Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Меир Мучник

Открываем Тору везде

Все записи автора списком

Пурим - пьянящая еврейская весна

15 марта 2016, 22:29

Отложить Отложено

Времена года: физические и духовные.

В предыдущий раз мы задались вопросом, как именно надо больше «радоваться» с наступлением Адара. И привели пока что два объяснения: 1) надо стремиться к большему единству и радоваться дружбе и братству между евреями. 2) надо с бо́льшей радостью и энтузиазмом служить Б-гу и в целом стремиться к «ускорению». Оба процесса начинаются с наступлением Адара, а затем продолжаются на пути к Песаху и далее, к Шавуоту.

Но в обоих случаях оставались вопросы: почему именно в Адар надо напиваться? И неужели в Ав, когда надо «меньше радоваться», следует уменьшать степень единства и убавлять бодрость и энтузиазм в служении Б-гу?

А также есть ли у разных трактовок общий знаменатель, более обобщенная идея радости?

Известно, что весь физический мир отражает духовный, ибо «Б-г смотрел в Тору и творил мир». Вот и цикл природных времен года отражает цикл еврейского духовного года, с его этапами и праздниками. Как пишет Маарал (Гвурот А-Шем 46), разные этапы выращивания урожая соответствуют этапам развития человеческой души. 

Так, Песах должен быть весной, когда все «рождается» и расцветает. И сам Песах - тоже время «рождения» еврейского народа. 

Понятно также, что годовой цикл соответствует суточному, и весна - это «утро» года, время пробуждения от зимней спячки. 

А Суккот - осенний праздник, время сбора урожая, завершения цикла жизни после трудового «дня» и ухода на покой во всех смыслах.  

В этой связи Маарал отмечает, что не случайно почти все праздники Торы приходятся на месяцы Нисан (Песах) и Тишрей (Рош а-Шана, Йом Кипур, Суккот, Симхат Тора). А именно: эти месяцы всегда совпадают с весной и осенью, а в природе эти времена года представляют собой золотую середину. Дни не слишком короткие и не слишком длинные («равноденствие»), т. е. в целом не слишком темно и не слишком светло. И температура тоже не слишком холодная и не слишком жаркая (в Земле Израиля, предназначенной для жизни еврейского народа по Торе). Это равновесие и умеренность в физической природе отражает равновесие и умеренность человеческой души, что способствует сближению с Б-гом.

Тогда как зима и лето как в природном, так и в духовном цикле связаны с крайностями. Летом слишком жарко и световой день слишком длинный. И в духовном плане тоже лето, особенно вторая его половина - время великих грехов и разрушения Храма, отдаления от святости. А зимой слишком холодно и темно, и в самом темном месяце Тевете 3 дня подряд (от 8-го до 10-го) считаются «темными» и в духовном плане.

В других природных циклах тоже наблюдается подобное колебание температуры: ночью сравнительно холодно (даже летом), днем - относительно тепло (даже зимой). И в человеческой жизни тоже тело живого человека теплое, а мертвого - холодное.

Также тепло всегда ассоциируется с движением, а холод с остановкой: «заморозить» - значит остановить. Да и чисто физическое тепло - результат более интенсивного движения и колебания молекул.

Годовой цикл - синусоида физической и духовной температуры

В свете сказанного получается, что годовой цикл - как и параллельные ему циклы суток и жизни - это также цикл колебания температуры по определенному графику.

Начинается цикл весной - утром, молодостью. То есть изначально находимся в состоянии крайнего холода и тьмы, а теперь «включаем свет» и начинаем процесс «размораживания» и потепления. Так переходим к весеннему теплу и свету - на этом этапе умеренному - и в таком уравновешенном и приятном состоянии проводим Песах (Маарал пишет, что, хотя Шавуот позже, он связан с Песахом, и таким образом «коренится» в умеренном этапе цикла.) 

