Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Проси других делать замечания тебе, запрети себе делать замечания другим»Еврейская мудрость

Разбитые скрижали и сердца

Отложить Отложено

Разные скрижали — и разные Торы?

Семнадцатое Тамуза — это день, когда евреи совершили грех поколения тельцу.

Сойдя с Синая и увидев произошедшее, Моше разбил полученные от Б-га скрижали. И только потом, добившись прощения Б-га за этот грех, Моше получил от Него вторые скрижали. Уже в Йом Кипур.

И что же получается, первые скрижали, разбитые Моше, «не считаются»? И все сорок первых дней, которые он провел на Синая ради их получения, потрачены зря?

По словам мидраша (Шмот Раба 46:1), когда Моше печалился о том, что ему пришлось разбить первые скрижали, Б-г сказал: не горюй, вторые будут лучше. Первые представляли только Десять заповедей, а во вторых будут заключаться самые разные толкования, мидраши и т. д. В Талмуде (Недарим 22б) тоже сказано: если бы евреи не согрешили с тельцом, им были бы даны только Пятикнижие и книга Йеошуа (описывающая выполнение Б-гом обещания дать Землю Израиля).

Это, вроде бы, подразумевает, что скрижали — не просто «бумага», служащая местом для написания заповедей — мол, порвали одну бумагу, теперь надо на другой написать. Нет, скрижали представляют саму сущность Торы. И, получается, Тора, которая была дана изначально, с первыми скрижалями, — вовсе не та, которую мы имеем сейчас.

Вот это да! Правда?!

Из других источников вытекает, что необязательно. Так, согласно многим из них, все будущие толкования и выведенные законы содержались в Десяти заповедях, провозглашенных на Синае — а тогда еще планировалось дать первые скрижали.

Так была ли разница между той Торой, которая давалась нам изначально, и той, которую мы в конечном итоге получили?

Торы для разных душ

Объясняет автор книги «Ор Гедальяу». Конечно, сам контент Торы был тем же. Но иным был путь его познавания и обретения.

Ибо у каждого еврея есть свой удел в Торе. Соответствующий его душе. Она дается евреям каждого поколения так, как их душа может воспринять. Поэтому с Торой происходит то же, что и с душами евреев: меняются они, и соответственно меняется форма, в которой им дается Тора. Подход к ее изучению, путь освоения.

Какой путь у нас сегодня? По большому счету, через Устную Тору. То есть Письменная Тора, хотя мы исправно ее читаем, каждую неделю по главе, мало что нам сообщает, если читать без комментариев. Некоторые ее слова и утверждения сами по себе кажутся бессмысленными, невнятными, противоречивыми. Нужны комментарии, чтобы объяснить даже простое значение. А уж если хотим узнать конкретные законы или анализировать их структуру, то надо изучать Талмуд и книги по галахе: Шульхан Арух, Мишна Брура. Из Письменной Торы мы всего этого сами не выведем.

Предыдущие поколения мудрецов все-таки выводили. Но с помощью особых методов толкования. И спорили между собой о том, как именно толковать. Ибо можно по-разному. А мы уже утратили то чувство и умение толковать теми методами. Но по-прежнему спорим — о том, что означают слова тех мудрецов предыдущих поколений, записанные в Талмуде. Каждый может анализировать их утверждения и сформулированные ими законы по-своему, строить теории о том, как устроены эти законы и их система (разумеется, по правилам, которые надо усвоить в процессе обучения).

Такова Тора вторых скрижалей.

Но Тора первых скрижалей была иной. Евреи, которым она была дана, могли читать Письменную Тору и из нее понимать все. Без особых методов толкования и обсуждений. Ее текст был для них, как карта, на которой все сразу видно и понятно, без лишних слов.

Но почему?

Раскол души и Торы

Потому что иной была их душа. Это была еврейская душа до греха тельца.

Ведь, как уже говорили, грех тельца стал, по сути, повтором греха Адама. То есть аналогичным скатыванием души с высшего уровня. Этот уровень евреи обрели, поднявшись по духовной лестнице от Исхода из Египта к Дарованию Торы, и тогда, по словам Талмуда (Авода Зара 5а), стали бессмертными, как изначально Адам. А потом вновь скатились.

Но при этом, что тоже обсуждали, «траектория» была не просто подъем, а за ним спуск. Египетское изгнание означало отклонение еврейской души от духовного центра — равновесия, «золотой середины» — во все четыре стороны. Исход из Египта — отталкивание от них и начало возвращения к центру, каждая душа со своей стороны, преодолевая свой «крен». Таким образом, все поднимаются на «гору», но каждая со своей стороны, идут таким «конусом».

