Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Властители и технократы

Отложить Отложено

Теоретик - и он же практик?

Славная у нас тут читательская публика собралась. Задают хорошие вопросы по поводу статей, предлагают интересные и важные идеи.

Вот еще один вопрос, от R777, по поводу одной из предыдущих статей, в которой утверждалось, что уже многократно упомянутые нами Йосеф и Йеуда играли роли соответственно интеллигенции и власти. Йосеф - умный и трудолюбивый, но власть была дана не ему, а Йеуде, от которого произошел царь Давид и его династия. Йеуда - лидер, не обязательно интеллектуальный, но решительный, волевой, страстный. Йосефу кажется, что Йеуда рубит с плеча, но сам Йосеф был бы нерешительным - или, если идеологизирован, слишком решительным и бескомпромиссным. Тогда как Йеуда умел и признавать ошибки, и миловать. Поэтому Йосефу-интеллигенту лучше быть советником, как при фараоне, или оппозиционером: подавать идеи или обличать, но самому не вести.

А теперь вопрос: «Йосеф не был советником фараона. Он был именно премьер-министром, при котором фараон устранился и был как английская королева. Йосеф сам организовывал постройку зернохранилищ, сам решал, кому и за что продавать зерно. Т.е. он сам всем руководил и был успешным премьер-министром 80 лет. Один этот факт опровергает вашу теорию, что Йосеф не может быть успешным при власти. 

Далее. Вы немного путаете понятия «лидер» и «управленец»/«организатор». Лидер, обладающий харизмой и страстью, может повести за собой в бой, но вот может ли он наладить процессы в мирное время? Для этого уже нужна не страсть и пассионарность, а ум и системное мышление. Поэтому Йегуда хорош как военный лидер, да и то непосредственно на поле боя, где он может рубать с плеча. А вот хорош ли он как стратег и тактик – большой вопрос. Военному стратегу тоже нужен больше холодный ум, нежели страсть. Тем более в мирное время, когда не нужно бросаться на амбразуру, а нужно спокойно строить государство. Здесь еще нужнее холодный ум, умение планировать, мыслить стратегически и системно. Для этого более подходит Йосеф». 

Итак, может быть, Йеуда, волевой и страстный лидер, хорош только для войны, для того, чтобы вести в бой? А в мирное время уже требуется другой тип власти - организация и управление - и в этом лучше проявляет себя Йосеф? И Йеуда должен де факто отдать ему власть, и остаться лишь «английской королевой»?

Что ж, важные вопросы. Для начала признаем то, что явно справедливо.

Да, Йосеф в Египте проявил себя не только как интеллектуал-теоретик, но и как организатор/управленец-практик. На каждом этапе, начиная с самой продажи. Попав к Потифару, быстро завоевал его доверие как эффективный хозяйственник, которому можно было доверить все и самому больше ни о чем не беспокоиться. Затем то же самое в тюрьме, и, наконец, при фараоне. Начал-то толкованием снов и советами, но затем фараон сказал: ты знаешь, что делать, - ты и делай. И начал делать, с успехом.

Так что организовывать и хозяйствовать Йосеф действительно умел.

Теория - не практика?

Да, но можно преуспеть в обеих. Строить и теории в голове, и зернохранилища в поле. У Йосефа получалось и то, и другое.

Пригоден ли боевой командир к управлению мирным строительством?

В свою очередь, Йеуда не обязательно будет так же эффективен в мирное время, как на войне. В истории много примеров успешных вояк и борцов, которые не стали такими же успешными управленцами. Перечислим лишь некоторых:

В американской гражданской войне 1860-х годов Север в конечном итоге одержал победу, когда его генерал Улисс Грант вторгся в южные штаты и прошел по ним огнем и мечом. Жестко, но эффективно. Но когда впоследствии тот же Грант стал президентом и пробыл два срока, то его правление вовсе не было таким же эффективным и блестящим. Оценивают его по-разному, но в сравнении со многими другими президентами явно не на высоте. Среди прочего, много было коррупции и вынужденных отставок.

