Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Лея - уравновешиватель Эйсавов

Отложить Отложено

Неужели Лея действительно была предназначена для Эйсава?

Хороший вопрос задал мне Scribe: «Когда говорят, что Леа была предназначена Эсаву - это в том случае, если бы он пошел по тому пути, который был ему уготован, как пояснено в последней статье? А не может быть такого, что если бы Леа вышла за него замуж, она бы его своей праведностью вытянула?»

Эту тему действительно стоит рассмотреть.

Итак вопрос: по словам мудрецов (Раши Берешит 29:17, источник - трактат Бава Батра 123а), у Леи были заплаканные глаза, потому что все говорили: у Ривки два сына, а у Лавана две дочери: старшая старшему, младшая младшему. То есть Лея - Эйсаву (оба старшие), Рахель - Яакову. И Лею очень печалила подобная перспектива, и она много плакала. И, в конечном итоге, как мы знаем, «выплакала» себе все-таки Яакова, стала его второй женой - хронологически даже первой.

Но вопрос остается, и довольно долго лично меня волновал: неужели изначально кто-то всерьез мог считать, что Лея предназначена Эйсаву? Праведница, ставшая одной из праматерей еврейского народа, - такому грешнику? А считали так, похоже, всерьез, и не просто болтуны на улице, а умные и авторитетные люди, иначе Лея бы так не плакала. Как же так?

И в свете последней статьи действительно появляется мысль: может быть, дело в том, что изначально Эйсав не был плохим и мог сыграть позитивную роль в еврейском народе? Может быть, именно такому Эйсаву была предназначена Лея?

По идее, можно было бы так сказать. Но полностью все-таки вопрос не улажен. Ведь Талмуд говорит не просто, что все считали Лею предназначенной для Эйсава, а также что Лея, слыша это, спрашивала: а какой он по характеру, этот Эйсав? И ей отвечали: нечестивец, грабитель. Потому и плакала.

Если же речь шла о том «хорошем» Эйсаве, каким он должен был стать изначально, то и отвечали бы ей по-другому, и не из-за чего было бы ей плакать. Быть женой доблестного воина или успешного бизнесмена, и при том хорошего человека, настоящего рыцаря - почему бы и нет? И прокормит, и защитит, и приголубит. Так что, похоже, даже после того, как стало ясно: Эйсав идет не туда и становится таким рыцарем, какими в реальности были, скажем, крестоносцы, - все равно люди продолжили считать, что Лея предназначена для него. Но почему?

Равновесие Запада и Востока

Как мы пояснили в последних статьях, в результате всех преобразований человеческой души, начиная с греха Адама, «духовная карта мира» стала выглядеть так: в центре - «золотая середина», где душа Адама была изначально. Вокруг нее - внутренний круг «объединенных еврейских наций», балансирующих друг друга. Далее - внешний круг других народов, каждый из которых, со своими склонностями, отделен от других и потому несбалансирован.

Эйсав должен был выйти из внутреннего круга, связаться с разными народами на внешнем и объединить их, вернуть ближе к центру. Но он, наоборот, поддался их влиянию и сам отдалился от центра и разбился на разные народы.

И отклонился он при этом в определенную сторону - западную. Стал прародителем Рима - ведущей западной державы своего времени, которой, в свою очередь, унаследовала христианская цивилизация, Европа и Америка. Последние по сей день проявляют стремление объединить весь мир, унаследовав эту черту у праотца, но в то же время они представляют это объединение именно под своим лидерством и именно в качестве «расширенного Запада». Не то, что у Запада нет достоинств, но все-таки в духовном плане он не является полностью уравновешенным центром (хотя определенно считает себя таковым), а только одной из сторон.

Но мир должен оставаться уравновешенным, иначе получится «крен». Поэтому, как объясняет Маараль (Нецах Исраэль 21), Б-г устроил так, что противовесом Эйсаву станет Ишмаэль. Хотя он представляет ту же силу, что в свое время и Персия, время господства которой давно прошло, тем не менее, Б-г дал ему сохраниться, чтобы он уравновешивал Эйсава. Ибо его сила восточная, и она, таким образом, уравновесит Запад.

