Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Сотри проникшую в Конгресс силу Амалека

Отложить Отложено

Ах, какой чудесный по составу Конгресс был избран на последних выборах! - долго восторгалась американская медийная и политическая элита. Рекордное в истории число женщин! А среди них - еще и две мусульманки! Вау!!! Прогресс!

Почти такой же, какой был тогда, когда президентом избрали чернокожего. И какой был бы, если бы после него избрали женщину. Жаль, этот белый мужчина Трамп помешал. Но ничего, сейчас мы его…

Честно говоря, я еще на этапе избрания чернокожего президента не совсем понимал, в чем тут крутизна. Нет, я ни в коем случае не расист и не сексист, и если человек подходит для должности, то я обеими руками за его избрание/назначение, вне зависимости от его расы или пола.

Они не имеют значения.

Но в том-то все и дело, что для современных западных «борцов против неравенства» цвет кожи и пол значение имеют. Если бы не имели, эти люди задавались бы одним только вопросом: подходит ли этот человек для должности? Что он собирается делать в качестве президента или конгрессмена? Какую поведет политику, какие будет проводить законы? Как улучшит положение своей страны?

Но такие вопросы этих борцов мало волновали. Их волновало само избрание на должность цветных или женщин - это сама по себе цель. А что они будут делать, уже не так важно. Точнее, поскольку они цветные или женщины, они по определению будут делать только хорошее, ведь они сами - олицетворение блага.

Был такой анекдот, наверняка в разных версиях: советский дирижер говорит американскому коллеге: вы думаете, что мы антисемиты, а вот смотрите, у меня в оркестре пять евреев! На что коллега ответил: видите ли, я даже не знаю, сколько у меня в оркестре евреев!

Но эти товарищи знают точно, сколько у них в Конгрессе женщин, и сколько из них мусульманок! И, соответственно, сколько осталось мужчин и не-мусульман. И чем больше первых и меньше последних, тем, надо полагать, будет лучше. Если при прочих равных человек предпочитает именно белого или мужчину, то он расист/сексист. А если именно женщину или представителя меньшинств?

По словам одного журналиста, его мечта заключается в том, чтобы в плане цвета кожи все стали дальтониками. Согласен! Но эти люди отнюдь не дальтоники: они точно видят, кто какого цвета, для них это важно.

Так что, извините, ребята, хотя вы и считаете себя святыми борцами за равноправие и против расизма и сексизма, на самом деле сами вы являетесь именно что расистами и сексистами.

Фронтир

Впрочем, довольно кидаться язвительными возгласами, надо попытаться понять. В чем тут дело, почему этим людям непременно надо стремиться к подобным «достижениям»? Не просто, чтобы страна хорошо управлялась, а чтобы должности занимало все больше людей такого типа, какого там раньше не было. Всевозможных меньшинств. Зачем?

Ведь одно дело - бороться с реальной дискриминацией и расизмом, которые, да, еще далеко не полностью изжиты. Но почему надо продвигать жертв дискриминации именно на разные ответственные позиции? Если у власти мужчина, который по факту против дискриминации женщин, или белый, который против расизма, разве этого не достаточно?

Возможно дело отчасти в одном определенном аспекте западного, особенно американского менталитета.

На протяжении долгого времени в Америке существовало то, что называлось «фронтир» (frontier) - буквально «граница», «рубеж». Но не просто граница, а этакая «линия фронта». Изначально Америка представляла собой колонии на своем восточном (атлантическом) побережье, где они были основаны, а весь запад вплоть до тихоокеанского побережья был огромной неосвоенной территорией. И американцы принялись ее осваивать.

Но не просто осваивать - они сделали это частью своей «национальной идеи». Здесь, у восточного побережья, мы построили цивилизацию, а там - неосвоенная территория, «дикий запад», и мы будем продвигать вперед рубеж нашей цивилизации, шаг за шагом включать в нее ту территорию, преобразовывать ее из дикой в цивилизованную.

Это вписывалось в их общую «национальную идею» - «американскую мечту»: человек без родословной и связей, у которого в сословной и тесной Европе не было бы шансов высоко подняться и разгуляться, здесь сможет достичь всего собственными усилиями. То, что было недоступно, лежало за пределами возможностей, теперь станет возможным. Кто был ничем, тот станет всем.