Уже в России Ельцин мог встать на танк и успешно противопоставить себя ГКЧП, а затем и добить СССР Беловежскими соглашениями. Для борьбы и ломки он хорошо подошел. (Правильно было или нет - другой разговор, но такую роль он сыграл.) Но организация и мирное строительство новой России - уже не так однозначно. Коррупции точно было много, хотя в России это извечная проблема. Так или иначе, в вопросах налаживания новой системы Ельцин уже не столь хорошо разбирался - и пригласил интеллигентов Гайдара и Чубайса, у которых были идеи, чтобы воплотили на практике. (Опять же, правильность и успех - спорная тема, но мы тут о ролях.) Тут такие люди больше подойдут. Ну, или не такие интеллигентные и более жесткие, но управленцы Черномырдин или Лужков. Лезть на танки - не для таких людей, тут Ельцин сам, но строить новую экономику и хозяйство - им.

Американский коллега Ельцина Клинтон, хотя считается в целом успешным, тоже ворчал: трудно быть великим президентом в мирное время. Во время войны ты можешь пламенно вести в бой, спасать отечество, но в мирное время - куда так пламенно вести и от чего спасать? Управление хозяйством - уже не такая романтика и борьба.

Значит, тут Йеуда уже не к месту?

На коне и на троне

Назначая Йосефа своим премьером, фараон сказал (Берешит 41:40): «Ты будешь над домом моим, и по твоему слову будет кормиться весь мой народ; лишь престолом (кисе) я буду больше тебя».

Как это понимать? Что фараон будет, как теперь английская королева, только формально главой государства, но на практике все будет решать и делать премьер?

Необязательно. В конце концов, привыкнуть к современной идее конституционной монархии у фараона мало было шансов. Да, есть объяснения, почему он вдруг наделил такой властью вчерашнего еврейского раба. Но в то же время, вовсе не факт, что сам он полностью устранился.

Что значит в данном контексте «престол», который фараон сохранит за собой? Что будет просто сидеть на нем, как князь Дундук?

Нет. Объясняет рав Шимшон Рефаэль Гирш (там же): слово кисе - «трон», «престол» схоже по буквам и звучанию словом каце - «конец», «край» и обозначает некую отделенность, пребывание «за краем». А именно - выше окружающей местности. Трон и тот, кто на нем сидит, отделен от остальных и возвышается над ними. «Ибо для истинного главы государства командование армией и ведение ее в бой - не главное дело, им он занимается только во время войны. Главное же - править в мирное время из дворца, а символ этого - восседание над своим народом. На престоле».

И везде символом царской власти является именно престол. Из-за него идет игра, за него борются.

И власть Б-га тоже обозначает именно Его «почетный престол» (кисе а-кавод).

Когда Амалек бросил вызов евреям, а значит, и власти Б-га, Он сказал (Раши Шмот 17:16): ни Имя Б-га, ни Его престол не являются полными, пока не будет стерта память об Амалеке. Таким образом, престол - символ и обозначение самого царства. «Неполный престол» - значит неполное царство и власть.

Итак, только на войне царь ведет в бой на коне. В мирное время он восседает на троне.

Но какой в этом толк?

Хозяин

Во-первых, само восседание царя имеет определенный эффект на подданных.

А то можно было подумать: действительно, на войне нужен лидер, чтобы сплотить народ и повести за собой. Но в мирное время - зачем вообще сплачивать? Каждый гражданин страны сидит у себя дома, «под своей виноградной лозой» (Мелахим I 5:5), и пускай.

Но тогда может создаться впечатление, что каждый может делать, что захочет, даже если это не совсем хорошее дело. И начнется вольница, закон джунглей, борьба всех против всех, анархия.

Поэтому нужно, чтобы над всеми возвышался тот, кто не допустит. Кто, в случае чего, может наказать. Высший авторитет, власть, которую боятся. Как говорится в Поучениях отцов (Авот 3:2): «Молись за мир [стабильность] царства, ибо, если бы не страх перед ним, люди друг друга живьем бы съедали».

Отдавая трон Йеуде, Яаков сравнил его со львом. А что делает лев? Когда надо, дерется и всех побеждает, но остальное время - восседает. Даже возлегает. В такой, царской позе. Вроде бы, никакого активного действия, но сама поза, само присутствие дает чувство: я здесь власть, смотри тут у меня!

Верховный арбитр

Впрочем, царь не только дает чувство присутствия власти и контроля над ситуацией. Он также на практике судит. Он является высшей инстанцией, к которой можно апеллировать.

После того как царь Давид успешно воевал и отразил внешние угрозы, его преемник Шломо мог о них уже не беспокоиться. И что тогда ему делать?