Дочь Ишмаэля - помощник или оппонент?

Возможно, в этом глубокий смысл того, что Эйсав женился на дочери Ишмаэля (Бершит 28:9). Так устроил Б-г, что дочь Ишмаэля станет женой Эйсава. Почему это важно?

По словам Торы (Берешит 2:18), Б-г сотворил женщину потому, что решил: «нехорошо человеку быть одному», надо сделать ему эзер кнегдо - «помощника против него». Эту, вроде бы, странную формулировку мудрецы толкуют так: заслужил – «помощника», не заслужил – «против него», то есть оппонента.

Это не значит, что женщина служит мужчине помощником только при условии, что «заслужил», а что ее помощь может принимать разные формы. Ибо в целом ее роль – уравновешивать мужчину. Поэтому, если он «заслужил» - идет правильным, прямым путем, по золотой середине – она оказывает ему помощь и поддержку. Привносит в его семью красоту, душевность и любовь. Но если «не заслужил» - зарвался  и отклонился к одной из крайностей, то она ему противостоит и тем самым помогает восстановить равновесие в его семье – это тоже помощь, даже если мужчина в пылу своего увлечения и спора этого не понимает.

Похоже, что подобное произошло в «семейке» Эйсава: с одной стороны, Запад может «влюбиться» в Восток, быть очарованным им, но с другой стороны, их отношения часто напоминают «семейные сцены» с битьем посуды. Не заслужил, пошел слишком далеко в одну из крайностей - получай! Чрезмерно колонизировал и заполнил своими поселениями Восток - он потом заполнит твои Западные страны своими беженцами. Полез в Афганистан или Ирак - не станут они частью тебя, а только головной болью и обузой для тебя.

Рахель и Лея - еврейские Запад и Восток

Вернемся к Лее. Какой она была по характеру? К какой стороне склонялась?

Ответ четко виден из «духовной карты» еврейского народа - расположения его колен вокруг Скинии. Ведущий сын Леи - Йеуда - был лидером восточного лагеря, в котором вместе с ним были Иссахар и Звулун, тоже ее сыновья. Другие ее сыновья - Реувен и Шимон - на юге (Леви - отдельный разговор). Так что характер у нее и ее потомков был «южным» и «восточным».

А у Рахели - «западным». Именно западный лагерь занимали ее потомки: колено Биньямина и два колена, произошедшие от Йосефа: Эфраим и Менаше. (А у ее служанки Бильи, перенявшей ее характер, - «северным», с той стороны были ее потомки, колена Дана и Нафтали.)

А сам Яаков? Хотя, по идее, он был «центральным», на самом деле не так все просто. Ведь он не скрывал, что ему больше по душе Рахель. А потом и ее сын Йосеф стал его любимым, в нем он видел своего главного наследника. Раши (Берешит 37:2) описывает целый ряд аналогий в жизненном опыте Яакова и Йосефа, в результате чего Яаков видел в Йосефе продолжение самого себя. Но и по качествам Йосеф был таковым: силен в изучении Торы и работе над собой, умел строить и достигать высокие уровни знаний и духовности. В этом он тоже походил на Яакова, который с детства «пребывал в шатрах» и учил Тору, а потом провел 14 лет в ешиве Шема и Эвера, где учился без отдыха и сна.

То есть, хотя «пребыванием в шатрах» Яаков отличался от Эйсава, сама эта интеллигентность и интеллектуальность все-таки является «западной» по типу. Ведь и сегодняшний Запад - это не только военная и экономическая мощь, но и культура. Только у Эйсава все-таки одной культурой не кончается, она не удерживает его от эксцессов в военном и политическом плане, да и сама бывает не очень «культурной». Но западный еврей - обычно именно что культурный и интеллигентный.

Это в принципе хорошо (если только не ассимилируется и не погружается во все аспекты «культуры» Эйсава), но все-таки это только «западная» сторона круга. А для равновесия нужна и восточная.