Дарование Торы — достижение вершины — и единства. Поднявшись с разных сторон, сошлись в одной, высшей точке.

Но там, к сожалению, не удержались. Поклонившись тельцу, снова скатились.

И не только скатились, но и раскололись.

Ибо одно с другим связано: поклонение Единому Б-гу создает и единство в народе, общая цель объединяет, а поклонение идолам (и идеологиям) создает раскол, так как идолов много, и поклонники каждого отрицают других. Вот и когда поклонились тельцу, сказано (Шмот 32:4): «Вот твои божества, Израиль», во множественном числе. Как уже упоминали, мудрецы (Санедрин 63а) толкуют: хотя в Торе упомянут один телец, на самом деле там было много божеств (и идей).

Поэтому скатились в разных направлениях — опять, каждая душа в свою сторону.

В результате каждая снова стала смотреть на Центральную истину только со своей точки зрения, а другие не видеть. И между взглядами появились противоречия.

Ибо теперь эти души были вновь связаны с Древом Познания — совокупностью ветвей вокруг Древа Жизни, каждая из которых, если откололась от других и не уравновешивается ими, отклоняется слишком далеко.

И, соответственно, такой стала и Тора, которая подходит для этой души. Центральная истина ей видна нечетко, ее приходится выводить с помощью толкований и размышлений — каждому своим подходом, со своей точки зрения, своей логикой. Отличной от других. Вот и получается множество подходов и мнений — множество «Устных Тор» — ветвей, произрастающих из Письменной. Центральной. Которая одна.

Но поэтому изначально, когда евреи достигли уровня Адама и единения, централизации души, ей стала подходить именно такая Тора. Тому, кто в центре, раскрывается уникальный вид на все стороны дела одновременно. На все аспекты Истины. Причем не только на их различия, но и на то, как все они сходятся воедино и образуют общую систему.

Именно такой вид раскрывался евреям до греха тельца при чтении Письменной Торы. Они в ней видели все, как на ладони, как на карте, без лишних слов.

И именно такую Тору представляли первые скрижали.

Но в результате греха тельца эта общая душа была разбита на составляющие, которые разлетелись, кто куда, утратив каждая ту уникальную перспективу.

Поэтому и скрижали были разбиты — утрачена та уникальная, единая, центральная Тора, вместе с уникальной, единой, центральной душой, которой она была дана. По словам некоторых комментариев, эту души и были воплощены в скрижалях: на них были высечены слова заповедей так, как должны были быть «высечены» в еврейской душе.

И пришлось изготовлять новые скрижали — воплощающие иную еврейскую душу, для которой уже нужна была иная Тора.

Многабукаф

Но разве до греха евреи были полностью едины? Ведь они все-таки были разными личностями, а значит, у каждого был свой взгляд, не так ли? Да и если бы они были одинаковыми, одного человека было бы достаточно. Зачем столько людей с одним и тем же восприятием, одной и той же Торой?

Ответ такой: конечно, каждый был уникальным. И имел свой взгляд на Тору. Но тогда разные взгляды не противоречили друг другу, а дополняли друг друга. Тора была, как одна большая карта, и каждый четко видел свою часть — и вместе они дополняли друг друга, как идеально слаженная команда, каждый поставлял свою часть «мозаики».

В этом смысл утверждения мудрецов, что 600000 букв Торы соответствуют 600000 душам евреев, которые ее получили. Каждый видел свою «букву» Торы, четко, а все буквы вместе сочетались в единую Письменную Тору.

Тогда как после греха каждая еврейская душа уже не представляет букву, которую видит, а мнение, которое имеет. И здесь, как известно, два еврея — три мнения…

И ты еврей, и ты прав

Теперь можно понять комментарий Маараля (Тиферет Исраэль 56) к утверждению Талмуда (Шабат 138б), что в будущем невозможно будет найти четкий закон в одном месте. То есть у каждого мудреца будет свой взгляд на Тору, и по каждому вопросу будут споры, без четкого заключения в соответствии с одним или другим мнением.

Что и имеем сегодня.

Почему так?

Объясняет Маараль: Тора неразрывно связана с евреями, представляет с ними единое целое (Тора ве-Исраэль хад у), и с ней происходит все, что происходит с ними. Поэтому стало невозможно найти одно четкое мнение по законам Торы в одном месте — потому что невозможно найти одно четкое определение еврея.

Ведь кто такой еврей? Как он выглядит? Можно нарисовать один, однозначный портрет? Или, сегодня, дать одну фотографию?

