Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Кто мудр — тот, кто учится у каждого человека»Пиркей Авот 5

«Новые хамские»

Отложить Отложено

«Праздный класс» прошлого

Еще одна интересная статья тут мне попалась, экономиста Владислава Иноземцева. Согласно ее заголовку, «Отношения между богатыми и бедными радикально изменились».

За последний, то есть, век.

В 1899 г. вышла книга тогдашнего экономиста Торнстейна Веблена «Теория праздного класса», в которой автор доказывал хозяйственную ненужность высших слоев общества.

В ту эпоху основной труд совершался крестьянами, затем и рабочими. Они производили еду и товары, а высшие слои их нанимали, а то и владели ими. Пользовались их трудом, но оплачивали не очень хорошо. Другими словами, эксплуатировали. Ой, как-то звучит... Так ведь идеи коммунизма не с неба свалились и даже не в России зародились!

Впрочем, если говорить о России, достаточно немного почитать хотя бы «Евгения Онегина». Пушкин сам дворянин, но свой класс обличает безжалостно. То показывает светское питерское общество, то московское, то помещичью деревню, и везде предстает картина именно что «праздного класса».

Чем занимаются эти люди, пока крестьяне для них хлеб выращивают? Либо глупостями, либо ничем. От скуки маются, не знают, куда себя девать.

«Он три часа по крайней мере/пред зеркалами проводил». Предыдущий владелец поместья «лет сорок с ключницей бранился, в окно смотрел и мух давил». И еще много в том же духе. И о пустых разговорах и сплетнях. «В бесплодной сухости речей/расспросов, сплетен и вестей/не вспыхнет мысли в целы сутки… И даже глупости смешной/в тебе не встретишь, свет пустой».

Неудивительно, что Пушкин, в отличие, скажем, от Достоевского, был очень удобен для советской власти. Таких пустых и никчемных людей, по сути, весь дворянский класс, не грех и расстрелять. А то какой в их жизни толк? Ну, или, по крайней мере, отобрать и поделить. А то почему крестьяне и рабочие должны ради них потеть? Бездельники и нахлебники. Не знаете, чем заняться - вот, серп и молот в руки, кто не работает, тот не ест.

Но и до того, как отобрали и поделили, что интересно, дворяне вовсе не обязательно наслаждались финансовой стабильностью. Нет, они беднели и даже разорялись, отчасти потому что крестьянский крепостной труд имел низкую производительность, а отчасти потому, что «истинно дворянским» поведением считались траты не по средствам. Иначе ты не человек. Результат: «Долгами жил его отец/Давал три бала ежегодно/и промотался наконец».

Так что вообще получается поразительная картина: крестьяне на них работают, а они все равно не блаженствуют: и скука, и финансовая несостоятельность. Ну и жизнь… Зато господа.

Кто был трудящимся ничем…

Но ничего, за последний век эту проблему стали действительно решать, самым энергичным образом. В России - известно как. На Западе - научившись на эксперименте над «страной, которую не жалко» (по выражению Бисмарка), - переходом к социал-демократии. Не радикально все отобрать и поделить, но ввести систему налогообложения и пособий, которая заставит богатых частично делиться.

И вообще соблюдать права бедных тружеников. За это боролись левые партии и во многом добились своих целей.

Но в то же время произошла реструктуризация всей экономики.

Если раньше бедные работяги были нужны для произведения пищи и товаров, то технологический прогресс во многих случаях сделал низкоквалифицированный труд ненужным. За людей теперь трудятся машины. На одном этапе по мере роста экономики бедные слои тоже становились более преуспевающими, «средним классом», но теперь, теряя свои рабочие места, они вновь становятся бедными - но при этом еще и ненужными. Кто может, идет в сферу услуг, но она не резиновая.

«В США на это ответили созданием миллионов бессмысленных рабочих мест - так, во многих штатах нельзя самостоятельно заправить машину без помощи «специально обученного» человека. Но в Европе установилась хронически высокая безработица. Ко всему этому добавилась миграция: под ее влиянием конкуренция на рынке труда обострилась еще больше».

С другой стороны, богатые уже давно не такие бездельники и нахлебники. «Более 92% американцев, входящих в 1% граждан с наиболее высокими доходами, работают, а не живут на процент с капитала или доходы от недвижимости… 8 из 10 самых дорогих корпораций в мире - высокотехнологичные компании, созданные не столько трудом [рабочих, эксплуатируемых владельцами], сколько изобретательностью и знаниями их основателей. Из 20 самых богатых людей Америки лишь 3 в некоторой степени воспользовались предпринимательскими успехами родителей, тогда как 17 заработали свои состояния с нуля».

И роскошествуют они не слишком. Билл Гейтс, конечно, не бедствует, но «главной статьей его расходов являются не яхты и самолеты, а вклады в фонд, борющийся с малярией и другими инфекционными заболеваниями (общая сумма личных пожертвований в него составила $39 миллиардов)».