Ее и дает Лея. Произошедший от нее Йеуда не был столь же способным к интеллектуальному труду, но был храбрым, эмоциональным, искренним, способным признавать свои ошибки и каяться, и благодарить, и любить. Гордому и подчас слишком сдержанному интеллектуалу Йосефу все это бывает трудно. Вот Лея и ее потомки и обеспечивают такие черты в народе, и сами проявляют, и на Йосефа могут таким образом повлиять.

Потом еще поясним дополнительные причины, по которым и сам «центральный» Яаков все-таки склонялся к западу. Но уравновешивание ему определенно было нужно. Поэтому Б-г устроил так, чтобы и Лея стала его женой. Ибо «западная» Рахель, хотя и очень ему подходит, того необходимого уравновешивания все-таки не даст.

Лея и дочь Ишмаэля

Теперь может проясниться наш вопрос по поводу предназначения Леи.

Она всегда должна была служить «восточным» противовесом «западу». Это все понимали. Вопрос лишь - какому «западу».

Изначально предполагалось, что Эйсаву. Но какому? Каким он должен был стать или каким он стал на практике? Похоже, что последнему, «крайне западному». Ибо, как сказано, на расспросы Леи люди отвечали, что имеют в виду того Эйсава, который уже занимается разбоем. Почему же Лея предназначалась ему?

Должно быть потому, что она сама была по характеру «крайней» - «крайне восточной». Вот она и должна была уравновесить «крайне западного» Эйсава.

Другими словами, ей предназначалось сделать то, что в конечном итоге сделала дочь Ишмаэля. Именно последняя сыграла - и очень даже продолжает играть - роль «крайнего востока», и тем самым уравновешивает Эйсава.

Такой изначально была и Лея, со всеми соответствующими «прелестями» характера, и такая ей отводилась роль.

Но, в отличие от дочери Ишмаэля, Лею очень не устраивала подобная роль в жизни. Даже если ей было предназначено быть «восточным» равновесом западу, то хотя бы «хорошему» западу, «хорошему» Эйсаву!

Каким теперь был Яаков.

После того, как Эйсав слишком отклонился к западу и выпал из центрального еврейского круга, пришлось Яакову отклониться в меру и перенять некоторые черты характера Эйсава. Это было необходимо для выживания потомков, которым теперь предстояло самостоятельно справляться в этом физическом мире. Но в то же время, теперь Яакову нужно было умеренное «восточное» уравновешивание. Этого и хотела Лея.

Но для этого она сама должна была стать «умеренно восточной». А она изначально была «крайне восточной» и предназначалась для «плохого» Эйсава. Поэтому ей надо было умерить свои черты, фактически - перейти с наружного круга народов на внутренний еврейский.

А это сделать очень сложно. Особенно Лее, у которой, в отличие от Рахели и ее потомков, не было сил для такого подъема. Зато у нее была искренность, горячая любовь к Богу и способность молиться Ему и плакать.

Что она и делала.

И Б-г внял ее молитвам. Опять же, не просто удостоил вступления в семью Яакова - поднял ее духовный уровень так, что она стала соответствовать. Как провозгласил потом в Теилим (113:7-8) ее потомок и ключевой наследник царь Давид: «[Б-г] поднимает из праха бедняка, из сора возвышает нищего, чтобы посадить его со знатными народа». У Леи и ее потомков нет сил самим себя строить - так Б-г их поднимает благодаря их искренним молитвам и слезам. И тем самым демонстрирует через них Свое милосердие (хесед).

Тогда как Рахель с потомками добиваются всего сами, и тем самым олицетворяют дисциплину и строгий суд - дин. Но тогда возникает опасность, что они вообразят себя всесильными и отнесут все успехи на свой счет. Поэтому существует Лея и потомство, которых явно поднимает на тот же уровень Сам Б-г. Так преподается урок, что все зависит от Него, и даже если у кого-то есть «собственные» силы, на самом деле они тоже - дар Б-га.