Да, в России тоже есть такая жилка. Ведь и она часть христианской цивилизации. И на известном этапе, когда ее охватил крайний идеализм, в ней тоже многие чувствовали: они рождены, чтоб сказку сделать былью. Только Россия - не в полной мере Запад, и его качества в ней проявляются неравномерно, она склонна к крайностям. Поэтому тот идеализм, что охватил ее век назад, вылился в свою крайнюю форму, а потом выгорел. В Америке же это существовало не в столь крайней форме, но дольше.

Итак, Америка продвигала свой фронтир все дальше и дальше - при этом относясь к населяющим «дикий запад» индейцам, соответственно, как к дикарям, которых не грех отодвинуть вместе с рубежом. (Тем более что на практике продвижением фронтира занимались люди довольно крутые и авантюрные, «ковбойского» типа. Ведь дело было непростое и рисковое, и для успеха нужна была некоторая сила и наглость, наскок.) В конечном итоге вся ее территория была освоена, а западное побережье - от Калифорнии до Сиэтла - стало другим полюсом ее цивилизации.

И что делать теперь? Дух первопроходчества и выхода на новые рубежи ведь не исчез. Куда теперь стремиться?

На одном этапе решили - в космос. Тогда же, когда туда рвались в России. И не просто в космос, как в России, - а на Луну! Президент Кеннеди провозгласил это целью в пламенной речи, как национальное стремление.

Но в то же время, в те романтические 60-е добилось успехов и другое движение - за равноправие чернокожих. Прорвало перегородки сохранившейся до тех пор на Юге сегрегации. Само по себе это хорошо - все-таки сегрегация была чистым расизмом.

Но с тех пор, похоже, некоторые борцы за равноправие решили, что теперь главным образом в этом заключается их фронтир: прорывать или передвигать вперед все рубежи, связанные с меньшинствами - или женщинами. То, что раньше было для них недоступно, сделать доступным. Туда, где их раньше не было, - провести их. То, чего раньше у них не было, - дать им. Будь то элементарные права или блага, которых они изначально были несправедливо лишены, или должности, которые, в принципе, никому не обязательно занимать. 

Избрать женщину президентом - это проломить стеклянный потолок! Хотя на самом деле понятно, что при наличии подходящего кандидата, женщину бы уже давно избрали, в принципе никто не против, то есть этот потолок уже сам испарился. Нет, надо непременно избрать на практике, а если сейчас не избрали, то не потому, что конкретно она не была хорошим кандидатом, а потому что потолок по-прежнему существует, и продолжаем мечтать его проломить.

Прорыв не туда

А пока прорываем рубежи на других участках фронта. Вот, в Конгрессе. Еще больше женщин, еще дальше передвигаем рубеж.

А вот еще прорыв - мусульмане! В Конгрессе изначально христианской страны! Теперь можно! Еще одна сказка стала былью.

Да еще и женщины-мусульманки! И цветные тоже. All-in-one, все в одном флаконе. Ура, товарищи!

И что теперь будут делать эти новоиспеченные представительницы, олицетворение всех возможных прорывов, стремления ко всем аспектам высшего идеала?

Глаголить истину, разумеется. Ведь чьими еще устами? Кто не согласен с цветной женщиной-мусульманкой, тот сразу и расист, и сексист, и исламофоб. Тут по всем трем статьям можно привлекать и сажать в «корзину презренных», изобретенную Хиллари.

Так что же изволите сказать?

Изволим осуществить еще один важный прорыв.

Заявить во всеуслышание, что «Израиль заворожил Америку». Или что все дело в деньгах, которые израильское лобби жертвует на избирательные кампании американских политиков (на самом деле нет), вот те и поддерживают Израиль.

Во как!

Подобные мысли уже возникали в головах современных западных левых, и в последнее время становилось все более ясно, что поддержка Америкой Израиля потихоньку перестает быть всеобщей, двухпартийной (bipartisan), что все больше его поддерживают именно республиканцы. Тогда как демократы продолжают говорить дежурные слова о поддержке, но реально все больше беспокоятся об «оккупации» и «расизме», которыми, по их очень осведомленному мнению, занимается Израиль. Начав с правильной борьбы против расизма - и антисемитизма, они, как бывает, дошли до крайности, и уже в любом конфликте белых с одной стороны и цветных с другой видят «расизм», даже если речь идет об обороне первых от реальной угрозы со стороны последних. Израиль, развитая страна «белого» типа против «цветных» - это по определению расизм. Классический «агрессор» против классической «жертвы». Сильный против слабого. Голиаф против Давида.

