преграду перед слепым". А ведь так поступил положительный персонаж моего рассказа "Приглашение к браку"!

Дескать, надо было запретить, не позволить, наставить на путь истинный – или, по крайней мере, срочно разорвать отношения с "идолопоклонницей" и больше в ее сторону не смотреть. Извините, что утрирую. Но призывы к такому нетерпимому поведению,  нередко можно услышать со стороны кафедры, за которой стоят люди, склонные к педагогике. Дети, взявшие указку в руки.

Тем не менее! Смотрите, что получается – в Торе написано: креветки не ешь. А наш герой говорит: ешь хоть две тарелки.

Чтоб не ходить вокруг да около, задам вопрос. Что лучше – смолчать и позволить ей съесть этот ужас – чтобы затем не сразу, но уверенно привести ее к соблюдению Торы, создать крепкую семью по всем законам, родить детей, которые пополнят наш народ и будут Тору исполнять и изучать?

Или – прогнать и забыть, в результате чего девушка-еврейка, как не соблюдала раньше, так и будет (ндБ) продолжать несоблюдение, нарожает новых евреев, таких же как она – без Торы, законов, заслуги отцов и надежды на возвращение?

Для меня ответ однозначен. Но обвинение тоже выглядит не с дуба упавшим. Тора говорит одно – а я прямо противоположное, ужас.

Противоположное ли?

Вот пример. Один еврей украл – и, по Торе, его надо бы упрекнуть, образумить, обличить. Но раввины почему-то не спешат это делать. Получается, что они потакают и потворствуют? Нарушают указание на обличение?

** **

Судите сами. История с урока "Не срами".

Раби Йехиэль Мордхе Гордон рассказывал. В ешиве города Ломжа учился один бахур, молодой ученик ешивы. И когда у него были ирусин (вроде помолвки перед свадьбой), он собрал миньян и накрыл стол (сиюдат-мицва), чтобы произнести слова благодарения Всевышнему.

В этом благодарении он также назвал имена всех, кому был особо признателен за то хорошее, что они ему сделали. Среди прочих перечислил своих родителей, руководителей ешивы – и учителя в хейдере, который учил его во втором классе.

Спросили – почему именно этого учителя? У тебя там было много учителей – каждый год новый.

Ответил – из-за случая, который однажды произошел.

Оказывается, учился у них в классе мальчик из богатой семьи. В один прекрасный день он пришел в хейдер с золотыми часами: папа подарил. Все ими любовались, а на перемене он оставил их на столе. И, когда вернулись в класс, посмотрели – а их нет. Пропали.

Стали искать – нет нигде. Понятно, что взял кто-то из учеников.

Что сделал ребе? Он попросил детей встать в очередь перед его столом и подходить к нему по одному, чтобы он ощупал им карманы. После чего дети выходили в коридор.

Когда подошла очередь нашего рассказчика (а это именно он украл!) – ребе нащупал у него в кармане часы – и ловко достал их, не дав никому увидеть свое быстрое движение.

Можно представить себе, что испытывал наш воришка, когда приближался к ребе. Он ждал неминуемого позора. И уже был готов умереть на месте. По его признанию, так и молился внутри себя, обращаясь к Всевышнему: убей меня, убей меня.

Все вышли в коридор. Потом вернулись в класс. И ребе объявил, что нашел часы – но не будет называть у кого. Потому что тот, кто их взял, проявил минутную слабость, уступив своему плохому началу (йецер-ара). Но в следующий раз – ребе уверен – он не совершит подобный проступок.

И всю жизнь – так сказал рассказчик – я благодарен своему ребе за то, что не ославил меня при всех. Уверен, что я тогда не пережил бы позора – и скорее всего отошел бы от Торы[1] (ндБ).

** **

Итак, с точки зрения наших "нравоучителей", ребе поступил неправильно. Он мог закрепить в мальчике идею, будто воровать хорошо – наказания за этот проступок не будет, т.е. впрямую нарушил приказ Торы обличать и не потворствовать[2].

** **

Еще одна история, позволите? Теперь с урока "Злом на зло не отвечаем"[3].

Герой рассказа – раби Гедалья Деслер, один из известных учеников прославленного праведника и талмудиста, Сабы из Келема.

У раби Деслера в доме пропал серебряный кубок для кидуша. Все указывало на то, что его прибрал один бедный юноша, который занимался ремонтом в квартире рава. Тот сознался, что взял вещь, чтобы внести ее как залог для получения ссуды, ибо ему не на что жить. Со временем он собирался расплатиться с долгом и кубок вернуть.

Рав понял, что тому надо помочь – и стал ему давать деньги – никому не сказав о пропаже. И это спасло ему жизнь (раву спасло и его семье)!

Когда к власти пришли большевики, раввина обвинили в том, что в подвале его дома стоит старый печатный станок. (Он действительно там стоял, поскольку в молодости рав собирался заняться изданием книг с комментариями на Хумаш; но станком уже давно никто не пользовался.) Сказали, что на станке можно печатать прокламации против новой власти – и уже вывешен запрет на хранение таких опасных вещей. (Станки в то время приравнивались к оружию – и их запрещалось держать[4].)

Короче говоря, рава в одночасье арестовали. И ему грозил расстрел.

Рабанит все бросила и тут же срочно выехала в Петроград, куда перевели ее заключенного мужа. Начала бегать по инстанциям в попытках спасти рава. В одном из заведений она обнаружила того молодого человека, который ремонтировал их квартиру и похитил кубок, а теперь стал у большевиков большим начальником. Тот помнил добро, сделанное ему раввином – и решил помочь. Тут же поехал в тюрьму, где держали раввина – там вписал в документы, что приговор приведен в исполнение (пропустив, какого вида был приговор) – и помог семье рава быстро уехать за границу.