Ответ очевиден из его реакции на предложение Б-га дать ему все, что захочет: «Даруй рабу Твоему сердце разумное, чтобы судить Твой народ, чтобы различать между добром и злом, ибо кто может судить этот многотрудный народ Твой?» (Мелахим I 3:9)

В этом видел свою задачу Шломо - судить народ. Это не был раввинский суд Торы - для того, чтобы быть судьей в нем, Шломо был слишком юн, да и существовали в стране раввинские суды. Нет, царский суд - это когда строго по закону Торы недостаточно оснований для осуждения человека или для улаживания тяжбы, но с точки зрения необходимости для общества это надо решить, возможно, даже кого-то наказать, казнить. Или, наоборот, помиловать. В современном мире президенты обычно не могут кого-то казнить без суда, но помиловать могут.

И Давид тоже видел в этом роль сына, о чем молился в Теилим (72:1 - 4): «О Шеломо. Б-же! Твои законы царю дай и справедливость Твою – сыну царскому, [чтобы] судил он народ Твой праведно и бедных твоих – по закону [справедливому]. … Да судит он [праведно] бедных из народа, помогает сыновьям нищего и подавляет грабителя».

В этом роль царя.

И не только земного, но и Небесного.

Когда наиболее подчеркивается царская власть Б-га?

В праздник Рош а-Шана.

И в чем Его царство проявляется?

В том, что Он восседает на троне (המלך יושב על הכיסא רם ונשא - а-Мелех, йошев аль кисе рам ве-ниса).

И не просто восседает, а судит весь мир: Рош а-Шана считается Днем суда (Йом а-Дин).

Впрочем, как раз здесь демонстрируется еще один важный аспект царства. На этом суде решается не столько, кто получит какое воздаяние за прошлое, сколько кто удостоится какого будущего - какую получит роль. То есть этот суд - определение сущности каждого человека и его места и роли в мире. Назначение на должность.

Правители и назначены

И здесь мы возвращаемся к нашим фараону и Йосефу, и всем остальным.

Да, Йосеф - успешный премьер-министр, менеджер, управленец.

Но его должен назначить фараон. Президент. Йеуда. Который уже имеет власть: он самый сильный и/или победил на выборах и т. д. Обладая властью, он может наделять полномочиями того, кого находит способным проделать необходимую работу, что-то организовать, построить. Йосефа. Сам организатор и хозяйственник не обязательно обладает харизмой, чтобы убедить всех в том, что он прав, что он самый лучший, что за ним нужно следовать, за него голосовать. Но он может успешно организовать дело, уже обладая полномочиями. Поэтому он должен получить эти полномочия у правителя.

И в дальнейшем тоже, если кто-то не согласен с его действиями и выступает против, правитель должен опять его поддержать своим авторитетом и властью. Он остается высшим арбитром, к нему поступают жалобы, и он решает, отвергнуть ли их и поддержать своего назначенца, или принять их - и лишить своего назначенца поддержки и поста. Решить, что не оправдал доверия.

Так, когда наступил предсказанный голод, «возопил народ к фараону о хлебе, и сказал фараон всему Египту: идите к Йосефу, Что скажет он вам, то и делайте!» (Берешит 41:55) Раши поясняет, что народ также пожаловался фараону на некоторые аспекты политики Йосефа, но тот сказал: делайте, как он скажет. Бхор Шор (там же) пишет: сначала пошли к царю, слушать, что он скажет, а он по этому вопросу отослал к Йосефу.

Когда в Англии наступает экономический кризис, народ взывает не к королеве, а к премьеру, с него спрашивают. Если премьер не устраивает, то не королеве жалуются на него, а голосуют против него на выборах. Хотя перед вступлением в должность премьер едет к ней и получает от нее мандат, это лишь формальность. Королева не может его назначить или снять без согласия народа или его представителей в парламенте.

А в Египте все-таки взывали к фараону и ему жаловались на Йосефа. Он его назначил, он мог его и снять. (Конкретно в случае Йосефа было там дело клятвы, но формально мог.) Значит, все-таки он не был, как английская королева. Он продолжал сидеть на престоле во всех смыслах. А Йосеф, выражаясь современным языком, был скорее технократом. Да, принимал решения, что и как делать, но убеждать в своей правоте ему приходилось не народ, а фараона, и от него получать мандат.

Как Гайдар и Чубайс, хотя и имели свои идеи и планы, явно не могли убедить в своей правоте народ и заставить уважать и любить себя. Они были назначены Ельциным, потом он же решал, поддерживать их или снимать, а народ просто ненавидел.