Нет, нельзя. Ашкеназский еврей выглядит так, сефардский — иначе. Литовский так, хасидский или йеменский — по-другому. И цвет кожи у них часто несколько разный, и костюм, да и характер.

Кто же из них «истинный еврей»?

Каждый!

Нет одного определения.

Вообще-то есть — но, как уже говорили, это скорее определение евреев как целого мира. Поэтому, как невозможно дать один портрет «человека», так и «еврея». Один белый, другой темнокожий, один в пиджаке и шляпе, другой в чалме.

Поэтому и Тора такая: нет одной, определенной, есть множество разных. Поэтому каждое мнение мудрецов — правильное. Оба правы! «И те, и другие — слова Б-га». Буквально. Как повествуется в Талмуде (Гитин 6б): один из мудрецов получил возможность выяснить, что же говорит Б-г по поводу спора между мудрецами раби Эвьятаром и раби Йонатаном. Оказалось, что Б-г занимается данной темой и повторяет: «Мой сын Эвьятар говорит так, а мой сын Йонатан — так!» То есть Сам Б-г на Небесах озвучивает не одно мнение, которое «на самом деле единственно правильное», а те же разные мнения, какие озвучиваются мудрецами на земле!

И вопрос при обсуждении любой темы Торы — это не «что сказал Б-г изначально на Синае», а «что говорит Б-г теперь», устами Своих мудрецов. Отсюда и ответ: Он говорит так, как говорят они оба.

Каждое поколение должно было забыть Тору?!

Теперь сумеем прояснить и другой вопрос, связанный с этой темой. Так или иначе, множество мнений образовалось потому, что Тору начали забывать. Последующие поколения не помнили закон, ясный для предыдущих, отсюда и споры.

Но как такое возможно? Ведь Тора передавалась из поколения в поколение, и как могли ученики забыть то, что поведал им наставник?

Нет, забыть-то по-человечески можно, но в те времена люди в целом были мощнее, и память у них была лучше. Не было тогда никаких способов чего-либо записывать, кроме как на пергаменте, не было сегодняшнего изобилия бумаги и удобства ее хранения, не говоря уж о цифровых технологиях. И даже век-два назад все было по-другому. Например, чтобы услышать музыку, надо было идти на концерт или самому ее играть, не было никаких проигрывателей или плееров, чтобы можно было ее сколько угодно крутить. И воспринимали, и запоминали с первого раза, неидеально, но гораздо лучше, чем мы.

Так что в те времена ученики запоминали слова наставников хорошо, и потому что выбора не было, и потому, что внимали жадно.

И при всем при том забывали?

В то же время, по словам Талмуда (Эрувин 54а), если бы не разбились первые скрижали, Тора бы так не забылась. Но почему? Разве человек был бы другим по природе?

Теперь нам прояснилось, что обилие мнений по поводу законов Торы — это результат распада общей еврейской души на составляющие в результате скатывания с уровня Адама

А ведь душа Адама, изначально всеобъемлющая, была в результате греха разбита не только на разные народы, но и на разные поколения. И еврейская душа тоже, как мы обсудили, была всеобъемлющей до греха тельца, но в его результате разбилась подобным образом на разные поколения еврейского народа.

Но поэтому у каждого поколения должна была быть своя Тора!

И так оно и есть. Легко увидеть, что не просто появились споры там, где их изначально не было. Весь стиль и подход со временем меняются. Танаи записали Мишну в одном стиле, уже отличном от стиля Пророков, амораи в Гемаре обсуждают Мишну и спорят между собой в другом стиле, комментарии к Гемаре обсуждают ее и спорят между собой в третьем стиле, и так далее. Каждый также задает вопросы своего типа и дает своего типа ответы. Мы можем понимать их логику, да и то далеко не всегда, и даже когда понимаем, сами часто задаемся другими вопросами.

Но все эти «Устные Торы» произрастают из одного источника — из Письменной Торы, как ветви из центрального ствола, окружая его, получается, и в пространстве, и во времени.

Поэтому рав Цадок (Цидкат а-Цадик 90) пишет: как изменяются от одного поколения к другому души, так меняется и Тора, то есть каждым поколением мудрецов вырабатывается и обновляется Устная Тора.

Теперь понятно, почему каждое последующее поколение забывает Тору предыдущих поколений — не полностью, конечно, но отчасти. Это необходимо для того, чтобы оно выработало свою Тору, не полностью отличную, но в достаточной степени, чтобы она была его Торой. Чтобы выработанные им идеи и анализы по праву назывались хидушим — буквально «инновациями». Чтобы было возможно такое чудесное явление: Тора, одновременно и древняя, и новая, и данная Б-гом, и выработанная человеком. Древними мудрецами — и нами!