В целом на все 180 развернулся поток благ. Если раньше он шел от крестьян и рабочих к богачам, то теперь наоборот. «В 1910 году бюджет США составлял 2,2% ВВП, Великобритании — 8,2%, Франции — около 10,5%. По итогам 2019 года эти показатели достигли 20,8%, 39,3% и 55,6%. При этом большая часть расходов (48,4%, 50,5% и 57,4% соответственно) направляется на финансирование социальных программ. Только за последние двадцать лет рост ассигнований на эти цели в развитых странах превысил 50%». А бюджет государств - это ведь собранные налоги. А их платят в основном богатые: «В США по итогам 2018 года 44% взрослого населения не платили никаких федеральных налогов, в то время как разного рода пособия выступали значимым источником дохода более чем 21% совершеннолетних граждан».

…тот станет праздным ничем

Из всего сказанного поразительный вывод: «Иначе говоря, в начале XXI века прежние представления переворачиваются с ног на голову: праздный класс, которого раньше все искали в элитах, перемещается вниз. Он теперь не шикует, скорее, бедствует - но от этого не становится менее праздным».

Прямо как прежние дворяне! Другие на них работали, обеспечивали всеми благами, а они все равно разорялись. А теперь элиты работают на бедных и обеспечивают их. Но те все равно едва справляются с затратами. Ведь, несмотря на бедность, они тоже должны вести «достойный» образ жизни. Ну, не три бала в год устраивать, но и не нищенствовать, не жертвовать элементарными благами, которыми наслаждаются «все».

А также, как сказано, прежние дворяне не знали, чем заняться, куда себя девать, были невостребованными, «лишними людьми». Теперь и это становится чертой нового праздного класса: «Появление значительной части общества, деятельность которой остальному обществу пока не очень нужна (а в перспективе окажется не нужна вообще), порождает колоссальное социальное отчуждение. Массовые протесты низших классов сегодня подчеркивают простую истину: лояльность этих людей невозможно купить за деньги. Им нужна востребованность, которую сложно обеспечить в современных условиях».

Зато господа.

По факту.

Теперь не они должны (справедливо или нет), а им должны.

Теперь левые партии, добившись успеха в борьбе за их права, как водится, пошли дальше. «Если раньше традиционные левые боролись за интересы людей труда, которых эксплуатировали буржуа, то теперь акцент сильно сдвинулся в сторону любых бедных и несчастных - в том числе и тех, кто никогда не стремился работать. Сейчас все больше говорят не о справедливой оплате за труд, а о проблемах безусловного базового дохода».

А также в плане морали и идеологии они теперь законодатели мод. Так, несмотря на всю свою, вроде бы, никчемность, дворянский класс все-таки что-то произвел - хотя бы того же Пушкина и ему подобных. Культуру и идеи. «На протяжении предшествующей истории «праздный» класс генерировал определенные смыслы и ценности, в том числе и те, которые впоследствии приводили к гуманизации и развитию общества»

Но «новый праздный класс таких ценностей не создает. В результате общество вынуждено (в связи с устоявшимися представлениями о равенстве и правом на политическое участие) все более активно учитывать требования нового праздного класса, сколь бы абсурдными они порой ни являлись, — и итогом этого движения может быть лишь постепенная деградация».

Сопровождает статью красноречивая карикатура: нищему на улице хочет подать состоятельный человек, а получатель орет: «В очередь!» - указывая на целую группу других желающих ему подать.

Как на все это смотреть?

От Йефета к Хаму

Уже много, может даже слишком много сказано тут у нас о переходе господства за последний век от Эйсава к Ишмаэлю. О том, как перевернулся мир, как правота перешла от Запада, от сильных, от мужчин, к Востоку, к слабым, к женщинам. Что поделаешь, мир все тот же, история и текущие реалии те же, так что действительно все должно стыковаться.

Но в данном случае можно взять шире и поговорить не только об Эйсаве и Ишмаэле.

Обратимся к комментарию Нецива к словам Торы: «Эти трое [Шем, Хам и Йефет] - сыны Ноаха, и от них расселилась вся земля» (Берешит 9:19). По словам Нецива, это означает не просто, что от тех трех сыновей Ноаха произошли все народы, но что по всей земле можно найти людей каждого из этих трех типов. То есть, даже в местах, где в основном живут потомки Йефета, можно найти и тип Хама, и наоборот.

А именно: в любой стране существуют простые люди, занятые физическим трудом, но мало соприкасающиеся с культурой - крестьяне, потом рабочие. Это тип Хама. Есть также интеллектуалы, которые с культурой соприкасаются, но при этом могут быть оторванными от остального народа. Это тип Йефета. Наконец, есть «Б-жьи люди», которые стремятся к близости к Б-гу и посвящают этому свою жизнь. Это тип Шема.

Итак, три сына Ноаха - это не только предки разных ветвей человечества и его рас, но и разных классов и прослоек любого человеческого общества.

