Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Необходимо знать свои слабости, распознавая личную заинтересованность и пристрастия, и уметь действовать вразрез с ними. Без этого все человеческие труды напрасны.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»

Ман и Тора — наполнение еврейских «сосудов»

Отложить Отложено

Моше может все, что угодно, только…

В этой главе Беаалотха повествуется о странном эпизоде. Находясь в пустыне, получив Тору и достигнув высокого духовного уровня, евреи вдруг начали жаловаться на Ман — «хлеб с Небес», которым Б-г их кормил. Хотя Ман был духовный и чудесный — каждый человек мог чувствовать в нем вкус яства, которое пожелает. Нет, хотим мяса! Так можете прямо в Мане и ощутить его вкус! Да и вообще не очень понятно, в чем тут дело.

А также не понятна реакция Моше. Каждый раз, когда евреи грешат, Моше стремится, с одной стороны, образумить их, а с другой — вымолить прощение у Б-га. Как, например, после самого тяжкого греха — тельца. В той смертельно опасной ситуации он действует четко и уверенно: молит Б-га пощадить евреев, затем спускается, разбивает Скрижали, конфискует и уничтожает тельца, собирает левитов и приказывает наказать виновных, вновь поднимается на Синай и продолжает молить Б-га, пока не добивается прощения и вторых Скрижалей.

Трудно, но он знает, что делать.

Но здесь Моше обращается к Б-гу так (Бемидбар 11:11-15): «Почему содеял Ты зло Своему рабу, и почему не обрел я милости в Твоих глазах, чтобы возложить на меня бремя всего этого народа? Я ли носил его в своем чреве, и я ли породил его, чтобы Ты говорил: неси его, как пестун младенца?.. Откуда у меня мясо?… Не могу я один нести весь этот народ, ибо слишком тяжело это для меня… Убей меня лучше…»

То есть здесь Моше, вроде бы, не принимается за свое дело посредничества и решения проблемы, а начинает нервничать и жаловаться на собственную долю, мол, не знает, как решить проблему, работа непосильна, и подает «прошение об увольнении». Проблему тельца знал, как решать, и разведчиков, и Кораха тоже, да и с фараоном знал, как поступать, и как Тору с Небес для народа принимать, — а проблему с Маном не знает, как решить, слишком тяжело?

А Б-г отвечает: собери семьдесят старейшин, и Я возложу на них часть твоего духа, и будут нести бремя с тобой (там же 11:16-17). То есть, получается, признал жалобу Моше легитимной. Хорошо, старейшины разделят бремя. Но как они помогут решить проблему Мана?

«Добытчик»

В чем была сила Моше? Его главная способность.

Он «добывал» блага с Небес. Принял у Б-га Тору и обучил ей народ. Поэтому и Ман снисходил в его заслугу — это тоже благо с Небес, которым кормился народ, поэтому можно сказать, что Моше его «добывал». Это его функция.

Которая может определена как «мужская». Мужчина «добывает» еду. Либо буквально охотится, либо зарабатывает на хлеб. Выходит на охоту или на работу из дома и приносит.

Как уже обсуждали, в этом отличие Моше от Аарона: тот представлял скорее «женскую» силу. Жена берет принесенный мужем продукт, сам по себе еще не съедобный, и готовит из него еду. А также обустраивает дом (или тратит на все это принесенные мужем деньги). Создает атмосферу и уют. И вообще, неразрывно связана с домом, человек не просто женится, а «вводит жену в дом».

Весь еврейский народ считается «невестой» Б-га — мудрецы называют Дарование Торы Его «свадьбой» (Таанит 4:8). А Аарон, первосвященник олицетворяет «пышность» этой невесты. То, как она одевается и прихорашивается, чтобы понравиться «Жениху», снискать Его любовь.

