Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Прав ли Юваль Ной Харари относительно свободы выбора?

Отложить Отложено

Довелось меня недавно прочитать новую книгу израильского историка Юваля Ноя Харари «21 урок для 21-го века». В последнее время его книги стали бестселлерами, и он стал знаменитостью, у него даже взял интервью один известный российский журналист. Один из близких попросил меня прочитать эту книгу и рассказать, о чем она, составить свое мнение.

Что ж, прочитал я ее - автор оказался одним из современных интеллектуалов (часто еврейских), у которых бывает много интересных наблюдений и идей, но при этом одни идеи могут быть правильными и полезными, а другие - необязательно. Так что тут приходится думать своей головой и определять для себя, что так, а что не так, и что говорит по этому поводу Тора.

Вот и здесь так. Много чего он написал в книге; если честно, особо оригинальных идей я не увидел - а то бывают интеллектуалы со своими интересными концепциями и новым взглядом на мир. Здесь же скорее традиционный, «профессорский» взгляд, пусть и с поправками на уроки мировых событий и тенденций последних лет. Впрочем, некоторые сложные темы он неплохо «раскладывает по полочкам».

Одной из затронутых им важных тем, о которой его много расспрашивал журналист в вышеупомянутом интервью, является свобода выбора.

По его словам, с помощью современной науки «выяснилось, что наш выбор чего бы то ни было, от еды до партнера, определяет не какая-то загадочная свобода воли, а взаимодействие миллиардов нейронов, за долю секунды вычисляющих вероятности. Хваленая «человеческая интуиция» на поверку оказалась «распознаванием образов». Хорошие водители, банкиры и юристы вовсе не обладают магической интуицией в отношении трафика, инвестиций или переговоров. Узнавая повторяющиеся схемы, они замечают неосторожных пешеходов, ненадежных заемщиков, хитрых мошенников и стараются избегать их. … Даже если вы освобождаете человечество от ярма католической церкви или давления Советского Союза, выбор людям будут диктовать биохимические алгоритмы, столь же безжалостные, как инквизиция и КГБ».

В интервью он сказал несколько по-другому: люди думают, что когда делают выбор в магазине или на избирательном участке, они выражают свою волю, делают то, что считают нужным. Но на самом деле их действие может быть результатом манипуляций и пропаганды: рекламы, политической агитации. Мысли человека задают внешние силы, которые часто знают человека лучше, чем он знает самого себя. Его выбор и действия, таким образом, предопределены и «запрограммированы».

То, что больше хочется, или то, что меньше?

Итак, прав ли он? Является ли свобода воли химерой? И если да, что ответит на это Тора, согласно которой свобода выбора существует, и поэтому человек несет ответственность за свои действия?

Ответ представляется таким. Свобода того выбора, о котором говорит Харари, может действительно в той или иной степени оказаться химерой, и возможно, он говорит о ней потому, что именно так понимается понятие свободы выбора в его научных кругах. Но Тора говорит не об этом выборе.

А именно: если вопрос о том, какой сорт мороженого выбрать, то выбор может быть предопределен: человек выберет тот сорт, который ему больше нравится. Или, после определенного количества более вкусного для него сорта, он может выбрать другой для разнообразия - оно тоже «нравится». Хотя в этих случаях выбирает он сам, его выбор определен чистой физикой - тем, что ему по природе нравится.

Если он не знает, не помнит, не уверен, какой сорт вкуснее, он выберет то, что ему внушили: друзья, продавец, реклама. Или даже если знает, какой сорт нравится, но ему внушили, что выбирать другой - это модно, круто. Потому что ему также нравится быть крутым.

Что касается выбора водителя, банкира или юриста, здесь человек определяет не столько, что ему нравится, сколько, что принесет ему пользу, а не вред. Но это, опять же, то, что «хочется».

И за политика тоже он проголосует того, который выполнит его желания (то, что «нравится») - или внушит ему, что выполнит. Или за которого голосует круг его знакомых - потому что это круто или потому что этот политик считается «своим», а человек любит быть за «своих» и против «чужих». Тем более, что «чужие», как ему обычно внушают, представляют угрозу, из них пропаганда рисует «образ врага». А от врага хочется защититься и избежать угрозы.