Уже сегодня хорошим примером эффективного управленца является мэр Москвы Собянин. Но изначально его назначил президент, а когда ввели выборы, их он выигрывал, но не очень красиво и эффектно. Ведение избирательной кампании, пламенные речи - не его конек, это не то, что строить метро и развязки.

А прямо сейчас наблюдаем особенно яркий пример этого феномена в американской политике. Майкл Блумберг был неплохим мэром Нью-Йорка, после двух сроков даже решил, что должен остаться и на третий - и пробил соответствующее изменение закона! (Хотя считается, что в Америке уважают закон больше, чем в России…) Народ скорчил мину, но все-таки проголосовал за него. А в этом году Блумберг решил баллотироваться на пост президента. Но первые же праймериз, в которых участвовал, - «супервторник» - полный провал. Ибо харизматиком оказался никаким. На дебатах сказал, вроде бы, правильную вещь: на посту президента нужен менеджер. Но политологи выпучили глаза: как можно такое говорить, разве не знаешь, что на общенациональных выборах «менеджер» - ругательное слово; что на них нужно не убедить народ в своей компетентности, а влюбить в себя?

Как говорят там, «вести предвыборную кампанию надо поэтично, а править - прозаично». А он и предвыборную кампанию повел слишком прозаично.

Как в свое время Буш-старший. Хотя победивший его Клинтон потом жаловался, что в мирное время приходится править прозаично, и трудно быть великим, по крайней мере в предвыборной компании у него хватило харизмы и красноречия, чтобы создать видимость, что куда-то ведет страну, что есть у него какое-то «видение». А Буш, казалось бы, гораздо более солидный и опытный государственник и управленец, проиграл ему отчасти потому, что заявил о непонимании, что еще за «видение» («the vision thing»), и зачем оно.

Таким вот бывает Йосеф.

Хотя может быть и другим. Как, например, другой еврей, участвующий сейчас в той же американской предвыборной кампании - Берни Сандерс. Харизматик, который, несмотря на то, что ему уже 78, увлек молодежь и поднял целое движение. Но это потому, что не столько был хорошим менеджером, сколько радикальным идеалистом, не побоялся даже назвать себя «социалистом». Да, такой Йосеф, уверовав в свою идеологию, может преисполниться уверенности и красноречия, и увлекать народ.

Но что может произойти, когда он дорывается до власти, мы видели в России сто лет назад. Да уж, тогда и править он начинает поэтично и пламенно. И вдохновлять храбрых, но не рассуждающих командиров и бойцов типа Йеуды на то, что они делали тогда. Уверенный в себе идеалист, он будет бескомпромиссно следовать своим принципам, что временами будет означать и безжалостность.

Нет уж, пусть лучше у власти будет Йеуда, способный, когда надо, миловать. Хотя бы тот же Трамп, который, несмотря на все обвинения местной интеллигенции в авторитаризме и тирании, любит использовать свою власть для помилования. (Оппоненты умудрились и здесь усмотреть вопиющее злоупотребление властью, мол, подменяет собой суды!)

Когда он появился, первое сравнение напрашивалось с Жириновским. Но все же оно не совсем точно: последний, хотя и умудрился все эти годы сохранить верный себе электорат, победить на выборах и стать президентом шансов не имел, а Трамп таки стал. Поэтому стоит обратить внимание на параллель, проведенную одним из самых взвешенных российских политологов Дмитрием Трениным: Трамп скорее напоминает Ельцина. Крупной и мощной фигурой, и напором. Этим он берет, пусть организованность и не самая высокая.

Наладить и вести хозяйство - действительно не его дело. Он возглавляет систему и определяет ее, делает назначения, находит своего Йосефа. А тот уж работает. Лев, которому уподоблен Йеуда, - по-царски возлегает, а бык, которому уподоблен Йосеф, - пашет. Строит либо теории в голове и на бумаге, либо хранилища для зерна в поле и станции метро в городе. А если возникают сомнения или жалобы народа, царь Йеуда-лев разрубит, поддержит или отвергнет, бывает, одним рыком, которого достаточно, чтобы все послушались.

Именно такое распределение ролей и обязанностей нередко оказывается наиболее плодотворным.

Теги: Недельная глава, Политика, Фараон, америка, Актуалия, Йосеф, Россия, Амалек, выборы, Йеуда, Микец