И если Он ей отвечает взаимностью, то строит Себе «дом» и вводит ее в него, чтобы обустроила. Отдает указание построить Скинию, Свою Обитель, чтобы Аарон, носитель этой «женской» силы, в ней служил Ему и достигал максимальной близости. Неслучайно Корах, негодуя по поводу, как ему казалось, «несправедливого» распределения должностей, говорил: привел Моше своего брата Аарона, нарядил его, как невесту и ввел в Скинию! (Мидраш Бемидбар Раба 18:4)

А когда Скиния с помощью «невесты» полноценно обустроена, и принесены приношения — «Мой хлеб» (Бемидбар 28:2), Он и Сам осеняет ее Своим Присутствием, входит а нее и наполняет ее (Шмот 40:34). «Супруг» приходит «домой» к трапезе, которую «жена» подает.

Стены сосуда со всех сторон — и наполнение Сверху

Итак, Аарон представлял «невесту» — еврейский народ, а Моше — «жениха», Самого Б-га. Поэтому он доставлял с Небес еду от Кормильца — это вклад «мужской» силы.

А также возвел Скинию — тот самый дом, который «Жених» построил для «невесты».

Неслучайно, хотя все части Скинии — и самого здания, и утвари — были сделаны Бецалелем и мастерами, в конечном итоге они только принесли их Моше, а он собрал все воедино: возвел Скинию из всех досок, набросил покрывала, внес и расставил по местам всю утварь (там же 39-40). Причем мудрецы говорят: сам Моше не мог поднять тяжелые доски, но Б-г сказал: ты, знай, поднимай, а на самом деле они сами будут подниматься (Раши там же 39:33). То есть фактически Скинию строил Б-г, а Моше был Его представителем.

Неслучайно также то, что Скиния была построена из пожертвований всех евреев, о чем Моше объявил им, собрав их воедино — ваякель (там же 35:1). Согласно одному из мнений мудрецов, строительство Скинии должно было искупить грех тельца и исправить его последствия, одно из которых — разброд, утрата единства. Поэтому евреи вместе приняли участие в «большой стройке», в которую каждый внес свой вклад, «вложил душу» — и это стало объединяющим фактором. Поэтому Тора много раз повторяет: «И стала Скиния единой» (там же 26:6, 36:13) — и физически, и в духовном плане воплощала единство народа.

Таким образом, возведение Скинией Моше — это сбор всех составляющих, душ евреев, их вкладов, воплощенных в физические компоненты — со всех сторон (ведь евреи располагались лагерями по разные стороны Скинии, что отражало их души), в единое здание, в «сосуд», который затем мог принять снизошедшее с Небес Б-жественное Присутствие. Так Моше обеспечил Его снисхождение.

Принятие Торы, обеспеченное Моше, прошло по тому же механизму: подойдя к горе Синай для того, чтобы получить на ней Тору, «разбил Израиль лагерь напротив горы» (там же 19:2). Мудрецы (Раши там же) толкуют единственное число: «и разбил лагерь» — евреи были «как один человек, с одним сердцем». Это состояние было необходимым условием для получения Торы, и его евреи достигли не сразу. Ведь изначально они находились в египетском изгнании, а это означало разброд и рассеяние «по четырем сторонам света». И Моше, представляя Б-га, вывел их из Египта не только физически, но и в духовном плане собрал их со всех этих концов (поэтому у Исхода было четыре компонента). Именно этот процесс продолжился в период Счета Омера и завершился в Шавуот: тогда евреи достигли полного единства и сошлись в центре, у горы — и тогда удостоились дарования Торы от Б-га, Присутствие Которого снизошло на гору. Моше его обеспечил.

Здесь «сосудом» стала сама еврейская душа, которую Б-г «наполнил» Торой. Впрочем, отдавая указание о постройке Скинии, Он сказал: «И сделают Мне святилище, и буду пребывать в них» (там же 25:8). Мудрецы подмечают: не «в нем» — в святилище, а «в них» — в самих евреях. Ибо в идеале они сами должны стать «святилищем», которое «вмещает» Его Присутствие.

Ибо само сотворение человека происходило по такому же механизму: сначала Б-г «собрал его тело из земли, четырех ее концов» (Раши Берешит 2:7), а затем вдохнул в него душу — которая, по словам мудрецов, является «частицей Б-га Свыше».