Продолжается цикл дальнейшим потеплением и переходом уже к более крайнему и жаркому лету, связанному с грехом и разрушением. Оттуда начинается обратный процесс: сначала жара спадает, и мы возвращаемся к более умеренному осеннему состоянию, в котором проводим месяц Элул и все праздники месяца Тишрей. Уже не так жарко, но еще не холодно (опять же, в Земле Израиля). Наконец, проведя все праздники и завершив цикл, уходим на зимний и ночной покой, выключаем свет и замораживаем деятельность до весны. 

И получается, что вовсе не каждый этап цикла - потепление, а только первая его половина. Вторая же - наоборот, путь от жары к холоду. 

Но ведь мы сказали, что тепло ассоциируется с бодростью и энтузиазмом в исполнении заповедей! Значит, чем радостнее и быстрее их исполняешь, тем лучше! Почему же на втором этапе надо убавить тепла?

А потому, что на каком-то этапе эти бодрость и энтузиазм уже приводят к другой крайности: отчаянно молясь, дурак разбивает себе лоб. И хорошо еще, если только себе - а то ведь может вместе с собой и пару нью-йоркских небоскребов... И тогда становится уже так жарко... что пора охладиться. А то будет разрушение, хурбан.

Хорошо это видно также на параллельном цикле жизни. Весна - это молодость, и изначальное весеннее потепление - это бурный рост молодого человека, свежие силы, энтузиазм и стремление преуспеть в жизни. Но хорошо ли оставаться вечно молодым? Во многом да. Но бывает также, что молодой человек слишком много о себе возомнит, а также сдуру наломает дров. «Если бы молодость знала...» И тогда оказывается хорошо, что «молодость - это болезнь, которая проходит со старостью». Хотя тогда уже может появиться чувство «если бы старость могла...» Да вот беда, если бы она по-прежнему могла, то не стала бы старостью, а оставалась бы незнающей молодостью... Научилась-то только на ошибках, набив себе шишек, когда слишком отчаянно молилась...

Ну и физическая температура тела так же: холод - это смерть, тепло - это жизнь. Но и здесь зависит от меры: если движемся от мороза к умеренному теплу, то хорошо, а если уже к точке кипения, и «у нас температура», то плохо. Слишком высокая температура тоже может привести к смерти и к холоду.

Поэтому только в начале цикла движение к святости праздников сопровождается потеплением. Во второй половине цикла оно связано с уже обратным процессом - спадом жары, надо позитивно «охладиться» и «сбить температуру» к более умеренному уровню, отдышаться и завершить работу. 

А затем перейти и дальше, к этапу зимней тьмы и холода. Но ведь тогда вообще все заморозится! Я так хочу, чтобы летоосень не кончалась, а она вопреки моей воле кончается и приходится мерзнуть и ждать весны! Почему?

А потому, что, как демонстрирует параллельный цикл суток, человек не может вечно бодрствовать и продолжать работать - ему нужно не только не перегреваться, но и отдыхать, и спать. От вечно продолжающегося дня он сойдет с ума и превратится в зомби. Хотя вечером тоже часто не хочется ложиться спать, и хочется, чтобы день не кончался. Но потом все-таки начинаешь чувствовать, что пора... Поэтому жизнь разбита на отдельные отрезки, практически «мини-жизни», каждая со своим началом и концом, между которыми человек «отключается», чтобы потом начать с новой свежестью и энтузиазмом. 

И в годовом цикле тоже после жаркого и интенсивного лета человек вместе с природой утомляется и нуждается в зимней спячке. Ну, человек не медведь, но и для него зима - время относительного замедления активности, что отражается и на более коротком световом дне. И в цикле выращивания урожая на полях зима действительно время «спячки» и накопления сил. Вот и в духовном плане тоже. 

Начало весны - радость и опьянение

Теперь, увидев общий план цикла, вернемся к Адару и попробуем понять особенность его радости.

Что происходит в природе?

