Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Пружина карантина

Отложить Отложено

Раздробленная общая лодка

«Друзья, в эти непростые дни мы должны быть как можно дальше друг от друга!»

Такие ходят в эти дни шутки по поводу карантина и социального дистанцирования, которое вынуждены соблюдать столь многие люди на планете из-за коронавируса.

Действительно, в людском восприятии это взаимное отдаление лишь усугубляет обрушившуюся на мир беду. Обычно общая угроза естественным образом сплачивает людей, даже тех, кто в принципе чужд, а то и враждебен друг другу. На фоне большого, «чужого» врага все взаимные причины для отчуждения блекнут; «крепостная стена», отделяющая нас от осаждающего врага, в то же время объединяет всех, кто находится внутри.

Да и на практике легче бороться с врагом сообща, поэтому даже те, кто в другое время конфликтуют между собой, могут сформировать ситуативные союзы. Даже Западные державы и СССР, в принципе несовместимые, вошли в коалицию, когда общим врагом стал Гитлер. И физически в конвенциональной войне грамотнее воевать, собрав силы в «кулак», которым пробивать «броню» или «оборонные рубежи» противника, нежели разрозненными малыми силами.

И психологически люди чувствуют себя комфортнее и безопаснее, когда окружены «своими». Тогда каждый как бы служит для другого частью защитной оболочки. Человек ощущает себя не одиночкой, оголенным со всех сторон и уязвимым, а частью чего-то большого, «внутри» него. (А в физической схватке часто так оно и есть.)

А тут тебе - нет, наоборот, нельзя собираться вместе! Конечно, физически именно потому, что враг, если он здесь, внедрился внутрь людей, и остановить его может как раз не их сближение, а отдаление. Но психологически трудно, противоестественно.

И здесь, в комментах, несколько людей поделилось чувством, что это взаимное отдаление вызывает у них ассоциации со Сдомом, что оно противоречит еврейской любви и сплоченности.

И что же?

Как Сдом?

В отношении Сдома на самом деле все просто. Все приведенные в комментах примеры касались того, что в Сдоме были реально против милосердия, оказания помощи, поддержки беднякам. А этого сейчас никто делать не запрещает. Одно дело - физически дистанцироваться, другое - не оказывать помощи.

Ведь и в обычное время тот, кто находится физически далеко от человека, например, живет в другом городе или в другой стране, вполне может что-то послать ему по почте или перевести деньги. Вот и те, кто находится рядом, могут так послать или передать. Можно доставить что-то к двери, а человек возьмет, только непосредственно передавать не следует.

Более того, когда речь идет буквально о милостыни беднякам, мудрецы (Рамбам, законы милостыни 10:8) отмечают, что именно так ее делать лучше! Ведь когда человек подает милостыню бедняку непосредственно, во-первых, бедняк испытывает некоторое унижение перед благодетелем, что вот, он бедный и беспомощный, и вынужден принимать от благодетеля подачку. А во-вторых, благодетель получает наслаждение от того, что бедняк ему благодарен, что говорит ему, какой он добрый и хороший. Если же благодетель оставляет милостыню у двери, и бедняк, получая, не видит благодетеля, то и бедняк не унижается, и благодетель не получает иного наслаждения, кроме как осознания самого факта, что теперь бедняку легче. Поэтому по качеству такой акт милосердия выше! В большей степени во Имя Небес, из альтруизма, без примеси корыстных мотивов. (Конкретно Рамбам говорит о ситуации полной анонимности: бедняк даже не знает, кто ему дал, а благодетель - кому дал. Но он же отмечает, что тут много уровней, а идея явно в том, что чем меньше личного наслаждения получил благодетель, и чем меньше унизился бедняк, тем лучше. Поэтому даже если они друг другу известны, заочно лучше, чем непосредственно.)

