Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Велика милостыня! — она наделяет почетом и жизнью тех, кто дает милостыню, как сказано: «Стремящийся за милостыней и добром найдет жизнь, милостыню и почет» (Мишлей 21; 21).»Орхот цадиким. Щедрость

Работа харедим. Перевод с «религиозного» на «светский»

Отложить Отложено

Почему вы, харедим,  не работаете, а все время учитесь?

Это один из главных больных вопросов во взаимоотношениях между харедим и остальными израильтянами.

Можно было, конечно, указать на то, что вовсе не все харедим учатся, многие реально работают. И платят те самые налоги. И даже у тех, кто учится, обычно работают жены. И процент работающих в последнее время только растет. Поэтому наилучший способ добиться увеличения этих показателей - оставить общество харедим в покое, и процесс произойдет сам по себе. Тогда как любой способ надавить и заставить скорее вызовет реакцию и нежелание действовать по чьей-то указке. Поэтому вопрос: кому-то нужна реальная занятость харедим и их интеграция в рабсилу? Или имидж «борца за равноправие» и голоса на выборах? Это не одно и то же!

Но мы отвлеклись. Ибо представляется, что в большой мере сам вопрос вызван элементарным недопониманием. А именно - разным толкованием одних и тех же слов. Которые поэтому надо «перевести» из одного языка на другой. С «религиозного» на «светский».

Демонстрируется это недопонимание вопросом, который я много раз слышал: «Вот вы все учитесь, а когда же начнете работать?»

То есть в общепринятом понимании, «учеба» - это не «работа», а только подготовка к ней. Тот, кто учится, еще ничего не «делает», а обретает профессию - необходимые знания и умения для того, чтобы заняться ею потом. И так что-то «делать».

Отсюда понимание, что харедим, которые все время «учатся», так и не начинают «работать». Единственное, что готовы понять - выучив какой-то объем Торы, можно стать раввином. Мол, это действительно «профессия». Но тогда - «почему все идут в ешиву? Зачем столько раввинов?»

Однако на языке харедим все эти слова означают совсем другие вещи.

«Учеба» - это не подготовка к «работе». Это изучение Торы, которое и является работой.

Чему это можно уподобить?

В общем, изучению любой науки. С какими помыслами ее изучают, какой тут идеал?

Конечно, не плохо бы в конечном итоге заработать. Но в идеале стремление должно быть - к открытию и познанию истины.

Неизведанного.

Но ведь Тора была дана более 3000 лет назад! Какая же она неизведанная?

А вот такая. Ведь изучение Торы - это не просто повторение и зубрежка каких-то текстов. Это их анализ и нахождение в них глубокого смысла. Это постоянное выявление кажущихся противоречий и нахождение способов их разрешить, креативное мышление. (Прочитал в одной статье: «Математика - это не только уравнения, но и творчество, самостоятельность, поиск красивых решений». Замени «математику» на «Тору» - именно так!)  Что требует огромного напряжения и тренировки ума. А у каждого поколения свой склад ума и образ мышления - и потому каждое заново открывает для себя Тору, создает свою картину ее законов. Достижения предыдущих поколений, записанные в книги тогдашних великих мудрецов, присоединяются к своду материалов, предоставленных новым поколениям как данность. Но и их можно толковать по-разному, а в определенных случаях можно и по-своему.

Ибо Тора - как дерево: древние корни, от которых растут в разные стороны ветви, сначала мощные, потом более тонкие, но образующие пышную крону. И каждому поколению дано развить Тору дальше, вырастить новый, свежий побег, свою Тору.

Поэтому больше всего ценится при изучении Торы хидуш - «инновация», «новая» мысль, идея, интерпретация, новое понимание Торы. Новая концепция, основанная на этом понимании. А там и новая концепция самой жизни, которую Тора отражает. Если кто-то встает и сообщает то, что уже и так очевидно, то сталкивается с вопросом: и какой же тут хидуш? Что нового?

Именно в этом цель и дух изучения Торы, именно таков настрой тех, кто к этому приступает. Который, таким образом, вполне схож  духом ученых. Видящих своим призванием изучение и познавание мира, открытие новых знаний, выход на новые рубежи, покорение новых вершин и наслаждение видами и панорамами, которые с них открываются - и которые доселе никто не видел.

И истинный ученый скажет: наука - это не профессия. Это призвание.

«Грызть гранит науки» - необязательно способ выгрызть что-то конкретное, это само по себе святое дело.