Конечно, любому человеку хочется получить то, что приятно и/или полезно, и избежать противоположного. Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Поэтому если таковы альтернативы, то говорить о свободе выбора, за которую человек несет ответственность, тут бессмысленно. Чисто физически человек может сам выбирать направление своего следующего шага, но если из двух направлений одно - в пропасть, то, при нормальности человека выбора, по сути, нет. Или, если совсем темно, и человек не видит, куда придет в каждом направлении - совсем не знает предлагаемых ему на бюллетене политиков, кто есть кто, - или какой сорт мороженого вкуснее, - то «выбор» на самом деле превращается в тыканье наугад. Потом выяснится, правильно ткнул или неправильно, угадал или нет, но осознанного выбора тут нет.

То, что хочется, или то, что надо?

Тора же говорит о выборе другого типа. О том, который неплохо сформулировал другой писатель: «между легким и правильным». Или можно так: «между тем, что хочу, и тем, что должен».

То есть выбор, который является испытанием: поступит ли человек правильно, невзирая на трудность, или предпочтет менее правильный, но более легкий курс действий.

В выборе более вкусного сорта мороженого или более приемлемого политика испытания нет: ничего не соблазняет человека на выбор менее приятного варианта.

Но, какой бы сорт мороженого он ни выбрал, легче решить потратить деньги на это мороженое, чем сберечь их на более важное, но не столько приятное дело. Или легче съесть это, уже купленное мороженое сейчас, чем отложить на потом, а сейчас кому-то помочь - будь то незнакомец или близкий человек.

В случае близкого человека, кстати, испытание может быть более трудным. Ведь перед незнакомцами мы часто любим позировать и представать, как хорошие и праведные люди. Поэтому в этом плане может оказаться приятнее помочь ему и создать благоприятное впечатление, чем продолжить есть вкусное мороженое.

Но перед близким человеком, который нас уже знает, чего позировать? Да и близкий человек, который перед нами не стесняется, более вероятно попросит о какой-то мелочи, «не столь важной». Поэтому, даже если он зовет и просит о помощи сейчас, легче ответить: я занят, а ты можешь подождать, ничего с тобой не случится. Даже если я занят поеданием мороженого. Тем более если чем-то более важным.  Прерываться неприятно, не хочется, хотя на самом деле сейчас правильнее помочь, а закончить свое дело можно потом. Впрочем, даже мой отдых может быть важным - я ведь устал от работы, а потом придется еще работать, так что теперь важно отдохнуть. А вместе этого меня просят еще что-то сделать, еще как-то помочь?!

Именно о таком выборе идет речь. Он может быть в чем-то большом: сотрудничать ли с нацистами или бежать/подвергнуться репрессиям? Обречь ли другого человека на смерть или самому подвергнуться смертельному риску? Соблазниться ли на другую женщину или сохранять верность жене?

Но может быть и в мелочах - и чаще бывает именно в них, ибо вышеупомянутые примеры все-таки редки, а маленькие вызовы возникают постоянно. Конечно, я хороший человек и желаю всем добра, но я весь день трудился и бегал, как белка в колесе, а теперь еще что-то?! Я верен жене, да и люблю ее - но вот помочь ей именно сейчас, когда занят? А потом еще раз? И еще, и еще?!

И все с улыбкой и приятным тоном (хотя жена или брат вовсе не всегда просит приятным - или благодарит)? И, даже если все-таки приходится отказывать, то все равно вежливо, а не «посылать»? И в первый раз, и в двадцать первый? И когда с чем-то не согласен, то тоже высказывать это приятным тоном? И даже когда до человека никак не «доходит», и надо втолковывать снова и снова?

Все это - испытания, и в отношении подобных случаев Тора говорит, что у человека есть свобода выбора. Это не значит, что выбирать всегда легко - в том-то и дело, что трудно. Это не выбор более вкусной еды или полезного дела, где вопрос только в информации: что  именно вкуснее и полезнее? Здесь информация есть: вот это приятнее, а это правильнее, но вопрос - сумеет ли человек себя заставить поступить правильно? Отважится ли? Сдержится ли?

В этом, по словам Торы, у него есть свобода выбора. Он не запрограммирован. Его выбор не предрешен и зависит от усилия и решимости в момент истины.

С каждого по способностям

Значит ли это, что шансы правильного выбора всегда 50/50?

Нет, не значит. Понятно, что боязливый человек скорее не отважится на правильный поступок, связанный с большим риском. Это не исключено, но и не очень вероятно. Тем более, если его открыто шантажируют, угрожают. Если раздражительного человека сто раз о чем-то попросить, прервать посередине занятия, тем более нагрубить ему, вряд ли он каждый раз сдержится. Человеку, выросшему в криминогенном районе и/или в неблагополучной семье, трудно стать интеллигентным и избежать связей с преступностью.