Антисемитизм? Нет, антисемитизм - это когда против евреев. Это когда их громят или сжигают в газовой камере. А мы евреев любим! Мы осуждаем нацизм. Но мы считаем, что вправе критиковать Израиль. Что он сам теперь занимается тем же, что раньше нацисты. Что теперь он виновен в расизме. А Америкой он манипулирует, чтобы заручиться ее поддержкой, «завораживает» ее, «покупает» ее. 

Так уже давно думали многие в лагере демократов, в медийной и профессорской элите, но для конгрессменов делать заявления такого типа было доселе неполиткорректым.

А вот мы теперь заявим! Прорвем этот рубеж. Сделаем такие утверждения политкорректными.

Что это мне напоминает?

Амалек - антиеврейский прорыв

Притчу мудрецов, объясняющих, в чем было зло Амалека, память о котором Тора призывает стереть в главе Захор, которую мы читаем на этой неделе.

Почему именно Амалека, после того, как он на нас напал? Ведь много у нас было врагов.

Мудрецы (Раши к главе Захор, Дварим 25:18) приводят притчу: была ванна с горячей водой, в которую никто не решался прыгнуть. И вдруг пришел один тип и прыгнул. Он обжегся, но при этом создал прецедент: раньше его поступок был немыслимым и считался невозможным, а теперь уже стал возможным, кто-то уже так сделал.

Когда евреи вышли из Египта, Б-г проделал для них великие чудеса, обрушил на Египет десять казней, а затем провел евреев по рассеченному Им Красному морю, а египтян утопил. После этого никто не смел трогать евреев - за них воевал Сам Б-г. Это было немыслимо - ты что, против Самого Б-га хочешь переть, хочешь разделить участь египтян?

И вдруг пришел Амалек и попер! А вот трону! И тронул, и даже умудрился как-то достать. И, хотя был в конечном итоге побежден, тем не менее, пробил ауру неуязвимости евреев, создал прецедент войны с ними, несмотря на то, что им покровительствовал Б-г.

В этом заключается особое зло Амалека, которое должно быть устранено. И когда Б-г заповедал стереть память Амалека, это касалось не только конкретного народа - тогдашние народы давно перемешались, и теперь невозможно в точности определить, кто откуда произошел. Но имеется в виду сила Амалека, эта способность и склонность совершать прорывы - направленные против евреев.

Откуда взялась эта сила Амалека?

Как водится, из изначально благого источника. Амалек - потомок Эйсава. Как мы уже обсуждали, сила Эйсава в нееврейском мире параллельна силе Йосефа в еврейском - обоих символизирует бык. Оба трудолюбивы и дисциплинированны, способны строить и покорять вершины. Более того, «бык» - первопроходец, он способен делать начальный рывок и запускать процесс, отрываться от земли, вырываться из оков. Поэтому именно с помощью силы Йосефа евреи вышли из Египта.

Но эта сила, как и любая, может быть направлена не туда. Прорывать стены, в которых заточили евреев, чтобы их освободить, - да! Но прорывать стены, в которых они укрываются, чтобы нанести им ущерб, - нет! Это уже не сила Йосефа, а сила его врага - Эйсава-Амалека.

В полной мере она проявилась на том этапе истории, когда дошла до самой ужасной и пагубной своей крайности. Небывалый успех Вермахта, ошеломивший его противников в первой фазе войны, - блицкриг. Прорыв доселе укрепленных рубежей танковым кулаком и стремительный бросок вперед, с последующим окружением и уничтожением армий противников в «котлах». Так немцы молниеносно завоевали огромные пространства в Европе - и принялись уничтожать не успевших эвакуироваться оттуда евреев. Тоже с беспрецедентной наглостью, жестокостью, скоростью и эффективностью. Думаете, немыслимо взяться за уничтожение целого народа? А вот беремся!