Доселе была долгая зима. Световой день был стабильно коротким. Самым коротким был день зимнего солнцестояния, но этот пик не острый, а пологий, и за прошедшее с тех пор время длина дня существенным образом не увеличилась. И погода тоже оставалась такой же холодной.

Но в марте, на который приходится Адар (часто начинаясь уже в конце февраля), все резко меняется. Вдруг приходит ощущение, что световой день увеличивается значительным образом. Он минует грань, в пределах которой воспринимался как короткий, и приходит к дню весеннего равноденствия, где баланс между днем и ночью меняется в пользу дня. Эдакий световой прорыв. И погода тоже вдруг ощутимо теплеет.

Какие все это вызывает чувства?

Конечно, радости, отрады.

Свет и тепло всегда приятны, и потом их будет даже больше, но потом также и привыкнем, а сейчас по-особому наслаждаемся новому лучу света, новому веянию тепла. В этом особая радость весны.

Но она не просто радует. Она пьянит.

Что такое опьянение?

Чувство отсутствия границ. Пьяному море по колено. Все можно!!!

Такое чувство дает весна. Доселе стабильно короткий световой день вдруг становится дольше и дольше. Круто, теперь дольше сможем гулять! Уже давно привыкли к зимнему распорядку дня, но теперь вдруг можем гораздо больше успеть. И закутываться в теплую одежду давно привыкли - и вдруг можно снять все эти шубы и выйти налегке!

И реагировать на эту весну тоже хочется как-то по-особому, выходя за обычные рамки. Не просто ходить, а танцевать! Взмывая выше ели, не ведая преград!

Под музыку, разумеется, - больше музыки, все кувырком! 

Весна в жизни человека и общества

А этапы природного цикла, как сказано, указывает и на этапы цикла жизни человека. И тает лед, и сердце тает!

После относительной зимней «спячки» настало время пробуждения и возможности делать то, чего давно не делали и о чем уже и не мечтали.  Даже пень березкой снова стать мечтает. Если бы старость могла... - а ведь она еще может тряхнуть стариной! А более молодые тем более: они, может быть, устали после прошлогоднего цикла и отдыхали, но теперь время проснуться и почувствовать новый прилив молодости и энергии. Использовать способности, о которых забыли, а то и новые, о которых не подозревали.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Наконец-то ощущается возможность достичь то, что доселе было недоступно, и великий комбинатор в восторге танцует танго.

А мы отмечаем праздник, в который заново переживаем подобного рода событие в еврейской истории.

 

В истории и в общественной жизни тоже, как известно, есть понятие «весны». Что это означает?

То же самое: ситуация, в которой доселе невозможное становится - или, по крайней мере, начинает казаться - возможным. То есть резкое изменение курса истории, революционный порыв, который ломает устоявшиеся представления о норме и задает ощущение нового курса, нового времени, неограниченных возможностей, способностей сказку сделать былью. 

Хорошо это или плохо - другой вопрос. Зависит от того, кого именно и куда несет революционный порыв. Сторонники перемен при этом ощущают чувство отрады - и опьянения, что теперь все можно. Противники - шок и панический страх, как перед пьяным, у которого в руках руль автомобиля или автомат. Да уж, теперь он все, что угодно, может сделать, спасите! 

Даже если он в меньшинстве - ведь его несет, и у него выше «кинетическая энергия», он всех может... А его жертвы впадают в ужас, и их парализует. Потом он может протрезветь или куда-то врезаться, или другие, наконец, придут в себя и одолеют его. Но это потом...

За последний век таких ситуаций было много, и все они в той или иной мере хорошо иллюстрируют понятие весны. 