Поэтому не нам судить тех, кто во всех упомянутых случаях сделал «не тот» выбор: мы не знаем, как сами поступили бы на их месте. Только Б-г им судья.

Об этом говорит рав Десслер: каждый человек находится на каком-то уровне, на котором преодоление определенных соблазнов представляет для него испытание. Но преодоление других соблазнов испытания не представляет: это либо слишком легко, либо слишком трудно. Средний человек обычно не испытывает соблазн кого-то убить, даже если тот его сильно злит, стоит у него на пути и т. д. Но бандит испытывает. И поэтому, если воздержится, получит большую награду - несмотря на то, что остается бандитом! Или даже если убьет, но с меньшим садизмом, чем мог и хотел. Ну, в последнем случае награду не обязательно получит, но наказание будет меньше. Зависит от многих факторов и, как сказано, не нам судить.

Средний же человек награду за воздержание от убийства вряд ли получит - ему это обычно и в голову не придет. Зато за каждое воздержание от крика в чей-то адрес получит. Этот соблазн у него есть, но можно сделать правильный выбор.

А такой великий праведник, как Моше, за единичное раздражение народом, который его «довел», был сурово наказан и лишился права войти в Землю Израиля. Для нас это и испытанием вряд ли было бы: попробуй сдержись, когда ты 40 лет трудишься, не покладая рук, на благо людям, а они отвечают жалобами и неблагодарностью! Но для Моше это было испытанием, и от него Б-г ожидал более сдержанной реакции…

Такие вот разные типы людей, в зависимости от происхождения и достигнутого на данный момент уровня. Так или иначе, каждый человек воспитан в том или ином духе и впитал какую-то систему ценностей, со своими определениями добра и зла. И существует он в определенной системе координат, рамками которой может быть ограничена его свобода выбора. Ведь трудно обвинять человека в том, что не выбрал такое-то добро, если ему и в голову не могло прийти, что это добро, или если ему давно было внушено, что это точно не добро… Так что в определенной степени свобода выбора большинства людей ограничена, но ее остается достаточно, чтобы они могли в чем-то делать реальный выбор.

И нам, «обычным» людям, надо прежде всего помнить о ежедневном, а то и ежечасном выборе между раздражением и умеренной реакцией. Между отказом в помощи ближнему в силу занятости или усталости, и преодолением себя в этом плане. И о многих других подобных ситуациях выбора «в мелочах».

В мире героем часто считается человек, совершивший один большой подвиг. Но на самом деле еще больший героизм - преодоление множества таких мелких соблазнов, совершение большого числа «мини-подвигов». После одного большого подвига в теории можно расслабиться, а тут непрекращающаяся необходимость выбирать и делать героическое усилие. Именно множество таких мелких выборов дает нам шанс улучшиться и улучшить свой статус в глазах Б-га в Рош а-Шана. Выборов между тем, что приятно, и тем, что правильно.

Выбор на выборах

Наконец, даже политические выборы могут представлять собой реальный выбор: не между разными кандидатами и партиями, а между тем, ходить на выборы или не ходить. В каждом случае зависит, конечно, от контекста, но бывает, что очевидно: голосовать таким-то образом необходимо, но некогда, хлопотно, когда и так дел по горло. Да и политика грязное дело, да ну их всех! Да и что это изменит?

Да, политика грязное дело, но известно выражение: если ты не займешься политикой, она займется тобой. Политика - это борьба. И те политики, которые представляют твои интересы, - они как солдаты, которые за тебя сражаются. Солдаты - как и полицейские - могут не быть особенно мягкими и чистыми людьми. Да и если хочешь эффективно сражаться, надо быть готовым пачкаться и драться, как зверь. От кота Леопольда на поле боя мало толку, нужен «озверин».

Что изменит мое голосование? Не всегда что-то важное, в политике много пропаганды и манипуляций, и вовсе не обязательно победа на выборах представителей противоположного лагеря приведет к ухудшению твоей ситуации. Но исключать этого невозможно, и старание приложить надо.

Поэтому правильный выбор во многих ситуациях - именно пойти на выборы, даже если очевидно, за кого там голосовать, и сами выборы, таким образом, реальный выбор не представляют. Даже в таком случае у человека может быть выбор, и если сделает не то, что легче, а то, что правильнее, то это ему зачтется.

Теги: Свобода выбора, Политика, Актуалия, выборы