После войны, осознав весь ужас произошедшего, мир на время пришел в состояние, в чем-то похожее на воцарившееся после Исхода. Евреев стало нельзя трогать - не потому что они неуязвимы, а потому что стало очевидным, какое это зло. Кто тронет, тот нацист. Нет, Израиль не любили, но в сфере безопасности - гарантии не повторения Холокоста - он главным образом зависел от Америки, а там все-таки любили. И в коридорах власти, и на улицах главных городов. До сих пор, гуляя по этим улицам, еврей, даже если он израильтянин, встречает в основном доброжелательное отношение к себе. А в коридорах власти - столь жизненно важную ему поддержку.

Но кое-кому все это очень не нравится. Кто первым прыгнет в ванну?

Мы! Да, сейчас обожжемся, на нас набросятся с обвинениями в антисемитизме и осуждениями, будут заставлять взять свои слова обратно и извиниться, порой даже будем так делать - но в то же время знать, что «все-таки она вертится». И многие в душе будут нам сочувствовать и считать героями. И в конечном итоге говорить такие вещи станет можно.

Уже сейчас в качестве реакции на подобные заявления Конгресс, чтобы успокоить евреев, принял резолюцию, осуждающую антисемитизм. Но при этом, во-первых, включил в текст также осуждение исламофобии - при том, что антисемитские выпады исходили от мусульманок! А во-вторых, даже в плане антисемитизма по большому счету ударил мимо: ведь они утверждали, что не против евреев, но осуждают Израиль!

Поэтому надо четко сказать: сегодня тот, кто любит евреев, но ненавидит Израиль, - антисемит. Ненависть к Израилю - это и есть современная форма антисемитизма. Или можно как угодно называть, главное - это сила, которая, если ее вовремя не остановить, может, не дай Б-г, привести к массовому уничтожению евреев, не важно, под какими лозунгами.

Ишмаэль - сила Эйсава, обращенная против него

Возможно, кто-то спросит: ведь здесь проявился не антиеврейский расизм белого человека - сила Эйсава - а наоборот, мусульманское обвинение самих евреев в расизме - сила Ишмаэля.

Да, но в этом вся суть Ишмаэля на данном этапе истории - уравновешивать Эйсава, представлять силу, противоположную ему, но равную, зеркальную. Поэтому все силы и идеи Эйсава, дойдя до крайности, переходят к Ишмаэлю и оборачиваются против самого Эйсава.

Раньше был расизм, направленный против цветных, - так теперь он же, но против белых. Раньше Эйсав выдвинул идею национализма - каждый народ должен иметь свою страну, гордиться ею - и бить «чужих» в ней представителей нацменьшинств, евреев. Теперь ее использовал уже Ишмаэль и связанный с ним «третий мир»: все колонии должны стать независимыми от Запада странами, включая арабские, - а западным людям («крестоносцам») и евреям (нет, «сионистам», «поселенцам») там жить нельзя, они чужие, будем их бить. Запад произвел ракеты и самолеты - так мы направим их ему же в лицо.

Вот и здесь сила Амалека, произойдя от Эйсава и доведя его цивилизацию до нацизма и Холокоста, теперь взята на вооружение Ишмаэлем и используется на прорыв рубежей в противоположном направлении - только все равно против евреев.

И остается только молиться Б-гу, чтобы стер эту силу Амалека.

Нет, я не призываю к убийству мусульманок-представительниц и вообще не желаю им смерти, они все-таки этого не заслужили. Да и это только придало бы им ореол «великомучеников», «героически погибших в борьбе за правду», злостно погубленных (напрямую или косвенно) «сионистами», которым эта «правда» мешала. Нет, я молю Б-га об устранении этой силы Амалека, которая глаголит их устами. В идеале, чтобы одумались и осознали свое заблуждение. На практике это, конечно, маловероятно. Но чтобы так или иначе эта сила была нейтрализована. Не знаю, скоро ли это случится, - исторический опыт, к сожалению, подсказывает, что зло может долго усиливаться, пока не наступит противоположная фаза.

Но молиться можно. Сотри, Б-же, силу Амалека, и не дай ей навредить нашему народу!

Теги: Политика, америка, Актуалия, антисемитизм, Амалек, Арабо-израильский конфликт