Именно так Б-г наполняет созданный Им мир Своим Присутствием, «Собой». При сотворении человека Он, разумеется, проделал все это Сам, но теперь это проделал представлявший Его Моше.

Только после того, как он принял от Б-га Тору на Синае, произошла проблема: евреи согрешили с тельцом и подорвали свое единство. Получилось, что Моше приносит Сверху Скрижали — а «сосуд» еврейской души тем временем разбился, и некуда «наливать» Тору. Вот и пришлось Моше также разбить и Скрижали, воплощающие Тору той единой еврейской души. И восстанавливать ее единство уже в другой форме — и высекать для ее наполнения другие Скрижали Торы.

А Ман?

Ман — пища для особой души

Он тоже был не просто «с Небес»…

Во-первых, по словам мудрецов, у питавшихся им людей не было отходов.

Во-вторых, как сказано, в нем можно было ощутить вкус любой еды.

Очень мило, но все-таки зачем все эти фокусы? Просто так, для крутизны?

Нет, все это неслучайно. Ведь вкус в еде — одно из различий между людьми, о которых «не спорят». Много люди любят спорить об идеях, действиях и т. д., но хотя бы о еде согласны, что один вкус не «лучше» другого и не хуже, что у обоих право на существование.

Но на самом деле эти вкусы отражают разные сущности людей — и разные души. Как тело отражает душу и является ее оболочкой, так физическая еда, питающая тело, содержит и духовный элемент.

Отсутствие отходов у питавшихся им евреев — не просто фокус, а отражение того, что тогда они находились на высшем духовном уровне, на котором был Адам до греха, или близко к нему.

До греха душа Адама была чистой — в ней не было дурного начала. Его характер был уравновешенным, все его качества были развиты в меру и потому положительными. В меру серьезный и в меру веселый, в меру смелый и в меру осторожный и т. д. И только в результате греха в его душу примешалось зло — достоинства стали переходить в недостатки в связи с тем, что он потерял равновесие, и стал склоняться в разные крайности. Становиться слишком смелым, т.е. безрассудным, или слишком осторожным, т.е. нерешительным и трусливым и т.д.

До греха его задачей было лишь позитивное строительство той совершенно чистой душой. Но после греха задачей стало отделение от нее примесей зла и очищение.

Соответственно изменилась и пища. Теперь в ней отчасти содержатся материалы, подходящие для строительства тела, а отчасти — элементы, которые им отторгаются и отбрасываются. Это отражает то, что и для «строительства» и воспитания души что-то должно использоваться, а что-то отвергаться.

Таким образом, Ман, при питании которым не было отходов, был предназначен для людей, находящихся на изначальном духовном уровне Адама, в душе которых не было примесей, требующих отторжение.

А также уравновешенность характера — часть общей «центральности» души того уровня, отсюда способность понять и проникнуться всеми вкусами и всеми точками зрения.

Вот и пища у такой души «центральная», в которой можно ощутить все эти вкусы.

Более того, как объясняет Мальбим (там же 11:4), эта пища, Ман сама состояла из двух компонентов: для тела и для души. Для тела — физическая еда, с такими вкусами и атрибутами, для души — интеллектуальное наполнение, постижение Торы.

Таким образом, ниспослание Мана с Небес было составной частью «питания» евреев Торой, а это, как сказано, обеспечивал Моше.

Измена и перегрузка

А значит, жалобы о Мане — это не просто каприз по поводу еды. Кому-то не нравится Ман? Это знак: что-то не так с его душой. А также, что и Тора ему не по душе. Тело не переваривает Ман, а душа, значит, не «переваривает» Тору, не понимает ее. Не по вкусу она ей. В целом не «наполняется» сосуд.

И тут Моше разводит руками, и не знает, что делать.

В случае тельца знал — «сосуд» действительно разбит, и придется разбивать и «наполнение», Скрижали.