Один из недавних ярких примеров - «арабская весна». (Начавшаяся еще в конце декабря, но набравшая обороты в феврале-марте.) До нее арабским миром правили диктаторы, каждый из которых был у власти уже не одно десятилетие, его правление было стабильным и казалось незыблемым. И вдруг поднялись волнения, против которых обычные средства подавления не сработали, и эти диктаторы один за другим стали шататься и падать. Смотрите, тунисский пал, а за ним и йеменский, а там и Мубарак, и Кадафи!.. Все можно!!! Теперь и другие могут пасть - вон, шатаются один за другим, и даже те, кто еще не зашатался, такое впечатление, что вот-вот... В восторге и опьянении были сами молодые революционеры и Западные либералы, подумавшие, что это очередная волна всемирной демократизации. Более трезвые и прожженные жизненным опытом израильтяне и русские недоверчиво и опасливо поморщились. Им все это напомнило другую революцию. 

Тоже начавшуюся в конце февраля - начале марта. Тогда тоже сначала у многих были светлые весенние надежды на свободное демократическое общество. Нет ребята, вы не поняли, насколько мы пьяные. Да, можно из кухарок идти в вожди, из ничего стать всем. А можно и сделать ничем того, кто был всем. Можно распускать армию посередине мировой войны, солдатам можно избивать офицеров; вообще, всех «бывших» и «буржуев» можно грабить и убивать. И границ между государствами тоже для нас нет: устроим мировую революцию и «освободим» всех, до кого долетит наш паровоз. А остальной мир либо дивится этому чуду, подумывая, а не устроить ли и у нас такое, - либо трясется от страха от «красной угрозы».

Через 70 лет - опять пьянящая революционная волна, причем по обе стороны созданного к тому времени «железного занавеса». (Начался «процесс» с приходом к власти Горбачева в конце февраля - начале марта. Как и предыдущая «оттепель».) Занавес рухнул, вместе с воплощающей его Берлинской стеной. Смотрите, одна за другой страны Восточной Европы свергают свои советские режимы и бегут к нам, и СССР их не останавливает, напротив, упраздняет Варшавский договор, выводит войска из Европы! Нет, еще не все - уже сам СССР распался, да и выбросил все советское, хочет строить демократию! Это опьяняет! Особенно в свете того, что Запад (как всегда, плохо понимающий внутренние процессы в России) совершенно не ожидал всего этого, ему казалось, что «империя зла» незыблема и вечно будет представлять угрозу. А теперь вдруг все можно! Ну, тогда можно свергнуть диктаторские режимы и построить демократию везде, и сделать «свободным» весь мир. Не только Германию, Японию и Южную Корею, но и всю Восточную Европу, вплоть до Украины, и Афганистан, и Ирак, и Ливию, и... Только в последнее время наступает протрезвление. 

В это последнее время некоторые заговорили о «русской весне», когда (разумеется, в конце февраля и в марте) Россия шокировала Запад уже по-другому: взяла Крым, нарушив установившиеся на предыдущем этапе границы. Этого никто не ожидал - ведь «нормальные», «трезвые» правители, давно такого не делают. Значит, Путин «пьян», и теперь от него можно ожидать чего угодно: если Крым можно (да и Донбасс, кажется), то и Прибалтику, а то и Польшу, и Финляндию, и Швецию, и вообще всю Европу! На самом деле Крым не был таким уж «пьяным» шагом, в нем была своя прагматика, которая к Прибалтике неприменима, и в нее, тем более в остальную Европу, Путину лезть нет никакого смысла. Но они все при виде, как он пренебрег одной границей, запаниковали: пьяный за рулем и с автоматом, помогите! Он теперь не остановится, как Гитлер. 

Сравнения с Гитлером, конечно, несправедливы. Но в том, что касается опьянения и неудержимости, немцы в первую половину войны наверное действительно ощущали подобного рода пьянящую «весну». Есть такое понятие: раша ве-шаа месахекет ло - «время улыбается нечестивцу», то есть ему улыбается успех, везде везет, и все получается. Сколько веков Германия была слабой и раздробленной, потом не давали «места под солнцем», в Первой мировой войне долго маялись на обоих фронтах: ни Францию не удавалось подавить, ни Россию. Под конец завоевали было много в России, но нас обобрали в Версале. А теперь - смотрите, бьем всех, как главный герой какого-нибудь боевика! Францию за месяц заставили капитулировать, нестандартными ударами новых гениальных генералов Гудериана и Манштейна. Заняли Париж, водрузили свастику на Эйфелевой башне. И всех остальных тоже бьем, во все стороны, одного за другим. И Россию тоже - блицкриг, один «котел» за другим. Все можно! Это опьяняет. А других - совершенно справедливо - приводит в ужас. Даже Сталин на одном этапе запаниковал и на несколько дней впал в прострацию. Потом, правда, пришлось  немцам протрезветь, но это потом...