Можно сравнить и с изучением литературы или музыки: ведь известно, что, возвращаясь к той же классике, написанной уже давно, можешь открывать в ней новый смысл. Даже один человек, возвращаясь на разных этапах жизни, видит в ней что-то новое для себя, тем более новое поколение. И литературоведы, и музыковеды обожают корпеть над каждой буквой Пушкина или нотой Моцарта, раскрывая в ней глубокий смысл и восхищаясь гением. И истинный музыкант тоже скажет, что его дело - не профессия, а призвание. «Святая к музыке любовь».

Впрочем, профессия тоже - и наука, и культура, и Тора. Ведь в науке невозможно заниматься исследованием и открывать новые законы, не получив необходимую базу знаний и набор навыков. И в Торе тоже. Чтобы правильно интерпретировать и Тору, надо знать, по каким принципам она написана - на каждом этапе своего развития. Что могут означать ее слова, а что не могут. Какие вопросы правомочны и стоят рассмотрения, какие ответы и идеи приемлемы, а какие нет. Для этого нужно постичь принципы и правила изучения Торы, обрести опыт, освоить технику.

Поэтому у нас говорят: прежде чем учить Тору, надо «учиться учению». Этому и учат в ешивах.

Поэтому некорректно говорить: начинаем изучать Тору в ешиве, и так продолжаем всю жизнь. Нет, в ешиве учатся искусству и умению изучать Тору, а потом, в коллеле, ее изучают.

И это изучение правильно называть не «учебой», а исследованием.

Как ученые сначала учатся азам науки, а потом пускаются в исследования. И то, и другое - изучение науки, но одно - обретение знаний и опыта, «учеба», а другое - уже использование этих знаний и опыта для исследования - работа.

Сдвигая с места горы

Причем работа, как и всякий умственный труд, весьма не легкая. В полном соответствии со словами Талмуда (Санхедрин 99б, толкование стиха в Иове 5:7): «Человек создан для тяжкого труда». Да, именно так.

Ибо, как продолжает Талмуд, в определение этого тяжкого труда входит прежде всего изучение Торы. Это называется «работать устами».  Как работает устами учитель, диктор и т. д. Так работает и изучающий Тору. Причем, не только ее преподаватель.

Само ее изучение - это процесс чтения и сопоставления самых разных утверждений и законов Торы, и их глубокий анализ, что заставляет постоянно ворочать мозгами и проговаривать материал. (Можно и в уме, но обычно изучают на пару, поэтому проговаривают вслух, да и в любом случае мыслить легче, когда проговариваешь.) А ведь мозговая активность поглощает огромное количество энергии.

И называется глубокий аналитик Талмудом окер арим – буквально человек, который «сдвигает с места горы», сталкивает их между собой и расставляет заново. То есть, изучая Тору, этот человек копает глубоко, задает вопросы, выявляет видимые противоречия между разными утверждениями Торы и расставляет все на свои места. Силы на это требуются - как на указанные действия с горами. Богатырские.

(Есть, впрочем, и другой тип: «Синай» - эрудит, который выучил назубок все законы так, что они могут быть им четко изложены, как были изложены при даровании Торы на Синае. Попробуй-ка.)

Ну и, поскольку речь об анализе и интерпретациях, их естественным образом много, у каждого свой тип ума и свой подход. Результат - обсуждения, горячие дебаты, опять же, постоянная работа мысли, да еще и естественное напряжение дискуссий, которое Талмуд называет «войной Торы».

Таким образом, процесс изучения Торы - это весьма трудоемкое, энергозатратное и изнуряющее дело. Недаром говорится в Талмуде: «Тора обессиливает человека» в физическом плане (там же 26б).

Что известно на собственном опыте любому добросовестному учащемуся ешивы или коллеля. Каждодневный график которых не щадит.

Нерабочий день

Возьмем, например, того, кто учится в самой большой ешиве «Мир» в Иерусалиме, прибывая туда на автобусе из окраин и других городов. (А таких автобусов целая куча, из одного только города Модиин Илит 3 полных автобуса.)

Утренний седер - 4 часа, от 9.15 до 1.15 дня. Это значит, автобус, чтобы прибыть примерно в 9.15, отбывает в 8.30 и никого не ждет. Не хочешь опоздать - изволь быть на месте в то время. А это значит, успей уже встать, помолиться утреннюю молитву Шахарит, помочь с отправкой детей в школу, позавтракать, если удастся. Нет, конечно, удастся, если будешь стабильно вставать в 6 утра.