Но это потому, что тогда, как объяснили, еврейская душа, «невеста» совершила «супружескую измену». Увлеклась вместо Б-га идолами. После того, как изначально сошлась воедино, вышедши из Египта, именно отвергнув идолопоклонство — в этом заключалась Пасхальная жертва. И об этом вспоминает Б-г: «Я помню о благосклонности ко Мне в юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестой, как шла ты за Мной по пустыне, по земле незасеянной» (Ирмияу 2:2). То есть тогда был порыв «невесты», пошедшей за «Женихом», в которого поверила, и «собравшей» свои волосы под венец, а в результате тельца этот процесс был повернут вспять и «волосы распущены». И ответственность лежала на Аароне, олицетворявшем эту «еврейскую невесту» Б-га.

Моше же знал, что делать: надо покарать, кого надо, за измену, а остальных евреев образумить. «Женская» сила Аарона не удержала ситуацию под контролем, но «мужская» сила Моше, представителя Б-га, удержит и наведет порядок. А постройка Скинии станет новым объединителем, а введение туда Аарона — знаком искупления и восстановления угодности «невесты» в глазах Жениха.

А теперь что? Тут уже не идолопоклонство и не измена. «Сосуд», вроде цел. В чем же дело?

Ответ, похоже, теперь сможем вывести из решения, которое предложил Б-г: собери семьдесят старейшин, и Я возложу на них часть твоего духа, и будут нести бремя с тобой.

В чем «соль» семидесяти старейшин? Известно в чем, это объясняют Рамбан и Рабейну Бехае: семьдесят старейшин представляют семьдесят «граней» Торы, путей ее восприятия, а также семьдесят (базовых) еврейских душ, которые ее этими путями воспринимают. А далее эти пути восприятия переходят в менталитеты семидесяти народов, говорящих на семидесяти языках. На которых, впрочем, была дана и Тора, Моше сам передал ее на них, ибо они тоже отражают и выражают эти семьдесят разных подходов к ней.

Короче, семьдесят старейшин потребовались для того, чтобы разъяснять семьдесят аспектов Торы. Но ведь Моше, как сказано, сам их знал и преподавал!

Да, но он сам сформулировал проблему: «Не могу я один нести весь этот народ, ибо слишком тяжело это для меня!» Похоже, что объяснений Моше, даже на всех этих языках, было недостаточно, требовалось больше, а у Моше не было больше сил.

Почему требовалось больше?

Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу

Похоже, потому что надо было больше «разжевывать» Тору. Слишком много было людей, которые не воспринимали ее на том уровне, на котором преподавал ее Моше.

Интересный мне задали как-то вопрос: известно, как поклонялись люди Бааль Пеору (Раши Бемидбар 25:3). Но как это сочетается с утверждением мудрецов, что при потреблении Мана не было отходов?

Простой ответ, конечно — согласно многим комментариям, у евреев помимо Мана была и другая еда. Так, когда они стали жаловаться на отсутствие мяса, Раши (Бемидбар 11:4) заметил: но ведь с ними из Египта вышло много скота (Шмот 12:35)! И нельзя сказать, что уже все съели, ибо также по приходу в Землю Израиля у колен Реувена и Гада оказалось много скота (Бемидбар 32:1). Так что было у них мясо, а для жалоб просто искали повода.

А Нахалат Яаков к Раши (Бемидбар 21:5) пишет, что они могли покупать мясо у торговцев.

Так что они питались не только Маном, но и мясом.

Но Мальбим (там же) объясняет, что и с Маном дело было не так просто. По его словам, Ман подобен Торе. Внешне она представляет собой изложение законов, а то и истории, эта «оболочка» доступна для более простых людей. Но есть в ней и глубина, которую могут постигать утонченные люди. Так и Ман для людей на менее высоком уровне мог быть простой физической пищей, но для людей утонченных и возвышенных представлял собой духовную пищу.

Например, по словам Талмуда (Йома 76а), для Йеошуа-бин-Нуна выпадало столько же Мана, сколько для всех остальных евреев, вместе взятых. Но ведь Тора четко говорит, что для всех выпадало одно и то же количество (омер), и даже те, кто пытался взять больше, обнаруживал, что это невозможно! (Шмот 16:18) Объясняет Мальбим: да, физическое количество выпадало для всех одинаковое, но духовный контент не имел предела для тех, кто умел его раскрыть.