Еврейская весна

М-да, такая штука опьянение, с ним нужно поосторожнее, не все в марте ведут себя адекватно. Если опьяненные весной люди забывают, что они все-таки люди, и слишком подражают природе, то могут повести себя, как мартовские коты или мартовские зайцы.

Но на одном этапе истории евреям все-таки тоже дано было испытать в это время года свою, «еврейскую весну». Нет, они изначально никому не угрожали - угрожали им духовные предки Гитлера, полным уничтожением. Повсюду поступили указы об «окончательном решении еврейского вопроса», эсэсовцы в упоении точат ножи. Какая тут может быть надежда? 

Но тут вдруг все происходит вопреки ожидаемому. Находящийся на вершине власти Аман, собравшийся устроить казнь Мордехая, вдруг вынужден испытать перед ним одно унижение за другим, оказать ему те же почести, что планировал себе, и в конечном итоге повешен на том же дереве, что приготовил для Мордехая. Ве-наапох у - все перевернулось. 

Теперь повсюду разосланы письма с указаниями евреям защищаться и контратаковать. 

А что это, собственно, меняет? Разве иначе они бы не пытались защититься и спастись?

Нет, раньше попытки сопротивления имели бы примерно такой же смысл, как попытки сопротивления нацистам: безоружное меньшинство против вооруженных солдат и сопровождающих их толп погромщиков. А главное, евреи были бесправными - был издан указ, что их можно и нужно убивать. Это опьяняло врагов - теперь все можно! Грабить и убивать евреев - это не преступление, а право и обязанность! Ура, бей жидов! Как сказано, пьяный не только сам теряет чувство меры, но и на практике получает преимущество: он действует уверенно, в соответствии с теми возможностями и с тем простором, что видит перед собой. А его жертвы впадают в ужас, и их парализует. Тем более, что здесь беспредел не только в пьяном воображении антисемитов, но и на практике, на официальном уровне.

Но теперь разосланы новые письма, и оказалось, что, наоборот: это евреям все можно! Теперь им можно, не задумываясь, убивать всех врагов и даже грабить. Теперь они не ведают преград! Теперь их очередь пьянеть и повергать в панику врагов!

И ррразошелся, то есть расходился.

В первый день убили 500 нацистов! Лед тронулся! Завтра - еще 300! Командовать парадом будем мы!

Евреи идут!

Весна идет!

Еврейской весне - дорогу!

Весенняя энергия, любовь и смех

Такой была «еврейская весна», которую мы отмечаем в это время года. Конечно, убивать антисемитов нам не всегда дано. Но всегда дано ощутить духовную составляющую той весны. Ведь причины опасности были духовными. И «политической», спасительной весны мы удостоились лишь потому, что сумели принести весну в свою душу.

В чем была духовная опасность? Как мы пояснили, либо евреи «заснули» и слишком разленились в служении Б-гу, и им надо было «проснуться» и вновь засучить рукава. Либо евреи стали слишком разъединены, и им надо было восстановить единство и дружбу. И то, и другое - аспекты весны. 

Весна - это пробуждение от зимней «спячки» и обновление энергии; радость и даже опьянение молодой силой - мне все на свете по плечу! Раньше разленились в служении Б-гу, а теперь сумели обрести новый энтузиазм: вот сколько смогу Торы выучить, столько добра сделать! 