Вывод: не спеши обличить и опозорить. Пригодится воды напиться.

** **

Итак, мы не стоим перед дилеммой – что важней, любовь к людям или исполнение законов Торы? Любовь к людям и есть сама Тора. Другой у нас нет.

Если мы будем обличать пойманного за руку воришку (а это, говорят нам, прямое указание Торы!) – он не научится не воровать. Он научиться воровать так, чтобы не попадаться.

Если советовать человеку, что ему надо срочно уйти из родительского дома, в котором не соблюдают кашрут, в то время как он начал новую жизнь и решил соблюдать, – то он может уйти. Иногда так надо сделать, когда нет других путей. Иногда такой совет запрещено давать. Все по обстоятельствам[5].

Но запрещено – это уж точно – обижать маму криками, неприступным видом, "игрой в молчанку", а еще хуже руганью и упреками. Кто соблюдает и кричит – тот не соблюдает.

Если советовать молодым людям: ищите себе пару, такую же как вы, чтобы уже в начале семейного пути у вас было единство взглядов и полное согласие "в установке на Тору" – мы рискуем потерять массу евреев и евреек, оставшихся по ту сторону реки, которую некогда, на заре цивилизации, пересек наш праотец Авраам.

А ведь можно научить человека не воровать – тем, что мы закрыли глаза на его преступление. Закрыли глаза!

И можно научить людей мягкости, терпимости, любви к маме и ко всем, кого мы хотим назвать своими будущими мужем или женой. Не уступить им в несоблюдении – но и не переусердствовать в запрете.

Повторяю, пусть далекие от Торы продолжат нарушать – а потом под нашим любовным влиянием они еще вернутся к ней. Пусть лучше так, чем настоять на своем – и окончательно их оттолкнуть. Они же ведь не просто не станут соблюдающими евреями – они после нашей атаки (ндБ) примутся Тору порицать и порочить. Кто виноват? Мы и будем виноваты, если наденем на себя железные латы рыцарей Торы и будем, громко бия себя в медную грудь, шуметь на всю вселенную про нашу несгибаемость и непримиримость.

Сколько я видел разбитых семей, оставленных матерей, ныне одиночек, и брошенных детишек! И многие из таких случаев произошли именно по наущению "учителей", настоявших на своем: уходи! брось их! брось! В Шульхан-Арух написано, что ни дня ты не можешь жить с ними под одной крышей!

Для кого написан Шульхан-Арух? Для тех, кто отродясь ни слова не слышал о Торе и ее заповедях? – То-то и оно.

Будьте мягче, спокойней и терпимей. Этого требует от нас Тора. А не того, чтобы мы стучали себя в грудь, якобы стоя на ее защите.

Вот и все, что я имел в виду, когда писал миниатюру "Приглашение к браку"[6].

Если и теперь кто-то не понял – я не виноват. Приходите ко мне изучать Гемару, и я сделаю из вас (б/н) мудрецов и праведников.))

** **

ПС. Полслова комсомольцам-вожакам учителям-кирувникам. Сначала будет спрошено, не "сколько евреев ты вернул к Торе", а "сколько ты от Торы отпугнул". Вот в чем печаль.

Вы не будете против, если я дам совет вашим ученикам?

Ученики! Когда вам говорят про еврея/йку "он тебе не пара" или "она тебе не пара", а вы считаете, что очень даже пара, – бегите подальше от такого советчика.

Когда вам говорят "порви с мамой" – порвите с советчиком!

Когда вам говорят (по-русски!) "будьте строже с детьми" – не ходите на такой урок, забудьте и сотрите из телефонной книжки.

Ну и так далее с любовью.

**  **

Проверка на правильность тут самая простая: если в результате совета кто-то будет страдать – знайте, что, скорее всего, перед вами пагубный путь.

В обычной жизни мне известен только один расклад, когда можно дать отпор человеку, невзирая на его страдания: если этот человек палач  пусть даже невольный (нонбс).

Короче: надо не разводить людей, а искать ресурсы для того, чтобы их примирить. (И даже в случае отца, который ндБ тянется к ремню, чтобы наказать своего ребенка.)

 

דרכיה דרכי נועם וכל נתיבותיה שלום

 

[Уточнения текста принимаются.]


 

[1] Уже от себя я добавил на том уроке перед камерой: чего мы хотим от воспитания? Что мы ждем каждый раз, когда делаем выговор? Если мы его делаем только потому, что считаем, что за проступок надо наказывать – это одно. А если мы считаем – что главное в воспитании не наказание, которые неминуемо, а именно предупреждение рецидива – когда человек отказывается от повторения своего плохого дела – тогда это совсем другое дело. Второй путь – путь Торы.

 

[2] На эту же тему – только чуть более разжеванно и препариванно (а значит, занимательней) см. в статье "Сестра и карандаш".

 

[3] Возможно, предыдущий рассказ и этот я уже публиковал в своем блоге, не помню. Мне легче заново вывесить и "редактнуть", чем искать по закромам.

 

[4] У вас дома такого оружия нет?

 

[5] И тогда нас можно обвинить в том, что мы прямо толкаем человека к нарушению. Живи в некашерном доме – это явный призыв из серии "перед слепым".

 

[6] А еще у меня есть анти-миниатюра "Приглашение к разрыву". Но она не для нашего ресурса.

Теги: Мусар, Личное, Темы Торы