Итак, до 1.15 - четыре часа интенсивного исследования Торы. Затем - дневная молитва Минха и обед с перерывом: либо домой, опять к семье и детям, либо, если живешь в другом городе, можешь вздремнуть. Найдя место на скамейке. Какая постель?

Затем, от 3.30 до 7.00 - второй седер. И - быстро на автобус назад, вечерняя молитва Маарив до или после. Многие и на автобусе не засыпают, а что-то изучают или на ноутбуке пишут. Прибывают домой - там усталая жена, дети, которых нужно уложить. А многие идут и на третий седер до 11 ч., или дома еще что-то делают.

Итог такого дня, если все сделал добросовестно, - страшная усталость. А там всякие могут быть помехи, проблемы, которые надо решить, и т. д.

А потом кто-то говорит, что этот человек «не работает». Что он «ничего не делает». Что он «паразит», висящий на шее государства, которое не перестает качать миллионы шекелей в его ешивы.

Конечно, ну таким избалованным миллионером он себя ощущает! Ведь поступают для него от государства за все эти труды целых 750 шекелей в месяц. К которым разные колеля добавляют по-разному, некоторые платят в целом больше 2000 шекелей, другие меньше; в «Мире», если есть стаж, 1200. А кто-то думал, что такие, как он, тут на полном обеспечении? И что не приходится крутиться, зарабатывать как-то еще? И жена обычно работает, вдобавок к воспитанию детей, постоянный стресс.

Он «не работает и потому не платит налоги»? Нет, товарищи, проблема здесь другая: за изнурительную работу ему платят «пособие», как за «учебу». Поверьте, он предпочел бы, чтобы ему платили, как за «работу», и тогда он сам с удовольствием платил бы налоги.

Вот только государство получало бы тогда в целом меньше, а он больше. А теперь - наоборот. Это к вопросу о том, как он «обирает государство». О том, что он «привилегированный» человек «первого сорта», у которого только права и власть, а обязанностей никаких.

Впрочем, притворяться удивленным ему не стоит. Ведь перед его глазами пример людей, по-настоящему работающих. Охранников, сидящих на входе в корпуса его ешивы. Вот кто работает. И получает настоящую зарплату. И налоги с нее платит. Правда, бо́льшую часть времени, в свете отсутствия конкретных угроз и террористов, он просто сидит на входе и ничего особенного не делает. Или какими-то своими делами занимается, или просто в своем телефоне сидит. Или здоровается с каждым входящим или выходящим. Или с каждым вторым. Не важно, главное - работает! Не то, что те, кто сидит внутри охраняемого им здания. Устыдились бы, наконец, и взяли пример!

Что ж, Бродского тоже по советским определениям называли «тунеядцем». Кто не хочет понимать, того как убедишь…

Не каждый из учащихся ешив и коллелей - такой гений? Или настолько прилежный и самоотверженный?

Нет, не каждый. Как и не каждый из тех, кто посвящает себя науке или искусству. Как и не каждый из тех, кто служит в армии - беззаветный герой, готовый жизнь отдать за родину. А из тех, кто посвящает себя спорту - потенциальный чемпион. (И почему так много и тех, и других, и пятых - еще поговорим.) Но они, в целом - наши солдаты, наши ученые, наши музыканты и артисты - люди, занимающиеся важным, а то и святым делом. Достойные уважения и любви. И, да, государственных дотаций.

Даже когда эти профессора или «служители музы» рассеяны, «не от мира сего». Конечно, они же ученые и святые!

Дело не в том, как тяжко они трудятся, и как там обстоит с деньгами и налогами. А в том, что эти люди - наши. «Свои». Тогда как «этих пейсатых» трудно воспринимать как «своих», если не привык к такой одежде. Особенно когда видишь целую массу, на вид «чужеродную», и слышишь недобрые новости о них в «объективных» СМИ. Но если познаешь ближе, как конкретных людей, с их каждодневной жизнью, с их трудами и заботами, радостями и печалями, то, может быть, предстанут как-то иначе? Ну, сразу «своими», может, не почувствуются, но, по крайней мере, можно будет разглядеть, что не все они такие уж «пейсатые».

Теги: Тора, Ешива, изучение Торы, Политика, Ортодоксальные евреи, Актуалия, государство Израиль, Наука, Работа, Харедим, Налоги