И единство тоже: чем теплее на природе, тем теплее на душе. Весна, как известно, время любви, которая тоже пьянит. Как говорится в «Песне Песней», которую читаем уже в Песах - продолжение весны, ки холат аава ани - «ибо я больна любовью». И не только любви между мужчиной и женщиной, но и любви между евреями и Б-гом (которая имеется в виду в «Песне Песней»), ну и всеобщей дружбы и любви к ближнему. От холода и колкостей к теплым объятиям. Для чего и посылаем Мишлоах Манот, и пируем вместе. Этого состояния тоже добились.

Поэтому и удостоились весеннего просветления - ла-йеудим айта ора - «евреям был свет».

А также - смех.

Что забавно? Неожиданный парадокс. Думали, что так, и вдруг, парадоксальным образом, по-другому!

Поэтому бывает и «черный юмор», «смех сквозь слезы», «было бы смешно, если бы не было так грустно». Как во многих вышеупомянутых случаях в истории. Но поводы для смеха, так или иначе, были - те же, что для опьянения. Доселе незыблемая ситуация вдруг повернулась по-другому, немыслимое вдруг случилось. 

И у евреев в Пурим тоже были самые светлые причины и для опьянения, и для смеха. Произошедший поворот событий был в высшей степени забавен: как антисемитские рожи вдруг поменяли выражение с пьяного восторга на жалкую панику.

Когда жать на газ, а когда на тормоза

Но, с другой стороны, вечно ли продолжать этот смех и опьянение силой и любовью?

Нет, здесь, как сказано, нужна мера. А то от вечных теплых объятий можно и устать. И тогда будет уже не врозь скучно, а вместе тесно. И, играя слишком долго молодой силой, тоже можно наломать дров, если вовремя не остановиться. Ну и смех, конечно, полезен только в меру, иначе это уже не здоровый юмор, а отталкивающее шутовство и идиотизм.

Поэтому уже на переходе от Пурима к Песаху надо слегка поменять настрой: единство и энтузиазм по-прежнему наращивать, но уже не в таком пьяном порыве, а более спокойно. Не будем душить друг друга в объятиях, а просто возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке. Не танцевать всем домом, качая люстрами, а просто интенсивно трудиться, выпекать мацу и быстро выходить из Египта. Ну и музыку, наверное, можно сменить с буйной танцевальной, на более спокойную, но «весеннюю». Например, маршевую, отражающую энергичный труд и отправление в поход: нам песня строить и жить помогает! Для более лиричных людей и любителей классики можно, например, Первый концерт Чайковского или Второй Рахманинова (Третий тоже гениален, но он уже «осенний», не сейчас.) Запрета на объятия и танцы еще нет, но и обязанности тоже.

Наконец, ко второй половине лета, к концу Тамуза и началу Ава, и в природе, и в людской жизни дело подходит к перегреву. Если все еще интенсивно трудитесь - охладитесь, иначе «перегорите». Если все еще пьете и пируете вместе - хватит! Но ведь так хорошо вместе пили! Я тебя уважаю! Нет ребята, если вовремя не остановитесь, то доуважаетесь уже до мордобоя - беспричинной ненависти. Если все еще танцуете, остановитесь, пока не разбили себе лоб. Сейчас надо выключить музыку и даже немного посидеть «наедине» (яшва бадад), и остынуть. А потом, осенью вернуться к равновесию во всем - простить все нанесенные сгоряча обиды в Йом Кипур и снова танцевать вместе в Суккот.

Но это будет потом, когда пойдет речь о перегреве. А пока что весна только начинается. Доселе мы были скованы морозом и спячкой, и сейчас надо проснуться и разогреться. На этом этапе очень не повредит немного горячительных напитков и музыки, и веселой компании, в которой порадуемся теплу и свету, и Торе, и кубку. И вспомним о времени, когда вдруг не потомки Эйсава, а мы порадовались также и счастливому клинку. 

Теги: Пурим, Праздники, Радость, Политика, Адар, Актуалия, Времена года, Еврейский Календарь