В этом свете становится более понятным предсказание Ноаха, что потомки одного из сыновей Хама будут рабами. Имеется в виду не только рабство, в котором долгое время находились многие из произошедших от него народов, но и рабство, которое царило во всем античном мире, включая «демократическую» Грецию, а также и крепостное право, которое во многих странах оставалось в силе для крестьян до сравнительно недавнего времени. В России оно было отменено в те же 1860-е годы, что и рабство чернокожих в Америке.

А что произошло с тех пор?

С одной стороны, действительно повысилась социальная мобильность, кто был ничем, тот, ну, необязательно стал всем, но хотя бы шансы увеличились.

С другой стороны, никто так и не отменил «закона природы» общества: полного равенства быть не может. Во-первых, потому что остается необходимость в разных типах труда, в т. ч. и в низкооплачиваемом и/или непрестижном. А если местные жители по этим причинам отказываются браться за такую работу, то на их место приходят мигранты. А во-вторых, как сказано выше, просто недостаточно высокооплачиваемых рабочих мест на всех, и даже низкооплачиваемых тоже. Таким образом, ниша малоимущих слоев остается заполненной.

Не везде одними и теми же людьми. Так, в России, после всех ее революций уже не отличишь, и не важно, кто происходит от крепостных, а кто от их господ. И то расслоение, что есть, - уже «новые богатые» и «новые бедные» (по выражению еще одного аналитика). Или в Бразилии, где неравенство очень сильное, в то же время, хотя в прошлом были черные рабы, теперь налицо целый спектр цветов кожи, «все оттенки кофе с молоком, чая с молоком и какао». То есть произошло полное перемешивание.

Тогда как в Америке за то же время граница осталась весьма очерченной, и диффузия незначительной. И бывшие рабы в своей массе остались во многом отдельным обществом, с характеристиками, отличными от остальных. Таковыми они воспринимаются и недругами, и самими собой, у них своя коллективная идентичность и солидарность - и коллективная обида. Во многом отсюда и нынешние протестные настроения - ощущение, что «ничего не изменилось», что их по-прежнему угнетают и зажимают - и даже убивают.

Но с третьей стороны, теперь к этим людям перешло моральное господство. И чувствуют себя вправе выдвигать всевозможные требования. И интеллектуальная элита на их стороне, и идеология подводится под объявление их святыми и всегда правыми. Даже кланяться им теперь надо.

А работать им теперь необязательно - или все равно нечем было бы заняться, даже если бы захотели.

И получается теперь новый тип Хама. Прежний по крайней мере был работягой, который трудился много, а получал мало. Это был еще Хам в хорошем смысле слова - человек, необходимый обществу, который по силам вносит в него свой вклад и потому заслуживает заботу о своих правах.

Новый же Хам не хочет работать, но думает, что все ему должны, и готов буянить и устраивать беспорядки, и закон ему не писан. Вот уж точно Хам!

Если раньше он производил материальные блага для Йефета, а тот мог по крайней мере в определенных случаях производить интеллектуальные и культурные блага, красоту (йафе), то теперь Йефет производит и то, и другое (насколько может - уровень культуры после наступления господства Ишмаэля упал), а Хам…

А Хам теперь во многом попал под влияние родственного ему Ишмаэля.

В «семье народов» Хам - в целом юго-восток, «третий мир», который раньше эксплуатировался Западными колонизаторами, а за последний век обрел независимость и моральную правоту, как бывшая жертва эксплуатации и расизма. При этом его жизнь остается нелегкой, и ему по-прежнему приходится трудиться много, а благ получать мало. Но Ишмаэль-араб, тоже юго-восток, но не весь, нагло сел в «кресло председателя» того мира и объявил себя главной жертвой расизма - со стороны Израиля, конечно. Хотя как раз его так не колонизировали и не порабощали. Не важно - теперь большинство осуждающих резолюций ООН направлено именно против Израиля, у Ишмаэля здесь «автоматическое большинство» - все члены клуба Хама. Успешно их натравливает.

Вот и на другом фронте, где вместо эксплуатируемых работяг появляются дикие, разнузданные бездельники, это уже Хам, попавший под влияние Ишмаэля. И борцы за равноправие всех бедных и несчастных на Западе также болеют душой за «бедных и несчастных» палестинцев.

Хотя на данный момент, слава Б-гу, им относительно не до Израиля - своих полицейских сначала надо заклеймить, нейтрализовать и поставить на колени, и свои памятники сбросить.

Что ж, надо полагать, меньшее из зол…

Как заметил один израильский дипломат по поводу помешательства вокруг Греты Тунберг: для Израиля это хорошо. Ибо левые должны быть на чем-то помешаны, так лучше уж на ней и на климате, чем на «израильском расизме».

Так что желаю им максимально долгой занятости всеми этими важными делами. Пусть грызут те кости, а наши будут целы.

Теги: Цдака, Израиль, Политика, Благотворительность, америка, Актуалия, милосердие, Россия, Эйсав, Ишмаэль, Революция, Шем, Хам, Яфет, Богатство