В Сдоме сделавшую доброе дело дочь Лота зверски убили. Сегодня таких, разумеется, только поблагодарят. В репортажах новостей отмечается, как своей жизнью рискуют не только врачи, находящиеся на передовой, но и обычные доставщики. Как раз сейчас их роль становится особенно великой, в связи с тем, что столь многие перестают ходить по магазинам и вместо этого делают заказы с доставкой на дом. Так, доставщики оказываются «в зоне боевых действий», «под огнем», их профессия становится в ряд «опасных», как у полицейских, солдат или пожарных, и отношение к ним соответствующее. Тем более, к человеку, который делает людям милость не по долгу службы, а по доброй воле, волонтеру.

Как нида

Зато представляется, что можно провести параллель с другим явлением, упомянутом в Торе: «нида» - статусом женщины во время месячных (до ее окунания в ритуальном бассейне микве) и связанными с этим законами.

На этот период супругам не только запрещено иметь интимные отношения, но и предписано соблюдать целый ряд ограничений, известных как архакот - «отдаления». Например, нельзя спать в одной кровати, дотрагиваться друг до друга, напрямую передавать вещи. Также, следует воздерживаться от романтических прогулок и поездок, свести отношения скорее на уровень любви между братом и сестрой. И так далее.

Формально цель этих законов - как и во многих случаях раввинских постановлений, предохранить людей от нарушения законов Торы, чтобы даже не приближались к этому. Как вокруг очага опасности создают целую зону, в которую запрещают людям вступать, чтобы не подвергались даже риску.

Какой ужас, - можно было бы подумать! Разве хорошо так осложнять жизнь любящих друг друга людей, создавать такие раздражающие преграды между ними?

На первый взгляд этот закон может действительно показаться неприятным.

Однако Талмуд (Нида 31б) представляет совершенно иной взгляд. На вопрос, почему Тора установила период нида с его законами, раби Меир отвечает: чтобы жена была мужу дорога!

Если бы она была постоянно ему разрешена, - она бы ему надоела! Благо, которое есть всегда, не ценится. Воспринимается, как должное, и физически приедается. Вкус, даже самый сладкий, притупляется. Для острых ощущений и сильных впечатлений, для произведения эффекта нужно что-то новое. То, чего не было раньше.

Поэтому для того чтобы супруги были друг другу до́роги, чтобы в любви сохранялся огонь, должен быть период, когда им друг друга не хватает. Поэтому Тора и установила такой период. Нет, не полной вынужденной разлуки, а таких вот барьеров между ними. Пусть постоят по разные стороны от них - и подумают о том, как здорово будет, когда эти ограничения будут сняты. Протянут друг к другу руки.

И когда барьер будет убран, тогда… Как продолжает Талмуд, тогда жена будет для мужа, как невеста в брачную ночь. Тогда воссоединение по ощущениям станет «мини-свадьбой». Они не просто соединятся, сойдутся - они падут друг другу в объятья с разбегу. Как пружина, которую растягивали и так держали, держали, а потом ррраз! - отпустили.

Как уже обсуждали, так вообще устроен свет: истинное сближение с кем-то или чем-то осуществляется именно путем «прорыва» какого-то барьера, «выплескивания» за прорванную стену, будь то правильное сближение с Б-гом, неправильное сближение с ложными идолами и идеями, или сближение с другим человеком. Поэтому даже внутри каждого отдельного человека Б-г создал определенную «оболочку»: человек естественным образом ощущает, что в «обычной» ситуации должен вести себя «в рамках приличия» и не допускать излишнего проявления и излияния эмоций, неуместного смеха или плача, слез печали или радости. Чтобы когда надо было воистину сблизиться, то это осуществилось путем прорыва этой оболочки. И тогда вода не просто вытечет, а хлынет, выстрелит мощной струей. Тогда сближение будет «с разбегу», бурным и экстатичным - как с Б-гом, так и с человеком. Тогда будет опьянение свободой делать то, что раньше было нельзя, и дорвавшиеся люди будут в этом восторженно купаться и смаковать каждый глоток.