И даже физически люди питались Маном по-разному.

Например, как известно, для людей на менее высоком духовном уровне Ман выпадал дальше от дома, в результате чего им приходилось специально идти и собирать его. Тогда как для людей на высоком уровне Ман выпадал прямо у порога, «с доставкой на дом», и им никуда не надо было идти.

Также, людям первого типа приходилось готовить Ман, как любой продукт, непригодный для употребления в сыром виде: перемалывать, варить. Тогда как людям на высоком уровне он выпадал в готовом виде.

Причина всего этого одна. Хотя в результате греха тельца евреи скатились с изначального уровня Адама (обретенного ими при Даровании Торы), не все деградировали в одинаковой степени: одни оставались ближе к уровню Адама, другие скатились дальше. Это нормально.

Поэтому для людей, остававшихся на высоком уровне, Ман был подобен пище Адама до греха. На том этапе, до постановления Б-га «в поте лица будешь есть хлеб» (Берешит 3:19), Адаму не приходилось предпринимать усилий для получения пропитания. Поэтому Ман для подобных ему людей выпадал прямо на порог и в готовом виде. Как пишет Мальбим, это также схоже с тем, как Земля Израиля в будущем «будет производить булки», готовые к употреблению — ибо тогда будет исправлен грех Адама.

Тогда как людям, скатившимся дальше от того уровня, приходилось предпринимать больше усилий: и ходить за Маном, и готовить его.

Вот и как «строительный материал» для тела и души Ман мог быть разным. Для людей на высоком уровне — полностью пригодным. А для более простых людей — только частично пригодным, с примесью, которую необходимо отбрасывать.

И логично, что именно такие люди поддались соблазну поклоняться Бааль-Пеору…

А также логично, что такого типа люди не могли ощущать вкусы разной пищи в Мане — не такая у них была душа. Как и в Торе могли видеть только простые истории и законы, без всякой глубины. Только одну простую грань, а не общую их панораму, которая раскрывалась только с вершин, находящихся намного выше их уровня.

Поэтому эти люди и не воспринимали Тору Моше, все это сочетание граней, о которых он говорил со своей высоты. Он объяснял то, что они не видели, то, что находится в других долинах, заслоненных для их взора «горами», над которыми возвышалась лишь его вершина.

И Ман для них тоже стал едой однообразной и скучной, без всяких разных вкусов и прочих чудес. И никакого вкуса мяса.

Вот и потребовались им семьдесят старейшин для «разжевывания». Каждый не только понимал свою грань Торы, которую преподавал Моше, но и то, как объяснить ее своей ветви народа на ее уровне, чтобы «переварили».

Изначально, когда Б-г убеждал Моше принять на себя свою миссию, Моше тоже высказывал опасения, что люди не будут его слушаться, а также, что у него речевой дефект (Шмот 4). В ответ Б-г назначил Аарона его глашатаем. То есть тогда была схожая проблема: Моше было трудно налаживать коммуникацию и говорить с народом напрямую, нужен был какой-то посредник. Тогда им стал Аарон. Как уже объяснили, тогда надо было оторвать евреев от идолопоклонства и увлечь их Б-гом, убедить, что в Него стоит верить. Это тогда сделал Аарон, но границы его способностей были высвечены тельцом.

Теперь же евреев не надо было отрывать от идолов, а надо было донести до них Тору в той форме, в которой смогут ее «переварить», и «наполнить» их «сосуд». Не разбился тут еврейский «сосуд», но слишком разветвился, превратился в целую систему «сосудов», многие из которых стали слишком приземленными и отдаленными от центрального «сосуда», куда «наливал» Моше. Потребовалось не только то «наливание», но и разливание по всем тем сосудам, и в этом Моше затруднился — но это сделали семьдесят старейшин, каждый «разлил» своим подопечным так, как им требовалось.

Теги: Тора, Недельная глава, Дарование Торы, Египет, Исход из Египта, Золотой телец, единство еврейского народа, Моисей, Аарон, Манна, Беаалотха