Так Лея и потомки уравновешивают «западный» компонент еврейского народа своим «восточным».

Дина

Теперь, возможно, поймем еще одно, вроде бы, странное утверждение мудрецов (Раши Берешит 32:23): когда Яаков по возвращению в Землю Израиля встретился с Эйсавом и представил ему своих детей, то Дину он ему не показал, а спрятал в сундуке, а то Эйсав ее еще, может быть, возжелает. Но Дина могла бы вернуть Эйсава на праведный путь. Поэтому за то, что Яаков не дал этому случиться, Дина была потом взята Шхемом.

Странно: неужели Яаков действительно должен был отдать свою праведную дочь замуж за нечестивца Эйсава?

Есть, конечно, объяснения, что не буквально должен был ее дать, но хотя бы не должен был захлопывать сундук с такой силой - мол, ни за что не дам, полностью исключать такую возможность. Но все же…

В свете сказанного, однако, становится понятным. Сама Лея изначально предназначалась Эйсаву как «крайне восточный» противовес. С одной стороны, она стала «умеренно восточной» и так уравновешивала уже Яакова, тогда как Эйсав оставался «крайне западным». Но с другой стороны, все-таки на том этапе еще не все так бесповоротно установилось: Эйсав, ставший «крайним», еще мог быть возвращен к центру, к своей «умеренной» форме. Может быть, не сам, но под чьим-то влиянием… Например, Дины, дочери Леи, которая стала «умеренно восточной», но какие-то «крайне восточные» черты в ней могли оставаться - или в ее дочери. Например, крайнее очарование и эмоциональность. Да и, выросши в доме Яакова, Дина могла быть более устойчива в своем еврействе, и даже обладая некоторыми чертами на грани крайности, не выпала бы из еврейского круга.

Поэтому, существовала хотя бы малая вероятность, что Дина могла уравновесить Эйсава и вернуть его в центр.

Но Яаков не желал и думать о том, чтобы его дочь как-то соприкоснулась с Эйсавом - ведь это означало бы попытку представителя внутреннего еврейского круга войти в контакт с тем, кто скатился на внешний круг, и потянуть его внутрь. А Эйсав уже сам пытался это сделать, и результат был плачевным: не он вытянул, а его втянули. Вот и Дину уже он мог втянуть, а не быть вытянутым ею. Поэтому Яаков исключил такие эксперименты.

Но за это, по словам мудрецов, он был наказан тем, что Дину взял Шхем. То есть, так или иначе, ей предназначалось соприкоснуться с кем-то на наружном кругу народов. В ее природе была способность привлекать таких людей и притягивать к себе. Поэтому, если не Эйсава, то Шхема…

Этапы изменения предназначения Леи

Возвращаясь же к изначально заданному вопросу по поводу предназначения Леи Эйсаву, получается так.

Изначально Эйсав был «хорошим» - умеренным, представляющим еврейский запад. Но тогда не была «хорошей» Лея - она была «крайне восточной». Потом Эйсав отклонился и тоже стал крайним - и тогда стали говорить, что Лея предназначается ему: оба были крайностями, противоположными друг другу, и потому способными уравновесить друг друга. Но Лея своими молитвами добилась исправления своего «восточного» характера и его превращения из крайней формы в умеренную.

Или другой вариант: изначально Лея тоже была «хорошей» и умеренной, как Эйсав, и потому предназначалась ему в таком качестве (как и предположено в вопросе). Но потом и он, и она скатились до своей крайней формы - и продолжили предназначаться друг другу уже не только как «помощь», но и как «оппозиция». Но Лея, в отличие от Эйсава, сумела раскаяться и с помощью Б-га вернулась к своей умеренной форме (ведь и ее потомок Давид не просто был так вознесен Б-гом, а именно раскаялся, изначально не устояв перед соблазном).

В результате она стала подходить «хорошему» Эйсаву - каким на том этапе уже был Яаков!

Теги: Недельная глава, Лея, Яаков, Ишмаэль, Рахель