Отойти от перенасыщения

Вот какой нам, в свете сказанного, предоставлен шанс. Да, карантин и в целом взаимное отдаление возводит между людьми раздражающие барьеры, которые пока что приходится терпеть.

Но возможно, это один из тех случаев, где нет худа без добра, и в определенном плане сложившаяся ситуация пойдет нам на пользу.

Слишком привыкли мы друг к другу. Перестали ценить достоинства. Стали больше раздражаться недостатками и критиковать, часто по мелочам и глупостям.

И не только людей.

Слишком привыкли к цивилизации и ко всем ее благам. Те, кто еще жил в советское время, тем более, во время войны, помнят пустые полки и дефицит. Выход оттуда, например, в Западные страны, с их ломящимися от изобилия и разнообразия товаров магазинами, был подобен допуску - на время или насовсем - в рай. А теперь давно ко всему этому привыкли. И к хождению по магазинам за покупками относимся часто с нескрываемым раздражением. Как к досадной обузе. Да, по тем самым магазинам с полными полками и безумным выбором между разными типами и сортами всего. А как что не так - громко жалуемся, скандалим.

Слишком привыкли мы к глобализованному миру с наполовину, а то и почти полностью стершимися границами, где легко можно сесть на самолет и улететь в другую страну. Состоятельные люди так летали, как на дачу ездили, да и люди более скромного достатка время от времени могли себе позволить. Кто на юг, на пляжи, кто по достопримечательностям.

Интересно, что как раз за последний год появилось много сообщений, что такие туристические центры, как Венеция, Барселона, Амстердам и другие, уже достигли своего предела и перегружены, слишком велик наплыв, слишком трудно становится местным, да и самим туристам временами менее приятно. Уже стали думать о том, как бы уменьшить их приток и нагрузку от их толп, вводить какие-то дополнительные пошлины в Венеции, рекламировать другие города, которые были обделены вниманием, не обладая таким «брендом», чтобы как-то перераспределить поток.

В некоторых случаях вышло боком. Например, ряд национальных парков в Америке, в штатах Аризона и Юта решили: неправильно, что люди знают только Большой каньон и едут туда, а другие красоты региона игнорируют. И организовали их рекламу. О чем быстро пожалели: эффективной оказалась реклама, и хлынули люди туда, и… уже взвыли от их чрезмерного наплыва. Не буди туристического лиха…

Да, может быть, действительно наступило пресыщение, и настало время отдохнуть друг от друга как близким людям, так и туристам и местным жителям в подобных местах. Но как ты заставишь людей воздержаться от поездок, как остановишь всю эту индустрию? По-хорошему - никак.

Но вот, оказывается, какой есть способ…

Наконец, мы, религиозные люди, привыкли молиться вместе в наших синагогах. Которые в последнее время во многих центрах стали весьма большими. Да и последователи других религий привыкли к массовым молитвам, в их огромных соборах и мечетях. Все это тоже оказалось под ударом коронавируса.

Что ж, быть может, и к этим массовым молитвам мы слишком привыкли? Может быть, надо немного отвыкнуть - чтобы потом вернуться к совместной молитве с особым жаром и экстазом? Как сказано, истинное сближение должно быть «с разбегу», не только с человеком, но и с Б-гом

Так что потерпим карантин и общее социальное дистанцирование, и постараемся воспринимать эти барьеры, мешающие близости, как пружину, истинная цель которой - быть в конечном итоге отпущенной. Чтобы все смогли вновь объединиться «с разбегу», кинуться друг другу в объятья.

Чтобы не ослабла, а с новой силой воспылала любовь.

Теги: Цдака, семья, любовь, Еврейская семья, синагога, любовь к ближнему, Актуалия, интимные отношения, милосердие, коронавирус, карантин, социальное дистанцирование, нида, законы семейной чистоты, Содом, единство еврейского народа, любовь к Б-гу, секс