Забыли или изменились?

Поэтому можно сказать и больше. Сам процесс «забывания» вовсе не обязательно означает буквально, что у людей что-то выпало из головы. Что забыли Тору, как стих, который знали наизусть, а теперь не вспомнят.

Нет, дело и в другом. Как сказано, Тора — не просто информация, слова. Это подход к изучению, логика мышления и анализа. А эти функции отражают саму душу человека, его корень. Поэтому изменение стиля изучения Торы отражает изменение самой души. В связи с ее принадлежностью к другому поколению. Это изменение приводит к иному подходу, в результате чего вырабатывается иная Тора, несколько отличная от Торы предыдущих поколений. На основе того, что ему передано, но своя. Другая «школа».

Именно так объясняет существование спора мудрецов автор книги «Ор Исраэль»: несмотря на то, что в каждом споре всем могут быть известны факты и логические доводы в пользу обеих сторон, тем не менее, каждая из них придерживается своей позиции. Ибо в конечном итоге важны не только и не столько факты и аргументы, сколько их взвешивание (то что мудрецы называют шикуль даат). В пользу одной стороны может быть больше фактов или аргументов, и в глазах тех, кто ее придерживается, они перевешивают. Или чисто арифметическим большинством, или «критической массой». Но в глазах оппонентов может оказаться решающим один аргумент или факт, и он перевешивает все остальное. Или несколько фактов, но ключевых, критических. Потому и спорят.

Такова причина наличия разных мнений по поводу одних и тех же данных, которые известны всем. Разных мнений и в пространстве, и во времени.

В этом плане представляется, что изменение души со сменой поколений подобно изменению души каждого человека со сменой этапов его жизни.

Ведь сам человек тоже меняется. В молодости он такой, в зрелости уже несколько иной. Тот, да не тот. Что-то остается, какие-то базовые черты характера, но что-то и меняется. Под влиянием нового полученного знания, опыта жизни, произошедших событий, оказавших на него воздействие. Что-то его воодушевило, что-то разочаровало, возмутило, обожгло, травмировало. Научило. «Кто не был в молодости либералом, тот подлец, кто не стал в зрелости консерватором, тот дурак». Действительно, оборачиваясь назад и вспоминая о некоторых эпизодах юности, человек часто восклицает: какой же я был дурак! Как я мог так поступить! И что обо мне подумали!

При этом он не обязательно забыл факты своей жизни. Он часто все помнит. Но изменилось то, как он взвешивает эти данные. Если бы он сейчас был там, он бы все взвесил иначе и поступил по-другому. «Забыл» он только, каково быть в той шкуре тогда. Каково быть тогдашним им. Теперь он не понимает самого себя. Тогдашнего. Ибо сейчас он уже не совсем тот.

Временно разбитые скрижали

Теперь понятно, почему, если бы не разбились скрижали, не стала бы забываться Тора.

Ведь «забывание» Торы каждым последующим поколением происходит ради того, чтобы оно выработало свою Устную Тору, свой подход к Письменной. Соответствующий своей душе. Но все эти разные поколения с их душами появились потому, что распалась общая, всеобъемлющая еврейская душа поколения, получившего Тору. Разбились скрижали, воплощающие ее.

Но если бы не было греха, и скрижали не разбились, и душа не распалась, она осталась бы всеобъемлющей и включала бы в себя души всех последующих поколений. И такой же была бы ее Тора. В том состоянии не было бы надобности в «забывании». Все составляющие были на месте и сочетались в одно целое без противоречий и без необходимости одному уступать место другому.

И в конечном итоге все эти составляющие вновь соберутся воедино, как соберется воедино общая душа. Которая, получается, только временно разбита.

Поэтому и разбитые первые скрижали не были выброшены, а сохранены в ковчеге (Бава Батра 14б). Та Тора не полностью потеряна, она ее восстановится, но пока что каждое поколение наделено ролью — выработать свою часть. Чтобы в конечном итоге все они сошлись воедино.

Займемся же внесением своей лепты в этот исторический процесс восстановления первых скрижалей!

Теги: Тора, Дарование Торы, 17 тамуза, Адам, споры, Пост, Золотой телец, идолопоклонство, Древо Познания, История еврейского народа, Скрижали завета, единство еврейского народа, Бейн аМецарим, Египетское рабство, Месяц Тамуз, Письменная Тора, Устная Тора